Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/11/concept/4


Мир: Семь размышлений в мае 2003 года

«Глобализация» рождает «Сопротивление». «Неополитики» побуждают «Политиков» идти в партизаны. В «партизаны холодной войны», как когда-то назвал их Ефим Островский. Один из них — знаменитый мыслитель и публицист субкоманданте Маркос размышляет об этом в своем новом (впервые публикуемом на русском языке) эссе, оценивающем состояние

ПОЛИТИКА

Неужели больше нет национальных целей, способных объединить полисы, нации, общества? Или не осталось политиков, способных провозгласить эти цели?

В недоверии к политике (хотя это уже нечто куда большее, чем просто недоверие) проявляется все больше элементов осуждения и ненависти. Рядовой гражданин все чаще начинает переходить от безразличия к суете политиков, к осуждению, принимающему все более «выразительные» формы. «Стадо» сопротивляется новой логике.

Вчера политик определял общую цель. Сегодня, пытаясь делать то же самое, он терпит поражение. Почему? Может быть, потому, что он добился собственной дискредитации? Или, точнее, проституировав цель, он в еще большей степени проституировал политику как вид деятельности.

Не способный воспринять реальность как точку отсчета, современный класс политиков создает себя из голограммы, размеры которой отвечают не масштабам его стремлений, а величине сегодняшнего календаря. Правитель деревни не отказался от желания править городом, провинцией, нацией, целым миром… Дело лишь в том, что его сегодняшний день решается в деревне… и придется ждать ближайших выборов, чтобы сделать следующий шаг.

Если прежде у национального государства была возможность «видеть дальше» и создавать условия, необходимые для того, чтобы капитал производился «ин крещендо» и получал помощь в преодолении своих периодических кризисов, то разрушение основ национального государства больше не позволяет ему справиться с этой задачей.

Общественный «корабль» терпит крушение, и проблема не только в нехватке подходящего капитана, но и в том, что кто-то украл штурвал и его нигде невозможно найти. Если деньги стали динамитом, «операторами» по снесению здания были политики. Разрушив фундамент национального государства, традиционный класс политиков разрушил и основу своего существования. Сегодня всемогущие политические атлеты, не веря своим глазам, глядят на недалекого торгаша, не имеющего ни малейшего понятия об искусстве управления государством, который даже не победил, а просто заменил их.

Традиционный класс политиков не способен восстановить основы национального государства. Как хищная птица, он довольствуется кормежкой за счет грабежа страны, и роется в грязи и крови, на которых строится империя денег. Пока он откармливается, бог денег ждет его за столом… в виде блюда.

Свобода рынка претерпела одну удивительную метаморфозу: человек теперь свободен выбирать, в какой торговый центр ему идти, но в любом магазине марки продуктов всегда будут одними и теми же. Старая сказка о свободе, проистекающей из тирании торговли, «свободы спроса и предложения», стала неактуальной.

Основы «западных демократий» подорваны. На их обломках проводятся кампании и выборы. Избирательная пиротехника вспыхивает так высоко, что не может осветить руин того, что когда-то называлось политической деятельностью.

Точно так же основа деятельности правительств — государственные соображения — уже никого не интересует, их место занято соображениями рыночными, определяющими сегодня политику. Зачем нанимать на работу политиков, если маркетологи понимают новую логику Власти гораздо лучше?

Политик, т. е. профессионал в вопросах государства, был заменен управляющим. В результате государственное видение дел, исходя из чисто рыночной логики, кажется полным безумием (управляющий — это лишь вчерашний приказчик, глубоко «убежденный», что успех фирмы — это его личный успех), и таким образом горизонты сужаются во всех измерениях.

Депутаты и сенаторы уже не создают законов. Эту задачу выполняет лобби, состоящее из помощников и советников.

Сироты и вдовцы — традиционные политики и их интеллектуалы — чешут шевелюры (у кого они остались) и пытаются придумать себе новые алиби, чтобы предложить их на рынке идей. Но напрасно — там нынче слишком много продавцов и не видно ни одного покупателя.

Обращение к традиционному классу политиков с предложением стать «союзниками» в борьбе сопротивления стало бы неплохим упражнением по… ностальгии. Обращение с тем же к неополитикам было бы симптомом шизофрении. Там, вверху, делать совершенно нечего, разве что можно создавать видимость, что, может быть, что-то возможно еще сделать.

Но есть люди, которые заняты тем, что сначала придумывают существование штурвала, а потом пытаются занять место за ним. Есть те, кто его ищет, уверенные, что он лежит брошенный где-то рядом. И еще есть те, кто делает из острова не убежище для самолюбования, а корабль, плывущий, чтобы встретиться с еще одним островом, и еще одним, и еще одним…

МАНИФЕСТЫ И МАНИФЕСТАЦИИ

Стартовыми военными событиями нового века не стали ни крушение башен-близнецов, ни бесславный и мало кому интересный спектакль с памятником Хусейну. XXI век начался глобальным «нет войне!», вернувшим человечеству его сущность и сообщившим ему единые цели. Никогда раньше в истории человечества такое мощное «нет!» не потрясало планету.

Начиная с интеллектуалов всех мастей и величин и заканчивая неграмотными жителями самых безвестных уголков земли, «нет!» превратилось в мост, объединивший общины, деревни, поселки, города, провинции, страны и континенты. В манифестах и манифестациях это «нет!» стремилось отстоять превосходство разума перед силой.

Хотя это «нет!» частично угасло с оккупацией Багдада, в его всё еще звучащем эхе больше надежды, чем бессилия. Тем не менее с тех пор многие переместились в пространстве теории и поменяли вопрос: «Что делать, чтобы остановить войну?» — на другой: «Где произойдет следующее вторжение?».

Есть люди, наивно считающие, что заявления правительства Соединенных Штатов об отсутствии у него намерений применять военную силу в отношении Кубы, говорят о том, что можно не опасаться североамериканской военной акции против карибского острова. Однако стремление североамериканского правительства вторгнуться на Кубу и оккупировать ее — реально. И это нечто большее, чем просто стремление. Сегодня это уже планы, с маршрутами, сроками, контингентами, этапами и целями, частичными и последовательными. Куба не просто территория, подлежащая завоеванию. Это вызов. Недопустимая вмятина на шикарном автомобиле неолиберальной современности.

А морские пехотинцы — жестянщики. Если эти планы осуществятся, станет очевидно, как сейчас в Ираке, что целью было не свержение господина Кастро Руса и даже не изменение политического режима. Причем вторжение и оккупация Кубы (или любой другой точки мировой географии) больше не нуждаются в прикрытии в виде заявлений интеллектуалов, «обеспокоенных» действиями национального государства (возможно, единственного, оставшегося таковым в Латинской Америке), направленными на усиление внутреннего контроля. <…> Этот террор не остановят выступления протеста, какими бы массовыми и продолжительными они ни были, даже внутри самих Соединенных Штатов.

Я хочу сказать: одного этого недостаточно.

Главный элемент борьбы заключен в готовности жертвы к сопротивлению, в гибкости ее ума, способного комбинировать различные формы сопротивления и еще в том, что может выглядеть достаточно «субъективным», — в воле людей, ставших жертвой. Таким образом, земли, оказавшиеся целью захвата (будь то Сирия, Куба, Иран, горы  юго-востока Мексики) должны превратиться в территорию сопротивления. И я имею в виду не количество окопов, оружия, засад и систем безопасности (которые, тем не менее, тоже нужны), а о готовности («духа», сказали бы некоторые) людей к сопротивлению.

СОПРОТИВЛЕНИЕ

Кризисы наступают раньше, чем приходит их осознание, но размышления о последствиях или выходах из этих кризисов превращаются в политические действия. Массовое пренебрежение классом политиков — это не отказ от занятия политикой, а лишь отказ от определенной формы делания политики.

Если сегодня на крайне ограниченном горизонте календаря Власти не виден никакой новый способ делания политики, то это совершенно не значит, что его не существует, что он не рождается в немногих (или многих) секторах различных человеческих обществ нынешнего мира.

Всегда и все сопротивления казались бесполезными не только накануне, но и во время самых глубоких ночей отчаяния. Но парадокс времени в том, что течет оно в нашу пользу. Если мы способны в это поверить.

Могут рухнуть многие идолы, но если поколения сохранят и укрепят свою решимость, победа сопротивления окажется возможной. У нее не будет конкретной даты и торжественных парадов, просто возможности аппарата, превращающего собственный механизм в проект нового порядка, в какой-то момент полностью истощатся.

Я не проповедую пустую надежду. Я лишь хочу, чтобы мы все вспомнили мировую историю, а в каждой из стран — историю национальную. Мы победим не потому, что это наша судьба, и не потому, что так написано в соответствующих повстанческих или революционных библиях, а потому, что мы работаем и боремся ради победы.

Для этого необходимо чуть-чуть уважения к другому, который со своей, другой стороны, сопротивляется тому же. И побольше скромности, чтобы помнить, что у этого другого нам всегда есть чему научиться. И мудрость, чтобы не копировать, а создавать собственные теорию и практику, в которых не будет высокомерия, которые смогут признать ограниченность наших собственных горизонтов, но будут содержать инструменты, необходимые для их расширения.

Задача не в укреплении сегодняшних идолов, а в том, чтобы работать ради мира, где идолы будут служить лишь для того, чтобы на них гадили птицы.

Мир, в котором поместится множество сопротивлений. Я говорю не об интернационал-сопротивлении, а о многоцветном знамени, музыке из множества разных мелодий. И если сегодня в ее звучании немало диссонансов, то только потому, что календарь тех, кто внизу, пока лишь начинает создание партитуры, где каждая нота найдет свое место, свой объем, и главное — свою связность с другими нотами. История далеко не закончилась. А в будущем — достойное, братское со-бытие разных человеческих существ станет возможно не в результате войн, направленных на подчинение другого, а благодаря этому «нет!», рожденному из стольких сердец, и как когдато, в давние времена — из общего дела, и вместе с ним — из жажды жизни… ради человечества, против неолиберализма.

Ссылки

1. Специальному корреспонденту журнала «Со-Общение» в Латинской Америке Олегу Ясинскому (oleg@netexpress.cl) — сердечное спасибо за то, что он сделал возможной публикацию этого эксклюзивного материала.  

Дата публикации: 11:01 | 02.12


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.