Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Гражданское общество / Концепт

Спланируем историю россии на 15 лет вперед?


Попробуйте предложить это партийцам. Вас не поймут

Александр Проханов
Писатель, главный редактор газеты «Завтра»
zavtra@zavtra.ru
Версия для печати
Послать по почте

Общество в России не то, о каком мечталось пятнадцать лет назад. Оно уродливое. Но оно функционирует. И вот еще что удивительно – в нашей стране покупают гуманитарные технологии. Несмотря на их высокую стоимость. Почему? Потому что с их помощью можно уничтожить реальный дискурс, стереть его. И разжечь новый вариант развития. Так считает писатель Александр Проханов.

ЗОНА БЕДСТВИЯ

— О роли гражданского общества в развитии России говорят давно. Считается, что и сделано уже немало. При этом тема гражданского общества оказалась как бы монополизирована либералами. Между тем люди консервативных взглядов на самом деле составляют изрядную часть российских гражданских активистов. Вы являетесь одним из лидеров этой группы. Поэтому важно знать ваше мнение о сегодняшнем состоянии гражданского общества в нашей стране и ваше видение его будущего.

— В эпоху перестройки многие интеллектуалы были одержимы иллюзией, что после краха однопартийной системы Россия вступит в эру гражданского общества. Но сегодня о нем упоминают всё реже и реже, как об утопии, почти не имеющей содержания.

В России нет того гражданского общества, о котором мечталось в перестройку. Оно иное. Уродливое. Но оно функционирует. У него есть резерв прочности. Думается, одна из скрепляющих сил — скрытый, интуитивный социально-психологический централизм титульной нации, благодаря которому Россия все еще не рассыпалась. Другая такая сила — глубоко укорененные в русских людях идея терпения и предприимчивость.

Эти силы поддерживают наше общество как нечто изуродованное, но целое.

— Однако, несомненно, эта целостность имеет много характеристик?..

— Американцы, чтобы назвать некий продукт молоком и внести его в реестр разрешенных к продаже изделий, оценивают его по, ну, скажем, тремстам параметрам. И если какой-то из них не соответствует нормам, то продукт — белый, красивый, вкусный — молоком признан не будет.

Социум же описывается биллиардами параметров. Я остановлюсь на двух важнейших.

Первый — состояние популяции: растет или падает численность населения. Второй — состояние территории, где живет общество: остается ли она целостной, или движется к распаду.

Сегодня в России продолжается стремительная убыль титульного этноса. Мы теряем от восьмисот тысяч до миллиона людей в год. Популяция вырождается. Что же касается территорий России, то они рыхлые, зыбкие, дряблые. Пример — Кавказ, скопище перекроенных, растрепанных советских автономий. То же — на стыке Сибири и Средней Азии. То же и с окружением: Белоруссией, Украиной, Прибалтикой… В территориальном смысле Россия погружена в желеобразный плазмодий…

Итак, судя по двум главным показателям, ситуация трагична. И этот трагизм подразумевает обреченность гражданского общества, которому реформы не оставили потенциала для развития. Экономика — разрушена. Ценности — размыты. Психологическое состояние народа — крайне депрессивно.

Ресурсов для осуществления рывка не осталось. Для гигантских строек Сталин использовал дешевую рабочую силу. Сегодня в России нет ни того, ни другого. Ожидание инвестиций затягивается. Скорее всего, их не будет. Попытка Владимира Путина, извлечь ресурс из олигархических структур представляется малоэффективной, ибо таких структур не хватит…

Да, я объездил империю Ходорковского — гигантские сибирские города. Северные шедевры, точки роста, центры развития с прекрасной архитектурой и инфраструктурой, по сути своей остатки советской сверхдержавной цивилизации. Но таких зон мало. И живут они в окружении колоссальных полумертвых пространств. Если откачать из них избыточную прибыль (которая, очевидно, есть), начнется быстрая деградация, разорение. Ведь то, что называют избыточной прибылью, это необходимые ресурсы, позволяющие поддерживать баланс между зонами надежды и пустыней.

Если эти анклавы погибнут, у гражданского общества просто не будет будущего.

ИЗБАВИТЕЛИ. КТО ОНИ?

— Итак, по вашему мнению, экономический потенциал страны исчерпан. Как и творческая мощь ее общества. Однако ряд экспертов сохраняет трезвый оптимизм. Они утверждают, что ресурсы есть, а новые интеллектуалы и профессионалы, вооруженные инновационной энергией и современными технологиями, преодолеют разрушительные тенденции. Конечно, если будут востребованы.

— Кто они — эти интеллектуалы? Где их потенциал? И если он есть, кто его востребует?

Что для обывателя высшая власть? Например, кремлевская власть — это Борис Ельцин. Мы видели, в какой степени Ельцин был правительством. Каким влиянием обладал в государстве. Как правил страной. Разваленной взял — разваленную и отдал.

До него был Горбачев, блестяще разрушивший СССР.

А после пришел Путин, так и не привнесший в этот процесс ни крупных проектов, ни больших планов. Он занимается рефлекторным правлением — реагирует на катастрофы. Вы когда-нибудь слышали, чтобы его чиновники предлагали проекты, способные сделать более продуктивным законодательный процесс или сотворить российское экономическое чудо? Нет. Проценты роста, о которых нынче много шума, — результат нефтяной возгонки. Где интеллектуалы, способные предложить Большой План Путина? Где они?

В Советском Союзе они были. Но за время реформ вышли из игры. Что же до младореформаторов: Егора Гайдара, Бориса Немцова, Анатолия Чубайса и других, то они не поразили мир практическими результатами, хотя и поразили его своей энергией. Это отважные, удалые, очень энергоемкие люди. Но все, что им удалось, — на какой-то срок добиться власти ценой страшного…

Кто еще остался — партийцы? В партиях нет людей, предлагающих реванш. У либералов есть ораторы. У коммунистов — организаторы. Политики, но не люди прорыва. Где они — интеллектуалы? В авиастроении? Оно рухнуло. В академии? Смешно.

Хотя, быть может, существуют многообещающие области, лежащие за пределами моего видения… Хорошо, если так.

— Вы утверждаете, что пассионариев в России нет. Я правильно вас понимаю?

— Пассионарии в России есть. Это бандиты. Яркий слой. Бравые парни. Сословие! Уникальный орден! Квинтэссенция генофонда! Спортсмены. Сильные духом. Умеющие рисковать.

Они добиваются всего, что им нужно. Их присутствие в жизни России, с одной стороны, стелет кровавый след, а с другой — рождает уважение и восхищение. Они нарушили все правила игры и идут своим путем. Завоевывают состояния и легализуют их. А после осторожно, неуклонно и часто успешно — идут во власть.

Многие города окрашены бандитской русской властью. Кое-где эти люди правят сами. Кое-куда — делегируют своих. И здесь, как ни странно, я вижу путь. Уродливый, страшный, кромешный, но путь. Если не развития, то жизни. А вы говорите — интеллектуалы…

— Но именно современные интеллектуалы и профессионалы стали мотором вполне легального — большого — российского бизнеса. Того, что называют олигархическим. Кстати, он остается одной из питательных сред гражданского общества.

— Верно, в империи ЮКОСа, где многое меня поразило, перевернуло сознание! Это не просто компания. Это геополитическая структура, завязанная, с одной стороны на недра, а с другой — на территории. Потому что под ними — нефть, а по ним идут нефтепроводы, шоссе и железные дороги. По ним плывут танкеры. ЮКОС — страна. Контролирующая земли, реки, климатические зоны и границы, к которым стремятся нефтепроводы. ЮКОС прорвался в Китай. ЮКОС рвался в Мурманск, чтобы превратить его в русский Кувейт, создав альтернативу подконтрольному американцам Ближнему Востоку. Он скупил нефтеперерабатывающую промышленность Литвы. Поставил под контроль ее бензиновый бизнес. А это уже международная политика…

И население этой страны не хлам человеческий, а люди с рублем. Те, кто помнит проекты Салманова, помнят топи, помнят, как на песчаных подушках росли вышки и города. Огромный, почти космический проект! И у этих людей, в частности, у Михаила Ходорковского, есть представление не только о способах зарабатывать большие деньги, не только об экономике, которую, подхватив рухнувшую советскую инфраструктуру, они заново создали, упрочили и приумножили.

У них есть еще и представление о характере общества, общественные амбиции. Они мечтают о преодолении авторитаристских предпосылок, о цивилизованной парламентской практике, отражающей полифонию русской жизни — обилие регионов, народов, языков, культур, укладов. Они полагают, что все это может быть отражено на дисплее парламентской республики. И я с ними согласен.

Но их попытка овладения парламентом через финансовое и организационное присутствие в политических партиях оказалась слишком опрометчивой.

Работая объективно на сохранение и позитивную трансформацию социума, они еще не овладели ее технологиями и моделями. Эти технологии еще не в полной мере опробованы на политических и экономических стендах и социальных полигонах. Не вброшены в общество.

ПОЛИГОНЫ

— Но что же это, по-вашему, такое — общество, куда могут быть вброшены эти модели? Политические партии? Толща народная? Оппозиция? Кто?

— Толще народной наплевать, как пройдут выборы. Там знают: власть будет править по своим методикам. С помощью генпрокуратуры, ФСБ, компроматов… А партии — управляемы. За всеми партиями так или иначе стоит Кремль.

Если же говорить об оппозиции, то в условиях манипулятивной игры ей место не в различных ЦК и фракциях, а в подпольях, на чердаках, в катакомбах. Такая позиция постепенно взращивается в России: «лимоновцы» — с одной стороны, «скинхеды» — с другой. В среде ядовитой, экспрессивной молодежи идут очень интересные процессы — заваривается гремучая смесь из троцкизма, фашизма, ваххабизма, нигилизма и «новой левой».

Да, это маргиналы. И слава Богу. Значит, к ним еще не забрались глубоко разведка, деньги и искушение вписаться в систему.

— Газета «Завтра» представляет интересы КПРФ. Однако, как известно, партия никогда не предлагала вам войти в число своих кандидатов на выборах в Думу…

— «Завтра» представляет интересы КПРФ в той же степени, что и интересы «скинхедов», которых называют «фашистами». Мы — патриотическая газета широкого спектра. На одном фланге у нас — «коричневые», на другом — «огненно-красные». Но из всех оппозиционных организаций компартия — самая сильная, эффектная, яркая.

Что же касается Думы — как это, мне не предлагали? Я был у истоков всех политических образований! Я создавал множество организаций! Просто у меня другие интересы, другие инстинкты. Я — писатель, художник, я очень много времени уделяю творчеству, а это не шутка. Да и газета — огромный труд. Я не хочу постоянно находиться в публичной политике. Ну а в последнее время быть депутатом — неприлично. Я бы не хотел бы работать акробатом в цирке-шапито. Я предпочел бы быть в окопах. Воин — это достойно.

ГУМАНИТАРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ — ЭТО ГРАНДИОЗНО!

— Сегодня на поле боя главная роль принадлежит не воинам-окопникам, а людям, владеющим гуманитарными технологиями. Как вы относитесь к профессионалам, организующим процесс — в широком смысле — управления выбором?

— Все профессионалы, в том числе и манипуляторы общественным сознанием, вызывают у меня уважение и восхищение. Другое дело, если объектом манипуляции оказываюсь я. Это раздражает! И если я ничего не могу с этим поделать, то испытываю негодование по поводу манипуляторов и презрение к себе самому.

Как бы то ни было, как вы их называете — гуманитарные технологии — это грандиозно. И технологии политические грандиозны в не меньшей степени! Есть технологии взращивания пшеницы, космические технологии, технологии создания проектов, подобных проекту «Манхэттен», или советского ядерного оружия… Они колоссальны! Но политические технологии еще значительнее, огромнее. Конечно, микротехнология избрания мэра в Вышнем Волочке и макротехнология приведения к власти Путина, со сменами премьеров, второй чеченской войной, созданием партии «Единство», блистательными эскападами Доренко — совсем другое. Но в любом случае — это грандиозно.

Это воспринимается мной как проектирование самой истории. На это способны сильные общества. Что значит — проектировать историю? Это значит — прервать изнурительную игру стихийных сил. Планировать события. А через темпы их реализации планировать время! Может быть, это и есть вершина, к которой стремится человечество.

Любопытно, что у нас есть спрос на эти дорогие и хрупкие, современные, поистине высокие технологии, включающие в себя привлечение мастеров, создание информационных каналов, переформатирование сознания элит. Порой — взрывы башен. Утром — взрыв, вечером — оккупация некой страны. Чем больше масштабы задач, тем они дороже. Но их покупают.

Но — не партии. Скажите любому видному партийцу: «Давай спланируем российскую историю на ближайшие пятнадцать лет», он замашет руками, не понимая, о чем речь.

Функционерам сложно понять, что эти технологии нужны не для отбивания нападок противников или обеспечения победы над ними. С их помощью можно уничтожить реальный дискурс, стереть его. И разжечь новый вариант развития.

Они могут переустроить мир в целом. Историю в целом. А остальное — скромные производные.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Гражданское общество
Концепт
Граждане, давайте решать вопросы
Дмитрий Петров
Новое дело
Петр Щедровицкий
Спланируем историю россии на 15 лет вперед?
Александр Проханов
Общее благо и деловые люди
Андрей Нещадин
Мир: Семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос
Выбор вольного роста
Нина Беляева
Правильно ли развивается то, чего еще нет?
Мария Слободская
Фабрика доверия
Александр Карасёв
Практика
Оцифрованное государство и новая экономика
Владимир Княгинин
ФРГ: Волонтерство и активное государство
Сюзанна Ланг
Кто спасет Британию?
Алан Фримен
Cильное гражданское общество — эффективная власть
Олег Казаков
Факт или фарс?
Елена Тополева
Презерватив как социальная технология
Евгения Алексеева
Марш маргиналов
Сообщения
Cо-Общения
Оперативный простор
Пыльная паутина политического погреба
Стратегический подход к информационным войнам
Андрей Мамонтов
Несостоявшаяся революция
Елена Анастасиева, Ирина Гаврюшкина
Cлед сапога на лице
Эдуард Михневский
Злая книжка для умных девочек
Дмитрий Петров
Обучение на чужом опыте
Катерина Медведева


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.