Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/10/practice/0


Небезопасные спецслужбы

В разных государствах спецслужбы выполняют одни и те же функции. В демократических странах, где народовластие не пустой звук, спецслужбы занимаются охраной действующей Конституции и устраняют угрозы обществу. В тоталитарных — борьбой с политическими противниками существующего режима, клана, семьи, царствующего дома и так далее. К сожалению, российские спецслужбы пока тяготеют ко второму типу. Так считает бывший сотрудник ФСБ Валерий Ширяев.

ОПРЕДЕЛЯЕМ УГРОЗЫ

Любая деятельность спецслужб начинается с целеполагания. Они никогда не создаются просто так. Обязательно должна быть названа главная угроза или ряд угроз. В демократических государствах их определение происходит по гласной процедуре, которая находится под контролем общества. В ней обязательно принимает участие специальная парламентская комиссия. В тоталитарных же государствах угрозы обозначаются правящим режимом: либо непосредственно его членами, либо высшими чиновниками этого режима. Отсюда вытекает главное различие между спецслужбами в тоталитарных и демократических государствах . распределение их бюджета. Все угрозы американскому обществу, с которыми должны бороться спецслужбы, можно найти на сайте Конгресса США. Год от года меняется их очередность и номенклатура. До событий 11 сентября на протяжении последних лет главными угрозами считались:

1) угроза генетическому фонду нации в лице расширяющегося наркотрафика и незаконного оборота наркотических веществ;

2) «беловоротничковая» преступность . термин, который упрощенно можно понимать как коррупцию в высших эшелонах власти;

3) «синеворотничковая» преступность . экономическая преступность на уровне среднего управленческого звена.

Комиссия Конгресса США в содружестве с мощными независимыми исследовательскими учреждениями и правительством ранжирует угрозы, руководствуясь специально разработанными методиками, в основе которых лежит критерий ущерба, выраженного в долларах США. Борьба со шпионажем иностранных разведок находится в конце первой десятки. Таков реальный ущерб, который, по мнению законодателей и высших иерархов ЦРУ и ФБР, наносит иностранный шпионаж американской экономике! В общем, приоритет угроз адекватно отражает те вещи, которых общество в буквальном смысле боится. В зависимости от опасности идет распределение бюджетных средств. Например, если на повестке дня стоит борьба с наркотиками, то на нее из 120 млрд долларов, выделяемых на обеспечение безопасности, идет 37 млрд долларов. Далее каждая спецслужба получает из бюджета свой «кусок» на борьбу с наркотиками. Если они захотят потратить на это направление больше средств, забрав из другой части бюджета, для этого предусмотрена отдельная процедура. В России распределение бюджетных средств спецслужбам осуществляется чисто по-советски. Парламент, выделяя деньги спецслужбам, голосует вслепую. Никто не знает, на что они потом тратятся. Распределение средств внутри сообщества происходит по остаточному принципу. Основные статьи расходов: зарплата, пайковые, премиальные, командировочные, по подразделениям. В 1999 году в подразделениях наружного наблюдения от недостатка средств было даже развернуто соцсоревнование по экономии горюче-смазочных материалов. Кто больше сэкономил, тот получил премию. В принципе, деньги могут перетекать куда угодно. Захотели генералы . построили дом для своих детей в престижном районе или обеспечили себя по полной программе автопарком. В то же время в каком-нибудь управлении на Северном Кавказе может катастрофически не хватать машин. В западных же странах расходы спецслужб находятся под контролем парламента. В каждом парламенте есть специальные комиссии, перед которыми спецслужбы обязаны отчитываться. Эти комиссии формируются из особо проверенных политиков, которым можно доверить любые top secret. Из них ничего не вытянешь. В России таких людей пока совсем немного. Несколько лет назад в Германии произошел уникальный случай. Начальник одной из немецких спецслужб не до конца информировал членов комиссии по спецслужбам о своих тратах. Они потребовали более подробного отчета, а он отказался. В итоге у этого начальника были большие проблемы с бюджетом на следующий год, пока он не отчитался до конца.

НЕ ТЕ ЦЕЛИ

Современные спецслужбы России до сих пор не заточены под те цели и задачи, которые ставит перед ними Президент России. Формально он все время говорит о демократизации и борьбе с терроризмом. На самом деле спецслужбы не готовы к выполнению таких задач. Даже несмотря на то что был создан отдельный мощный главк по борьбе с терроризмом. Самым крупным сегментом в системе безопасности России по-прежнему остается контрразведка. Среди угроз иностранный шпионаж до сих пор находится на первом месте. Возникает вопрос: «Когда большая часть промышленности уже перешла в частные руки и проблема защиты коммерческих секретов . задача служб безопасности корпораций, неужели иностранный шпионаж наносит действительно такой дикий ущерб государству, что самые большие средства бросаются на него? Что опаснее для народа: распространение наркотиков или мифический шпион»? Согласно только официальной статистике, в России 2,5 млн. наркоманов. В отдельных российских городах ситуация просто катастрофическая. Попробуйте рассказать о борьбе со шпионажем родителям в городе ДзержинскЕ Нижегородской области, где столько молодежи посажено на иглу! На мой взгляд, доминирование контрразведки . это следствие инерции мышления генералов, которые не смогли отказаться от тех канонов структуры советской организации, в которых они выросли. Страна изменилась, а в ней по-прежнему существует крепко сбитый корпоративный остров Советского Союза в лице российских спецслужб.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫСК

Реформирование спецслужб Борисом Ельциным привело к катастрофическим последствиям. К моменту его ухода значительная часть высшего командного состава была приватизирована разными политическими и экономическими кланами. Свои люди были у Березовского, металлургов, нефтяников. Оперативные возможности спецслужб стали использоваться в узкокорыстных интересах. С приходом Путина к власти они перешли в руки питерского клана. Одна из главных функций спецслужб последние четыре года . борьба с противниками существующего режима. Она ведется с теми, кто потенциально года через три-четыре может составить конкуренцию. В первую очередь это касается тех людей, которые не принесли присягу на верность. Не секрет, что наружное наблюдение ведется за главными редакторами газет и телевидения. Прослушиваются депутаты. Все эти действия незаконны. Они совершенно не входят в компетенцию спецслужб. В результате спецслужбы работают против части собственного народа. Они не выполняют те задачи, которые они должны выполнять в нормальном демократическом обществе. В каждом регионе России существует управление ФСБ. Чем же занимаются люди, которые там работают? Если в этих областях есть воинские части или какие-то важные для государства научные институты, то там в обязательном порядке есть своя контрразведка. Больше им по большому счету делать нечего. А какую, собственно, задачу решают эти люди? Традиционный ответ : занимаются борьбой с коррупцией. Только в данном случае под ней понимается сбор компрометирующей информации на действующих политиков, коммерсантов и журналистов. Допустим, возникает какой-нибудь экономический конфликт в Челябинской области. Первому в таких случаях звонят начальнику УФСБ по Челябинской области: «Старик, у тебя кто на этом заводе? Срочно нужна информация!» А у него уже все давно собрано. Сбор такого рода данных по экономическим преступлениям не входит в ведение ФСБ. Эту работу должны выполнять местная милиция и прокуратура. В работе сотрудников спецслужб есть один очень важный момент. Она обязательно, хотя бы внешне, должна соответствовать действующему закону и подзаконным актам. Даже если государство тоталитарное, сотрудники спецслужб должны знать, что они действуют в рамках cyществующей правовой системы. Нарком юстиции Крыленко в 1934 году санкционировал расстрел детей за так называемые колоски начиная с 14 лет. В ряде случаев смертная казнь применялась и к беременным женщинам. Все это было разрешено внутренними приказами. Но сегодня, осуществляя прослушивание, наружное наблюдение за политическими деятелями или сбор компромата, спецслужбы действуют в неправовом поле. Единственный сегмент, который чувствует себя идеологически спокойно внутри спецслужб, . это все подразделения по борьбе с терроризмом. Его сотрудники действительно занимаются важным делом. Большая же часть остальных толком сказать не может, ради чего они служат.

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЖИЛИЩА

В практике спецслужб есть такая вещь, как негласный обыск. Он подразумевает вторжение в жилище в отсутствие хозяина. Зачастую это необходимо в деятельности спецслужб. Однако в то же самое время негласный обыск . это нарушение фундаментальных прав человека . неприкосновенности жилища и частной собственности. Лиха беда начало. Сегодня мы позволим себе вторгнуться с негласным обыском к уголовному авторитету или террористу, а завтра придем на квартиру к Явлинскому или Зюганову. В демократических странах негласный обыск запрещен. Однако потребность в этом эффективном средстве сохраняется и там. Когда без негласного обыска невозможно предупредить совершение преступления, начальник подразделения говорит кому-нибудь из своих ребят: «Старик, нужно сделать так-то и так-то, в случае чего ответственность на тебе…» Люди действуют на свой страх и риск и заранее готовы слететь с должности. В России же негласный обыск внесен в перечень оперативных мероприятий в законе об оперативно-розыскной деятельности. На его основании спецслужбы имеют официальное право тайно побывать в вашем доме. Однако что помешает им подбросить вам наркотики? Мы же знаем нравы российских спецслужб. Таким образом, работа спецслужб . это выбор между нарушением прав человека и еще большим нарушением прав человека. Предотвращая планируемое убийство или теракт, они нарушают права человека, прослушивая телефон и вскрывая письма злоумышленника. Но это нарушение оправдано.

РЕФОРМА СПЕЦСЛУЖБ

Ни одна структура не может сама себя реформировать. Это закон управления. Если вы хотите понять, что у вас не так в бухгалтерии, вы нанимаете аудитора. Это верно и в отношении спецслужб, и в отношении армии. На новой военной реформе можно поставить крест, так как ее проводит само Министерство обороны. Министр Дмитрий Милютин, автор самой лучшей военной реформы в России, не был чистым военным в момент ее разработки. Его реформа дала потрясающие результаты. Русская армия, как нож сквозь масло, прошла до Стамбула. И это сделала армия, которая за 20 лет до того была разгромлена в Крыму. Реформировать спецслужбы должен гражданский чиновник, управленец. Владимир Путин, как и Борис Ельцин, не чурается использования спецслужб в качестве политического инструмента. Если российские спецслужбы будут допускать такую практику, они никогда не выйдут на уровень работы спецслужб в демократических государствах. В мире существует много стран, где спецслужбы решают политические задачи. К ним можно отнести Парагвай, Индонезию, Филиппины, Нигерию. Свободный рынок в этих государствах находится под патронажем властвующего клана. По расчетам исследователей, в среднем такой режим может жить 25.30 лет. Ему на смену рано или поздно придет более демократический строй. В мировой практике есть удачные прецеденты реформирования спецслужб, которые имели место в Польше, Чехии, Литве. Эти страны совсем недавно были что называется, в одной корзине с нами. Если же вы сейчас посмотрите, как формируется бюджет спецслужб в польском или литовском сейме, то поймете, что России до этого еще расти и расти.

О МЕНТАЛИТЕТЕ

Еще одна большая проблема . состояние умов. Люди склонны верить в простые силовые решения. Сплошь и рядом считается, что если сегодня кому-нибудь дадут по морде, то уже завтра жизнь наладиться. Объяснять народу, что работа спецслужб . это длительная, нудная, тяжелая работа по созданию агентурной сети, изобличению преступников, сбору улик, бесполезно. Ему это неинтересно. Работа спецслужб в России ассоциируется с простым ударным механизмом . дубиной. Провели налет на офис богатого человека . наши ребята! Или в Чечне провели спецоперацию, вот это спецслужбы! Тайная рутинная деятельность не выгодна с точки зрения PR. Народ ждет именно простых силовых решений. Он абсолютно не против того, чтобы спецслужбы использовать как политический инструмент. Подавляющее большинство . «за». Я думаю, что настоящих изменений в работе спецслужб не произойдет до тех пор, пока не изменятся сами граждане нашей страны.

Дата публикации: 12:32 | 11.02


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.