Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





Интернет магазин беспроводных домофонов.



soob.ru / Архив журналов / 2003 / Безопасность / Оперативный простор

Punkop'ы. 11-й путь Роccии


Сколько путей на этом вокзале? Сколько дорог в этой стране?

Дмитрий Пименов
Писатель, журналист
redkhmer@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

«Перед нами модернистская поэма. В том смысле, что, как утверждает Автор (и не только он): модернизм – это альтернатива постмодернизму. Художественный сумбур в тексте не случайность, а следствие активного творческого поиска Автора – Дмитрия Пименова (Союз революционных писателей), Консультанта – Алекса Керви (издательство «Tough-press») и Главного героя – Алексея В. (московский ОМОН). Отчего же поэма? А оттого, что скучно уже о них в прозе…

РЕАЛЬНЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КЛАСС

Можно подумать (и многие так делают), что наша безопасность — это такая же электронно-надежная-ненадежная штука, как домофон в подъезде. Те, кто так считает, находятся в безопасности до поры до времени, предназначенного фортуной-лотереей. Кто-то, кто чуть поумнее и для кого безопасность — необходимая составляющая бизнеса, в своих мировоззренческих установках идет дальше и полагает, что безопасность — это чья-то работа и в ту, и в другую сторону (безопасность/опасность); чей-то профессионализм/непрофессионализм, определяемый врожденными талантами плюс уровнем подготовки и оплаты услуг. Самые что называется умные доходят до факта зависимости уровня безопасности в том числе и от психологии профессионалов, ее обеспечивающих. Но все эти категории потребителей безопасности (а главным потребителем является целиком и полностью все человеческое сообщество) все ж таки не доходят до самой сути. Но это делают они – Punkop’ы, вставшие на 11-й путь России. Они убеждены и утверждают: безопасность (опять же и в ту, и в другую сторону) – это новая субкультура XXI века! И возможно – веков последующих. Но Punkop’ы – это проект. Они не могут не быть проектом одновременно и литературным, и социальным. Так что же такое Punkop’ы и кто они такие? Ответ на первую часть вопроса (что?) содержится в названии этой главы. А вот кто они – об этом дальше…

ПЕРВЫЙ PUNKOP

Герой (Алексей В.) наблюдал за Автором (Дмитрием Пименовым) с детства. Мы учились в одной школе. Я был старше, потому-то и «панком по жизни» стал раньше. В безымянном подмосковном поселке, где мы росли, «неформальность» даже в мелочах привлекала внимание, но маленький Леша и не думал, что когда-нибудь подружится с таким придурком, как я. Тем более что жизнь разводила нас в стороны прямо-таки по розе ветров. Леша – моряк ВМФ РФ – после службы возвращается в новую реальность, которую держат «домашняя мафия», новая культура, панки и рэпперы. Это компания Алексея: модные нонпрофитные парни, все – после армии и выбирающие, с кого делать жизнь. А также спортсмены (сам Леха уж и не помнит, сколько лет занимается карате). Ну а дальше происходит вполне естественный по сюжету и «по жизни» конфликт с местными гангстерами. Отнюдь не в духе сериала «Бригада», компания несколько раз лупившая местных бандюков и в ответку битая сильно превосходящими силами мафии, получает предложение: «Вам после армии делать нечего, у вас кулаки чешутся, так идите к нам – рынки держать». Все задумываются-отказываются, и Алексей сваливает на дальние моря коком. А вернувшись, застает всю свою панк-компанию в ментах. То есть реально – в погонах. После этого (продержавшись дольше всех) вступает в московский ОМОН. С автором, как уже упоминалось, Алексей дружит давно. И вот этой весной сидим мы, пьем на газоне, а Алексей и говорит: «Лучшие панки – это менты».

И убивает меня этой фразой. Потому что в моем романе «ВЕЛО» («ультра.культура» ноябрь 2003) есть глава «Все панки — менты». Так рождаются «Punkop’ы». А «Все панки — менты» – это из старого (1987 год) и, боюсь, забытого первого рокфильма «Взломщик». Там играют себя Константин Кинчев, Олег Гаркуша и многие прочие. Так вот, там некий нехороший персонаж неизвестно откуда появляется, шантажирует главного героя, заявляет «я, мол, больше не рокер», приводит брата героя к трагедии, а в финале этот самый подонок тренирует байкеров, и хороший Костя Кинчев приходит бить его, а тот – в мотошлеме… Кулаки положительного героя стучат по пластику на голове отрицательного. Тутто меня и осенило: я понял, что этот плохой панк – мент. Мент, внедренный в питерскую контркультуру! Так был (возможно) разгадан тайный проект спецслужб «Все панки — менты» (о котором я и написал главу в романе «ВЕЛО»). Тут естественно вспомнить финал культовой книги (Энтони Берджесс) и фильма (Стэнли Кубрик) панк-движения «Заводной апельсин», когда выясняется, что два негативнейших парня из шайки, где некогда верховодил главный герой Алекс, становятся полицейскими. Ныне защитники и охранники закона и порядка, они разделались со ставшим также социальноприемлемым своим бывшим лидером так, что мало ему не показалось. Сейчас, в начале XXI века, все иначе. Сегодня идти в punkоp’ы – для беспредельщика самый позитивный путь реализации его бунтарского экзистанса. Еще более круто сравнить «Punkop’ов» с «Ментами» – бессмертным сериалом по книгам майора милиции в отставке Андрея Кивинова. Сравнение очень простое: «Punkop’ы» — живые, а «Менты» – формалиновые. Но что тут самое-то важное? А то, что Леха-то В. — он же не один! Развернуто и по порядку: нынче punkop’ ы – это молодежная (в широком смысле, то есть – до 40 лет) субкультура, состоящая из юношей и девушек (соответственно годам – мужчин и женщин), волею судьбы заброшенных в органы внутренних дел. Название, как уже понятно, образованно из нарочито полуграмотно склеенных слов «punk» и «cop». Этимология-эпистемология — обыкновеннейшая: копы значит «Менты» по-российски — это все мы уже лет двадцать слышим-читаем в западных первоисточниках; а punk — это... без многоточия не обойдешься, объясняя, что значит punk в жизни наших (1964 и далее годов рождения) поколений. То, что называлось «панком» в СССР, присвоило себе практически все радикальные и экстремальные черты всех западных молодежных субкультур всего XX века. От битломании, хард-рока и радикального хиппизма, через хэви-металл – и аж, до самого рэйварэпа-хауса. О, как! Таков до предела урезанный список слов-символов, составляющих советско-российское понятие «панк». Выражение же «панк по жизни» с начала 80-х годов прошлого века непременно обозначало фрондера и экстремиста на всем пространстве Советского Союза. Раскрутка же и разворачивание темы «Панк» в СССР и последующих реальностях произойдет далее. А сперва – скромное отступление.

ОТСТУПЛЕНИЕ НА 11-Й ПУТЬ

Страна заполнена (не считая многочисленных обычных преступников) террористами, моссадом и киберблатняками. Все они плавают в формалиновых массах населения, проживающего, кстати, в стране, мыкающейся в поисках пути. А punkop’ы – это выход, решение исторической задачи-загадки, то есть люди, знающие, как пройти на 11-й путь России. На путь подлинной безопасности — отдельный от пути киберблатняков – новой генерации преступников – молодых индивидуалистов, не включенных в оргпреступные группировки, но обладающих сравнительно высоким контркультурным и техническим уровнем, переросших и выплюнувших «идеологию» понятий, но в отличие от «отморозков-беспредельщиков», весьма дипломатично выстраивающих отношения как с организованными преступными группировками, так и с «синей» (староформатной) преступностью. И благодаря своим вышеописанным качествам являющихся подлинным кошмаром для старорежимных ментов и достойными соперниками для punkop’ов. Ну и что же они делают там – на 11-м пути? Предлагают всем свою особую культуру. На 11-м пути царит сумбур! Он похож на коридор, где на полу разбросано значительно больше ключей, чем есть дверей в стенах, но тем не менее все ключи к чемуто подходят, а двери куда-то ведут. Вот образчики культуры punkop’ов. Вопрос: Кто такой Бог? (единственный авторитет для punkop’oв.) Ответ: Он как главный ФСБ-шник: никто его не видел, и вместо подписей крестики ставит. ...Вообще они невежливо относятся к Власти (обрывок доноса, вылетевший из досье). Потому что как же к ней еще относиться? Если сейчас все просто. Демократия — это когда нетрудно изучить методики ее разрушения. Идешь в магазин, покупаешь книгу о спецназе ГРУ, и через месяц ты полноценный враг государства. Чего ж удивляться, что ОМОНовцы изгоняют коллегу, который оказался мусульманином и обнаружил это при сослуживцах! Почему? «Скоро чечены у чеченов будут проверять документы». Это – из разговоров. Вообще, в этой субкультуре много предубеждений и стереотипов. В частности против голубых. Поэтому Алексей В. со своей любовью к «одежде в женскую сторону от unisex» очень страдает. Часто ОМОН не выпускают из автобуса. — Население защищают. — От кого? — От нас. Потому что они — стража. Потому что они говорят: «В детстве мы приняли решение победить». А вы какое-нибудь приняли решение? Вот то-то.

PUNKOP’Ы И ВЛАСТЬ

Естественно, проект «Punkop’ы» литературен, социален и инспирирован спецслужбами. Так же как, к примеру знаменитый «Шакал». Сначала была книга Фредерика Форсайта, а потом КГБ создал Карлоса Ильича Рамиреса Санчеса — мифтеррориста. А далее, если к шакалу приложить еще и «псов войны» (того же Форсайта), а по сопричастности вспомнить его роман «Икона» 1996 года, где речь идет о приходе спецслужб к власти в России, да еще и учесть двадцатилетний «план Андропова», то в пору призадуматься, в какую контрразведку на него – проклятущего Форсайта – донос писать. Так же и с «punkop’ами» – они существуют, но их название целиком выдумано. Как известно, проект, который проект, но не знает, что он – проект, превратить в проект можно, только придумав ему название. Ну и вот в качестве расшифровки, то есть легализации, спецагентов глобальной безопасности мы даем им название! А кто из них громила-сержант, девочка с острым циркулем или капитан в заставке, подставке или отставке – не имеет большого значения. Потому что ужас их существования производит на свет непринужденную радость их поведения. А вы думали, за что их из автобуса не выпускают? Почему общественность от них охраняют? Потому что, в отличие от персонажей Форсайта, которые сперва были персонажами, а потом воплотились в жизнь, эти сперва появились в жизни, а персонажами их можно сделать, только подробно описав. Но вот первый шаг сделан. Мы их назвали. Но что дело за малым… не-е-ет: так не скажешь. Дело за многим. Для начала обоснованно предложить объективные образцы для подражания – героев. Например Дантеса. Или Лермонтова (почитайте кавказские стихи: местами – просто-напросто чистая легенда для внедрения в качестве двойного агента в бандформирования), убившего его Мартынова (не из XX, а из XIX века – того, что был любимым поэтом лиричнейшего героя «Вальпургиевой ночи» Венечки Ерофеева), Тютчева-дипломата, не говоря уже об Александре Вертинском. Его портрет почетного сотрудника в музее punkop’ов на виднейшем месте висел бы! А резюме простое и глубокомысленное, как секретная инструкция: в закрытом прошлом осталась ситуация «Писатель и Власть», теперь вопрос стоит практичнее: «Писатель и какая власть?». А punkop’ы помогают на него отвечать. Любому из нас. Хорошо, что не ежедневно.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Безопасность
Концепт
Господа, приобретайте безопасность! Оптом – скидка …
Дмитрий Петров
Война без вложений
Георгий Арбатов
Личной безопасности не гарантирую
Михаил Кутузов
Россия и безопасность – через год после «Норд-Оста»
Сообщения
Co-Общения
Практика
Небезопасные спецслужбы
Валерий Ширяев
Телохранитель без оружия
Алексей Хaрьков
Аксиомы деловой безопасности
Александр Митрофанов
Супероружие для аналитика
Андрей Наймушин
«Cистемотехники с элитным образованием»
Людмила Кедровская
Школа элит
Анатолий Торкунов
Оперативный простор
Легкий дух пропагандистской баньки
Третий шаг навстречу друг другу
Любовь Глебова
На руинах империй
Дмитрий Шушарин
Cвободный человек на широкой дороге
Олег Ясинский
Октябрьская пуля
Рустем Сафронов
Punkop'ы. 11-й путь Роccии
Дмитрий Пименов
Жизнь — за деньги
Аркадий Болотов
Аналитику заказывали?
Вера Васильева
Торговые марки: испытание практикой
Катерина Медведева


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.