Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/10/concept/2


Личной безопасности не гарантирую

Со времен Ивана Грозного и до заката советской империи в России будущее всегда проектировало государство. Видимо, поэтому граждане так привыкли жаловаться на свою судьбу и начальство. Сегодня государство постепенно отказывается от множества функций, которые оно выполняло раньше. В частности, оно не может больше гарантировать гражданам личную безопасность. Так что каждому теперь стоит задуматься о том, как позаботиться о себе самостоятельно.

ЭКОНОМИКА VS. ЭКОЛОГИЯ

Если политику очень нужно добиться того, к чему он стремится, он обязательно прибегнет к доводу: «это необходимо в интересах национальной безопасности». Если государственный чиновник должен заставить предпринимателя делать что-то, что предпринимателю делать невыгодно, он обязательно прибегнет к доводу: «это необходимо в интересах государственной безопасности». Я уже не говорю о том, сколь важна безопасность военная, экономическая, экологическая, социальная, международная и прочая, прочая, прочая… Следует помнить, что экономическая безопасность включает в себя безопасность энергетическую, продовольственную и финансовую. Однако строгое соблюдение требований экономической безопасности полностью обрушивает все требования безопасности экологической. Любой, кто попытается разобраться в сути понятия «безопасность», наверняка от этой идеи откажется. Темна вода во облацех…

С принятием закона РФ «О безопасности» в 1992 году обыватель не почувствовал себя более безопасно. Скорее, наоборот. Закон дал определение того, что следует считать безопасностью: защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Казалось, что теперь избиратель получил возможность чего-то требовать от власти, которую будет избирать. Но не тут-то было.

Закон дает идеальное понятие. Достигнуть абсолютной безопасности невозможно. А уровень достаточной безопасности определяется в зависимости от конкретных ресурсов власти и интересов различных социальных слоев, в первую очередь политической элиты. Когда превыше всего «уровень благосостояния народа», экологические проблемы попросту путаются под ногами.

Сегодня утилизация Байкальского ЦБК уже не рассматривается как вопрос политики: речь идет об устранении экологических последствий его функционирования, что вообще исчислению в деньгах не поддается. Уровень экологической опасности промышленно развитых районов громаден, но именно оттуда идут наибольшие поступления в бюджет. Начнем платить за экологию – продукция вздорожает и станет невыгодной. Создастся угроза экономической безопасности. Круг замкнулся. Государство может реально обеспечить безопасность в узких пределах возможного, то есть жертвуя завтрашними экологическими последствиями в пользу сегодняшней занятости и поступлений в бюджет.

От возможностей государства во многом зависят и возможности гражданского общества. Ведь общество живет по законам, действующим в государстве. И если общество в какой-то своей ипостаси решит, что экология важнее, чем экономика, то недополученные на этом налоги нужно будет как-то компенсировать, так что без государства все равно не обойтись. Круг опять замкнулся. И в первом, и во втором случае мы имеем одно и то же: безопасность одного качества неизбежно создает угрозы безопасности другого качества. И кажется, круг разорвать невозможно.

СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ…

Подобные мысли мне уже приходилось высказывать раньше: три года я преподавал национальную безопасность в Приморском институте переподготовки и повышения квалификации для государственной службы во Владивостоке. В ответ от государственных служащих (а переподготавливали именно их) я слышал: «Но ведь обеспечение безопасности – наша прямая обязанность, можно сказать, конституционный долг! Мы для этого существуем! И именно этим заняты все время!». Но когда я спрашивал их: «А кто задает критерий оценки продукта вашей деятельности?» – господа чиновники умолкали.

В существующей политической системе именно они и определяют тот самый уровень безопасности, который способны обеспечить наличными ресурсами собственной власти. То есть экономическую безопасность города Дальнегорска или Нижнего Тагила мы обеспечить можем. А экологическую – не можем.

И попробуй скажи, что безопасность не обеспечена! Что в наших силах – обеспечим. Но при этом управленцы практически всех уровней, кто явно, кто намеком, кто полушепотом, сообщают: «Личной безопасности не гарантирую, гражданин хороший. Зарплата есть? Терпи серные выбросы в атмосфере. А как же! За все надо платить…» Подобная позиция обеспечивает лишь одну безопасность, близкую к абсолютной, а именно защищенность чиновника от среднестатистического гражданина. А что касается безопасности обычных граждан, у них остается лишь один выход, предложенный когда-то великим комбинатором Остапом Бендером: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Но и здесь все не просто!

НАРОД ВСЕГДА ПРАВ?

В России привыкли жаловаться на судьбу и начальство. А проектировать собственное будущее не привыкли совсем. Тому есть множество причин, но главная из них та, что будущее всегда проектировало государство. Со времен Ивана Грозного и до заката социализма. Сегодня государство постепенно отказывается от множества своих прежних функций, которые оно выполняло на протяжении жизни нескольких поколений. А жители этого государства заботиться о себе сами не умеют. Их состояние потенциально опасно не только для них самих, но и для тех немногих, кто стремится обеспечить свою безопасность сам, не особенно рассчитывая на государство.

Предприниматель, имеющий собственное дело, которое он намерен передать наследникам или выгодно продать в старости, более всего заинтересован в том, чтобы все возможные угрозы его действиям были просчитываемы и в известной степени нейтрализуемы. Он заинтересован в стабильном развитии, и его требования к безопасности очень высоки.

Фактор риска под названием «государственный чиновник» в этом раскладе просчитывается лучше всего, поскольку чиновники корпоративны и каждый из них вынужден обеспечивать безопасность собрата по клану, «чтоб не пропасть поодиночке».

В этом смысле они вполне предсказуемы. Предприниматель до корпоративности еще не дозрел, предпочитая рискованную конкуренцию там, где давно пора кооперироваться и разумно делить рынок. Но именно этого чиновники и боятся больше всего: возникшая корпорация – самая опасная для них угроза! И в силу этого обстоятельства степень риска в современном российском бизнесе достаточно высока, чтобы не сказать — предельно допустима.

Обычный российский обыватель осознает свою безопасность в пределах видимого горизонта. О большем старается не думать. Ну, нет у него денег на страховку жилья! Поэтому страховать не будет. А государство все равно возместит убытки после очередного наводнения – куда оно денется, у нас государство социальное, сам читал в Конституции!

Такого рода «знаток» сам по себе очень серьезная угроза обществу и государству. Потому что всегда прав. Он же народ? Значит, всегда прав. Он вообще не намерен обеспечивать свою безопасность дальше, чем до завтрашнего вечера. Ну, от силы до конца будущего финансового года. А там – хоть потоп.

ПРОЕКТИРУЕМ БУДУЩЕЕ

Есть ли выход из такой непростой ситуации? Трудно сказать, Россия во многом непредсказуема. Коллективизм и фетиш «взаимовыручки» вошел в сознание не одного поколения. С одной стороны, это хорошо, поскольку есть надежда на помощь в трудных обстоятельствах. С другой стороны, это вредная привычка – настырно этой помощи требовать, ничего не предпринимая для того, чтобы помочь себе самому. Найти возможность заработать на страховку собственного дома, чтобы исключить угрозу остаться без гроша после пожара. Быть деятельным, чтобы выживать в самых непредсказуемых условиях. Зависеть от самого себя больше, чем от общества и государства. Мои азартные критики, которых я заполучил после публикаций в «Со-Общении», не раз упрекали меня в прозападничестве.

Тема спорная, особенно если учесть, что большую часть своей жизни я прожил на Дальнем Востоке, где «западом» называли всю Европейскую Россию. Но в том, что здоровый индивидуализм – самая надежная защита от долговременных угроз, у меня сомнений нет. Другое дело, что не все умеют их оценивать и выстраивать по ранжиру, совмещать и нейтрализовать. И уж совсем немногие умеют видеть в них ресурс собственного развития.

Таких предприимчивых людей совсем немного, но именно они могут смело сказать: я не боюсь своего будущего, потому что знаю, как его проектировать. Потому что мои ошибки – это моя наука.

Потому что моя безопасность – это мое дело.

А раз так, то я буду ставить задачи политической машине государства, а не наоборот. Я буду поддерживать на выборах ту политическую силу, для которой экономическая стабильность является главной политической задачей, а политические потрясения, типа передела собственности, неприемлемы как таковые. Мои риски просчитаны и ресурсы выявлены. Государство – это я.

Безопасное государство – это государство граждан, которые умеют обеспечить безопасность прежде всего для каждого в отдельности. И на этом основании задают тот уровень национальной и государственной безопасности, который им подходит. На их личном уровне. Причем на несколько десятилетий вперед. И в такой ситуации предприниматель всегда в выигрыше по сравнению с государством. Поскольку предприниматель готов думать о том, чем он будет заниматься через двадцать лет.

А государство более чем на два выборных срока думать не умеет. Так может безопаснее поставить ему задачу на те же двадцать лет? И тем самым дать хоть какие-то гарантии личной безопасности граждан… На двадцать лет и более.

Дата публикации: 20:14 | 11.02


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.