Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/1/practice/38


Единый творец как точка связности

Или как противостоять распаду
На протяжении тысячелетий евреям удавалось сохранить свой культурно-ментальный уклад, оставаясь при этом одним из наиболее открытых к цивилизационному прогрессу народов. Что явилось точкой связности, структурной основой национальной целостности? Может ли опыт еврейского народа быть экстраполируем на общемировую ситуацию? Об этом мы беседуем с одним из наиболее ярких представителей израильского религиозного истеблишмента — раввином Элиягу Эссасом.

— Последнее время не только в Европе, Америке, но и в самом Израиле говорится о том, что общество подвергнуто социальному распаду. Люди не знают, куда идти, и в мире смыслов, в мире идей количество и прогрессия изменений превалируют над их мощью и целостностью.

— Закон увеличения энтропии — это закон природы. Единственно, что можно противопоставить прогрессии распада, — силы извне, то есть некие организационные силы, которые ставят рамки на определенные аксиомы мышления. ХХ—ХХI века — это эпоха уничтожения аксиом. Борьба с догмами — дело хорошее. Но когда исчезают основные аксиомы, о том, в частности, что есть Творец мира и что Творец мира и есть источник закона, начинается та самая энтропия. Энтропия ума, энтропия мышления. Нет основополагающих аксиом, и тогда все расползается.

— То есть вы считаете, что базой, рамкой, точкой общественной связности может служить лишь религиозный закон?

— Я не буду говорить о религии вообще, поскольку еврейская религия, в отличие от всех других, базируется не на откровениях одного человека, а на прямом обращении Творца мира к всему еврейскому народу, который стоял вокруг горы Синай 3300 лет назад. Это принципиально. Законы, которые записаны в Торе, являются первоисточником в самом хорошем смысле этого слова. Осталась одна "мелочь" — будут ли евреи следовать этому, будут ли придерживаться традиции? По моему мнению, если бы не придерживались, они бы раньше других исчезли, растворились в этом хаосе энтропии, потому что евреи восприимчивы, как губка, легко впитывают другие культуры, в том числе и культуру мышления. Часто русский еврей более русский, чем русский человек. То же мы наблюдаем в других странах. И если не придерживаться традиции, евреи ассимилируются очень быстро. Но первоисточник — он и есть первоисточник. И у человека есть соответствующее ощущение. Не с кем бороться. Нет авторитетов, которые надо обязательно свалить — какой безумец будет руку поднимать на Всевышнего? Это и составляет основной стержень, ту связность, которая при всех условиях удерживала основную линию еврейского народа до сегодняшнего дня. И будет так всегда.

— Тогда возникает вопрос о предназначении. Евреи говорят о собственной избранности, но в чем тогда смысл существования отдельного человека? Пока мы боремся за выживание, этот вопрос не возникает. Но вот какие-то барьеры взяты, вершины покорены и что же дальше? Куда идти, что строить?

— Рассуждая о смысле существования человека, мы опять возвращаемся к Творцу. Душа — это часть Его, которая еще до рождения дается каждому человеку. Соединение души и тела есть человек. Душа в теле — это вода в сосуде. Как с помощью тела улучшить этот мир, сделать его более правильным с высшей точки зрения? Для евреев — это жить по-еврейски, то есть в соответствии с законом, данным нам свыше. Для неевреев — жить достойно, как должен жить человек с большой буквы: без убийств, грабежей, воровства. В философском же смысле — жить без поклонения идолам и надуманным теориям. Есть только Всевышний и благородный, честный образ жизни индивидуума. И для еврея, и для нееврея недостаточно лишь того, что ты сам живешь и обретаешь внутренний покой. Речь идет о ненасильственном изменении мира вокруг в сторону приближения к Всевышнему. Делать добро, помочь больному человеку — это тоже быть ближе к Всевышнему. Помогая, ты являешься проводником некого Источника сверху. Чтобы использовать его в полной мере, нельзя быть равнодушным к другому человеку. Распространяется это положение примером собственной жизни, в котором найдено оптимальное сочетание эгоцентризма и альтруизма, причем и для еврея, и для нееврея.

— Прогресс, развитие всегда определялись тем, что один набор идей сменялся другим.

— Прогресс Всевышнего по отношению к самому себе — это абсурдное понятие. Всевышний не прогрессирует, он находится вне времени, поэтому к нему это понятие неприменимо. Прогресс касается материальных сторон жизни. Мы, безусловно, за развитие науки, техники, медицины. Никто не будет возражать против транспорта, телефонов или интернета, говоря о его возможностях, а не плохих сторонах. Мы — за, но это прогресс только в материальной сфере. На уровне духовности ни прогресса, ни регресса нет. Лакмусовая бумажка в духовном мире совершенно другая — ближе ты к Всевышнему или дальше от него. Ближе — значит, ты прогрессируешь, дальше — значит, регрессируешь.

— В Израиле, где религия не отделена от государства и должна бы являться дополнительным объединяющим стержнем, количество обособленных этнических, социальных, секторальных групп огромно. И в этой ситуации религиозная община, вместо того чтобы взять на себя функцию связующего звена, наоборот, замыкается сама на себя. Ведь вы не ведете миссионерской деятельности, пройти гиюр, то есть принять иудаизм, по-прежнему очень сложно…

— Еврейство всегда выживало не за счет внешнего притока, а за счет внутреннего резерва. Сегодня еврейская община в какой-то степени чувствует себя как раненое животное. Призрак коммунизма, который бродил по Европе, и так называемый светский материализм XIX века здорово прошлись по еврейской общине. Традиционные евреи хотели не мешать жить другим и не смогли ответить урагану, который обрушился на их бедные головы и сердца. Устояли они лишь потому, что законы Всевышнего не дали погибнуть. Но жертвы по духовному счету были сравнимы с трагедией Катастрофы. Я усматриваю причинно-следственную связь между XIX и XX веками. Такая "раненость и побитость" заставляет сжаться и не стремиться к открытости. В этом причины первичной замкнутости, но в тот момент, когда исчезает страх быть атакованными извне, начинается выход наружу. И я очень рад, что он не насильственный. Мой личный опыт и широкие наблюдения свидетельствуют, что в США, Англии, Канаде сотни тысяч евреев вернулись к еврейскому образу жизни, не получив его от родителей. А что касается миссионерства, оно действительно запрещено во внееврейской среде законами Торы, но вы забыли, что если в закрытом доме есть окна, то оттуда идет свет. Этот свет может осветить улицу, а может осветить мир.

— Сегодня возникли удобные условия для совершенно неконтролируемого перемещения человеческих масс, а вместе с ними новых культурных норм и традиций. И если миграцию людей можно контролировать посредством эмиграционных законов, то что делать с миграцией идей?

— Каждая нация должна решить для себя, является ли обязательным для нее какой-либо набор идей, сохраняющих ее самобытность и не дающих ей измениться до неузнаваемости. Скажем, если в немусульманской стране мусульман становится слишком много, ислам распространяется слишком легко и это может разрушить нацию, то страна должна решить для себя, согласна она с этим или нет. Например, что будет, если все французы станут мусульманами или 70% французов станут мусульманами? Если Францию это устраивает, то я не вижу проблем. Но я предполагаю, что мусульманизация страны их испугает и они ее остановят. Неправильно, что идеи нельзя останавливать. На каждую идею есть контридея. Если американская масс-культура захватывает мир, то это только потому, что американцы сориентированы на политику экспансии и поддерживают ее экономически. Кроме того, идея равенства, свободы, демократии сама по себе очень мощная. В исламе тоже мощный экспансионистский напор сочетается с финансовой базой и сильной религиозной идеей. Если западные страны и Россия хотят противостоять экспансии ислама, они должны выработать не менее сильную контридею. В религиозном, духовном аспекте она могла бы быть построена на установке о едином Творце, которая нивелирует основную притензию ислама на абсолютную истину, приводящую к таким радикальным последствиям.

— А кто, по-вашему, в состоянии выработать контридею? Хорошо евреям — им Творец дал весь необходимый идеологический набор, а как быть остальным?

— Если Россия откажется от своей идеологии, связанной с поклонением "измам", очистит себя от всяких надуманных теорий и поймет, что есть только Всевышний и толковое, разумное, доброжелательное поведение человека, исламу нечего будет сказать. Ислам сегодня сильнее, чем христианство, потому что в его основе свод философских законов, а не икон. Это захватывает людей куда сильнее, чем поклонение образу. И противопоставить подобной экспансии можно лишь нечто аналогичное, но более сильное.

— Как вы можете спрогнозировать развитие и изменение израильской ситуации?

— Вы знаете, в Талмуде говорится, что после разрушения первого Храма, пророчество дается только маленьким детям и блаженным. Мне 56 лет, и в первую категорию я уже не попадаю, поэтому мы не будем говорить о предсказаниях, но поговорим об ощущениях, которые связаны с моими наблюдениями жизни, знаниями истории и современной ситуации. Мы идем навстречу решающему часу, и весь мир держит нас за горло, чтобы заставить отдать землю, которую нам дал Всевышний, требуя от нас самоубийственных политических решений. Подчеркиваю, самоубийственных. Поскольку мы пришли сюда жить навеки, мы не позволим, чтобы самоубийственные решения реализовались. Следовательно, будет большая конфронтация между Израилем и всем миром. Деться от этого некуда, конфронтация не приведет к мировым катаклизмам, но она будет. Между тем есть помощь Всевышнего, выраженная в том, что весь мир, настроенный сегодня против Израиля, увидит звериное лицо воюющего против нас окружения. Бен Ладен — это только симптом звериного лика, и те, кого он явил миру, еще себя покажут. И тогда мир снимет шоры со своих глаз. В Талмуде говорится, что, если человек сам снимает шоры, это самый лучший, безболезненный вариант, иначе Всевышнему придется совершить насилие. Мне кажется, что глобальные процессы, геополитические идут к тому, чтобы прозрение человечества наступило. И тогда миру будет легче понять, для чего на земле существует Израиль.

— Сегодня все больше говорят о том, что именно культурологические различия приводят к межнациональным конфликтам. Какова возможность их предупреждения?

— Если говорить о политтехнологиях, то я предложил бы формулу: "разделяться, чтобы объединиться". То есть максимально уменьшать трения между группами методом ограничения возможных контактов, но параллельно проводить идею о едином общем Творце. Будучи ашкеназом (то есть выходцем из Европы), хожу молиться в синагогу курдских евреев. Я там единственный другой, но меня очень хорошо принимают. Мы совершенно разные, но существование единого религиозного поля перекрывает наше различие. Только над пониманием того, что поле едино, надо работать. Оно само по себе не придет.

Люди раздраженные ищут плохое прежде всего в других. Это известный социальный феномен: "коллективная защита выражается в нападении". Противопоставить ему можно только идею настоящей универсальности.

Есть один Творец мира, он каждого человека считает своим сыном, он каждому дал общие, одинаковые задачи, но они преломляются в соответствии с национальными особенностями. Если это так, то что мне делить с другими людьми? Зачем мне нападать на кого-то? Это магистральная линия, и если говорить о предсказаниях, то внутри Торы структурным образом заложено предсказание о том, что человечество придет к универсальному пониманию, что есть только один Всевышний. Все религии при этом будут отменены, но Тора останется. Будет признано уважение к еврейскому народу. Никто не станет евреем: евреи — это евреи, человечество — это человечество, но взаимное уважение будет характерно для всего мира. Так что та самая энтропия, о которой мы говорили, становится лишь необходимым этапом для объединения духовных представлений человечества. И финал эпохи распада я вижу вполне оптимистичным.

Интервью провела Лина Клебанова

Дата публикации: 02:16 | 25.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.