Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Развитие общественной связности / Концепт

Возрождение связности. Обретение радости


Ефим Островский
гуманитарный технолог
gost@ropnet.ru
Версия для печати
Послать по почте

Они доступны тем, кто пребывает в движении
"…Отличие общества живого от общества разрушенного, пораженного — это сохранившаяся связность ультраструктур, знакотканых пространств… И наша свобода в том, чтобы, осуществив операции в знакоткани, стать поколением героев. Превратиться в норму. Научиться Радости". Об этом говорил Ефим Островский в лекции "О целях", прочитанной в Москве 19 декабря 2002 года и завершившей трехлетний цикл программных выступлений. Сегодня мы предлагаем читателям первую часть ее журнальной версии.


От лекции к лекции мне все сложнее дается подход к снаряду. Беспокоит, например, ряд свидетельств отличной организации мероприятия. Скажем, закрепленный у рта микрофон (отсылающий и меня, и слушателей то ли к Шварценеггеру, то ли – избави Боже – к Мадонне на концерте) — простой атрибут, а туда же – рвется обозначать связи, ассоциации, коннотации… На этот раз — с тем, что принято называть шоу-бизнесом. И коннотации эти столь же явны, сколь и потребность в переописании ситуации.

Размышляя над этой лекцией, я вспомнил текст 1995 года — "Второй крысолов"(Меморандум "Некоторые заметки о том, что мы можем положить в основу индустрии", известный также под названием "Второй крысолов", приводится в конце настоящего материала.), который обсуждал тогда с Петром Щедровицким и Алексеем Ситниковым. Там обосновывалась необходимость создания в России новой моды — на переобучение. Она виделась несомненной, ибо сложившаяся система отношений оказалась непригодной для пространства, куда Страна обречена была войти.

Однако, понимая, что массированный коучинг необходим, мы видели, что в Стране отсутствует субъект, способный заказать подобный проект.

Государство оказалось лишено языка, годного для обсуждения этой задачи. А общественное сознание исходило из того, что если и можно переобучать людей, то только индивидуально, что доступно лишь очень высокопоставленным и богатым.

Да, можно было решить, что заказчиками станут олигархи… Но откуда тогда могло у них взяться понимание нужности такого заказа?

Именно тогда стало ясно, что массовое переобучение и преобразование должны быть востребованы их потенциальными потребителями, однако попытка спланировать тиражирование переобучающих техник столкнулась с тремя проблемами.

ПРОБЛЕМА ПЕРВАЯ: НАШЕСТВИЕ "ЖМЕЙКЕРОВ" И ДЕВАЛЬВАЦИЯ СОДЕРЖАНИЯ

Когда вы ведете содержательную избирательную кампанию, то сталкиваетесь с необходимостью массового и быстрого переобучения людей, в первую очередь актива. У каждого из нас имелся опыт оперативной и качественной подготовки сотен активистов. В регионах, где мы трудились, оставались люди, прошедшие через тренинги коммуникативных способностей. Часто они становились родоначальниками новых дел – некоммерческих и вполне прибыльных — и, как правило, успешных. Хотя что они получили? Тренинг, не более. Но и не менее…

Впрочем, мы занимались, конечно, преобразованием не только актива, но и всех избирателей, делая в ходе политических кампаний одну очень важную вещь: атакуя депрессию, охватившую общество.

Спросите психотерапевта, как лечить депрессию. Он скажет: дайте пациенту образ будущего и способ движения к нему, и дело сделано. Это так. Но если задавать образ будущего было не так уж сложно, то предложение способа движения к нему долго оставалось проблемой. Ибо зона образа действия – это для гуманитарного технолога то пространство, где ошибиться нельзя. Помнится, кто-то говорил, что у любой проблемы есть как минимум одно простое для понимания и легкое для исполнения — неверное решение. Таких решений мы позволить себе не могли.

Между тем уже плодились во множестве "жмейкеры" (производное от международного "имиджмейкер") — те, кто вместо преобразования общества, путем переобразования людей, занялся вербовкой политической шпаны и производством избирательных товаров: футболок, плакатов, роликов…

Их появление было другой стороной той же проблемы.

С ними пришел миф о "черном пиаре", который и теперь повторяют, не задумываясь о том, что если его обсасывать и сегодня, то завтра появится "черная журналистика". А послезавтра – "черное образование". Смешно? А вспомните "культурную революцию" в Китае.

ПРОБЛЕМА ВТОРАЯ: ДИСКРЕДИТАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО

Чтобы заказчиками массового переобразования и преобразования стали их потребители, они должны быть организованы. Но все существовавшие способы и формы организации оказались почти абсолютно скомпрометированы.

Известно, что и сейчас, стоит завести речь об организации или общественном движении, люди скучнеют. Ко мне заехал один олигарх, я рассказывал ему про знакоткань… И он спросил: а что ты все-таки делаешь?

Я ответил: надо подумать, наверное, об общественном движении…

А он разочарованно: у-у-у, о движении...

Дескать, о знакоткани всё, о знакоткани, и тут хлоп! – движение…

И это – сейчас. А в середине 90-х слово "движение", произнесенное всерьез, вызывало либо крайнюю степень недоумения, либо гомерические судороги.

И как бы вы на таком медийном фоне провели операцию структурирования заказчиков? Вот-вот.

ПРОБЛЕМА ТРЕТЬЯ: НЕДОВЕРИЕ И МИФОЛОГИЯ ДЕНЕГ

Готовя эту лекцию, мы заказали два исследования: количественное и качественное — серию фокус-групп. Важно было понять, как люди смотрят на различные формы самоорганизации.

Фокус-группы принесли организаторам весьма тягостные впечатления. Ощущение "разрухи, тьмы и страдания" было поистине страшно. Неужели, думали исследователи, люди так чувствующие могут как-то организовываться, куда-то двигаться?..

Упомяну одну особенность: участники говорили, что не верят в существование движения, лидеры которого хотели бы сделать что-то для них, а не для себя. И здесь — ключ к проблеме, состоящей в следующем: Страна приучена к мысли, что есть люди, делающие добро либо для других, либо для себя. И между ними — пропасть. Отсутствует понятие о том, что лидерам, организующим движения, вовсе ни к чему забывать о личном успехе.

В то же время странным образом мифологизированы деньги. Они либо превозносятся как сверхценность и сверхцель, либо, наоборот, попираются с презрением. Хотя существует простая и инструментальная формула: деньги – это кровь проектов.

Такое отношение к организациям и к деньгам остается серьезной помехой на пути к социальной работе и гражданскому сотрудничеству.

 Но когда в середине 90-х мы обсуждали "Второго крысолова", то понимали: проект не может быть бесплатным, ведь тем, кто был бы в него вовлечен, — тренерам, коучам, как сейчас принято говорить (в Греции это называлось "дедасклы"), тем, кому предстояло осуществлять преобразование массового сознания, надо было платить. И сделать это можно было, только превратив тренинги в популярный продукт.

И вот сейчас я спрашиваю: удалось ли это нам?

Отвечая, подчеркну: мои лекции являются, кроме всего прочего, попыткой показать, что о материях, о которых, казалось бы, никто не говорит, которые, казалось бы, никого не волнуют, которые, казалось бы, потеряны для Страны… об этих материях можно говорить: во-первых, не в дымных пельменных или замызганных кухнях, а в красивых залах; во-вторых, с сотнями серьезных людей, порой специально прилетающих из других городов; а в-третьих, с людьми, которым эти материи, по общему мнению, безразличны, а на самом деле важны. Ведь не зря же они приходят каждый год…

Это значит, что пусть отчасти, но задача выполнена — тема стала популярной.

И теперь надо лишь преодолеть вызов темы — поговорить о целях.

Это не просто.

ВЫЗОВ ТЕМЫ

Не могу не упомянуть о предшествовавшем этому выступлению очень остром разговоре с близким другом и коллегой.

Петр Щедровицкий сперва заявил: "Я не пойду на твою лекцию!" А когда через несколько дней мы встретились, точно сформулировал то, о чем я, готовясь к выступлению, думал и что переживал.

Напомню, что на предшествующих лекциях обсуждалась схема "Предназначение — Видение — Цели", указывающая, что цели невозможно ставить, не зная своего Предназначения — цель целей, не видя картины мира и образа будущего. Только имея первое и второе, можно ставить цели — утверждаю я.

А Петр назвал олигарха, с которым мы оба знакомы, и спросил: "А у него есть цели?" Я ответил: "Ну какие у него цели!"

"Но он же ставит цели", — настоял Петр и указал на важную проблему. "Да, — сказал он, — цели ставятся в высоком пространстве, где есть предназначение и картина мира. Но это пространство очень разреженное, там можно ставить осмысленные цели. А переходя в пространство людей и их жизни, сталкиваешься с тем, что на их цели влияет сиюминутность, они возникают как реакция на действия других субъектов".

Я спросил: "Но разве это цели?"

А он ответил: "Да. Это цели".

Действительно, то, что играет в нашей жизни роль целей, часто не имеет отношения ни к предназначению, ни к видению, а рождается из повседневной машинерии. Большинство людей проживают жизнь как шестеренки в часах — сцепленные со множеством других шестеренок, действующие в схеме "стимул — реакция", реагирующие только на действия других.

Недавно я немало подивился, оказавшись на форуме в Сети, где обсуждалась последняя книга Ноама Хомского, обнаружив, что его тезис об управляемости общественного сознания для многих неочевиден.

Для меня же он очевиден абсолютно. И я только о том много лет и говорю, что общественное сознание есть не что иное, как предмет искусственного творения: моделируй или моделируем будешь. В форуме же участвовали люди, только что открывшие для себя, что личность куда менее свободна, чем кажется, и что набор ее реакций и поведенческих программ исчерпываем и ограничен. Они сокрушались об утрате естественного…

Я же из лекции в лекцию атакую миф о естественном.

Вам наверняка знакомы выражения вроде: "будь естественным", "естественные эмоции", "естественные реакции"… Знаком взгляд, что если ты-де естествен, то якобы искренен, свободен… Будто свобода — в естественности…

Но естественность не более чем естественные искусственные нормы — нормы, некогда созданные, посаженные на людей, перемешавшиеся за десятилетия, столетия и поколения, многократно переплетенные, увядающие и в таком виде тянущиеся из поколения в поколение и организующие их жизнь. Им следуют, думая, что обретают свободу. А на самом деле подчиняются мощной механистичной узде, влекущей их, движущей ими… И они наслаждаются этой несвободой, как наслаждался бы ею турбийон в часах, делающий необычайно важное дело, но остающийся всего лишь турбийоном…

Да, в некий миг мы сталкиваемся с тем, что существует некий фактор, влияющий на всё. Что есть не только инфраструктуры — материальные системы, поддерживающие ту или иную деятельность, — и не только антропоструктуры – миры людей, — но и ультраструктуры, построенные не из вещества, не из атомов, а из знаков.

УЛЬТРАСТРУКТУРЫ — ПРОСТРАНСТВА СВЯЗНОСТИ

Таковы структуры знакотканые — в отличие от атамотканого мира — ультараструктуры, надструктуры, — организующие жизнь, предписывающие ее формы, машинизирующие нас и превращающие в детали…

И когда мы сталкиваемся с этим, то выясняем, что единственное отличие общества живого от общества разрушенного, пораженного — это сохранившаяся связность ультраструктур. Вспомним русские выражения: "связные мысли", "связная речь" – это многое прояснит.

Либо Страна, народ создает связность общественного сознания, либо оно становится бессвязным. А бессвязность мыслей и речей порождает бессвязность действий, хаос, распад. И тогда общество явится добычей, и не каких-то злодеев, а благонамеренных, но иных — связных — структур, оценивающих полуразложившееся тело исходя из того, что надо его поесть, иначе сгниет, станет ни на что не годное.

И когда мы это понимаем, то ловим себя на мысли, что свобода в том, чтобы в некий момент (а далеко не каждое поколение обладает счастьем получить шанс свободы) осуществить операции в мире знаков. И в себе. И стать поколением героев. Героев, способных не стать ненормальными (ненормальными в самом обычном смысле слова). И в то же время не стать нормальными. Не начать соответствовать нормам, которые нас не устраивают.

Таким образом, есть только одна возможность обрести свободу (не став при этом ненормальными маргиналами) – самим превратиться в норму. Сделать норму из себя. Стать рамкой. И, двигаясь в своем направлении, двигать эту норму вместе с собой.

Это задача, требующая подлинной внутренней воли.

Окружающее пространство втягивает вас, цепляет тысячами нитей. Но сдвигать рамку нормы вовсе не означает — рвать эти нити. Это означает — очень тонко, внимательно, с необычайными вложениями себя эти нити пересплетать. Плести новую ткань. Ткать по ней новый узор. Это очень трудное действие, но именно оно дает Радость. Продолжение лекции Ефима Островского "О целях" читайте в следующем номере "Со-Общения".

НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕТКИ О ТОМ, ЧТО МЫ МОЖЕМ ПОЛОЖИТЬ В ОСНОВУ ИНДУСТРИИ ("ВТОРОЙ КРЫСОЛОВ", 1995 год) (Меморандум Ефима Островского "Гаммельнский крысолов" ("Первый крысолов") был распространен в гуманитарно-технологическом сообществе ранее в том же году.) Мы можем предъявить примеры различных инструментов, использовавшихся в США в период Великой депрессии, — голливудской кампании, содержание которой можно описать условно как "образ успешного Американца", и феномен "Дейла Карнеги — тренера успеха" в ту же историческую эпоху. С помощью этих примеров мы могли бы обеспечивать нашим усилиям исторический контекст, позволяющий добиваться понимания, доброжелательного внимания, а возможно, и иной поддержки со стороны прессы, широких гуманитарных кругов, различных фракций элит.

Мы можем продвигать тренингиста как культовую фигуру молодежной субкультуры, превратив сами тренинги в подсистему поп-культуры. Тренинги могут стать модными, молодой человек (студент, молодой деловой человек, старший школьник) могут начать копить деньги не на музыкальный центр или новую кожаную куртку, а на сезонную ОДИ или мастеркурс NLP.

1. Совершенно очевидно, что молодежь является носителем платежеспособного спроса: за ее счет существуют шоу-отрасль, многочисленные ночные клубы, молодежь потребляет наркотики, ширпотреб, служащий оформлением ее досуга, либо предметы долговременного потребления (прежде всего различные воспроизводящие (аудио, видео) устройства).

2.0. Мы можем рассматривать отдельно, с одной стороны, старших школьников, ориентированных на вузы (назовем их школьниками-абитуриентами), и собственно студенчество и, с другой стороны, остальных молодых людей, сегодня малоизученных (еще один подсектор "молодежи", подобный по многим параметрам студенчеству, — "молодые бизнесмены" рассматриваются ниже, п. 2.4 и далее).

2.1. Первых мы можем охарактеризовать как имеющих особые амбиции на успех. Однако их потребление включено в рамки культуры потребления "квазипокоя". Производные от успеха в социальной жизни (в первую очередь в их денежной форме) расходуются в рамках эскейпистского сценария — на побег от общественной проблематики. Я далек от морализаторского замысла; замечу лишь, что этот сценарий далек от сценария, обеспечивающего расширенное воспроизводство.

2.2. Используя латентно присутствующую в сознании молодежи установку на частнопредпринимательский личный статус, вполне возможно, актуализировав эту установку через отношение к себе как к "постиндустриальному частному исполнителю", создать как следствие установку на расширенное воспроизводство себя как прежде всего творческой единицы и, соответственно, на "интеллектуально-активный отдых".

2.3. Эта (условно — студенческая) молодежь легко операционализируема в силу ясности относительно мест ее концентрации (вузы), времени сохранения ее статуса (пятилетний период), внешних факторов, определяющих ритм ее жизни (семестр — сессия — каникулы).

"Остальная" (помимо студенчества) молодежь, как уже упоминалось выше, изучена мало. 2.4. Единственный слой, который легко можно выделить внутри нее и описать, — это в достаточной степени изоморфный студенчеству слой молодых людей, задействованных в "новом секторе".

2.5. Пересечение этого слоя со студенчеством (также заполняющим своими представителями рабочие места "нового сектора") создает специфический слой "МИМов" — "молодых и мобильных", получающих больше своих родителей, готовых к частой (относительно семейной традиции) смене мест работы. Их основная характеристика — стремление жить отдельно от семьи, но они не имеют сегодня никаких перспектив на получение собственного жилья — аренда жилья отнимает от их бюджета львиную долю средств. (В скобках заметим: стремление жить отдельно от семьи вызывается стремлением — чаще всего неосознанным — к преодолению того, что коллега Петр Щедровицкий называет "средовым коммунизмом", и именно это стремление и является, быть может, основной отличительной чертой МИМов.)

3.0. Именно эти слои смогут стать лидерами потребления тренинговых услуг. И необходимо иметь в виду: соревноваться за их спрос нам предстоит с так называемым "шоу-бизнесом", выстроенным вокруг потребления музыкальных и околомузыкальных переживаний ощущений состояний — экзистенциалов различных стилей жизни, оформленных музыкальными стилями, прежде всего рэйвом.

3.1. Мы сможем предложить другой образ жизни — связанный с расширенным потреблением гуманитарных средств производства, инструментов расширения собственного числа выборов, инструментов для дисциплинирования ума, создания собственных "позиций" и выхода в метапозиции.

3.2. Во многом это будет движение, проникнутое духом новой революции — психиатрической революции, победы над скриптами (по Э. Берну), поведенческими программами, неосознанно заложенными в подсознание молодежи поколениями предков — и совершенно не адаптированными к требованиям XXI столетия.

3.3. Движение 60-х создало потребление джинсов. Движение рубежа столетий (а также тысячелетий и прочая, и прочая) создаст среду, потребляющую тренинговые услуги.

3.4. Но мало создать один новый тренд в потребительской культуре. Только лишь работая над системой новых тенденций — создавая принципиально новые тенденции в поведении — потребительском, политическом, идеологическом, — мы сможем получить


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Развитие общественной связности
Концепт
Умение радоваться в эпоху перемен…
Дмитрий Петров
Возрождение связности. Обретение радости
Ефим Островский
Грядущий хам
Алексей Швайгерт
Связность социальных систем как мера развития инновационных процессов
Сергей Переслегин
О времени и о себе
Рифат Шайхутдинов
Общественная связность и развитие личности
Елена Русская
Три уровня связности
Михаил Кутузов
Двое без третьего. Коммуникационная схема "Бизнес — Власть"
Сергей Боровиков
Семь лет спустя
Петр Щедровицкий
Сообщения
"Серебряный лучник" — герой в мире знаков
"НОРД-ОСТ": второе рождение
Скоро "Авторадио" будет слышно везде. Даже совсем далеко
Прошел семинар "Технологии создания информационных поводов в Бизнес-PR"
Запущен очередной проект в рамках программы лондонской школы PR
Полномочный представитель президента России встретился с будущими PR-специалистами
Ярмарка интеллектуальной литературы прошла успешно. Раскупили практически всё
Международный клуб PR-управляющих "PRофессионал" обсуждает слухи
Политконсультанты готовятся к празднику
Третий из тысячи
Практика
Конституция как средство против энтропии
Дмитрий Шушарин
Из замкнутого круга выживания
Виктор Осипов
Единый творец как точка связности
Элиягу Эссас
Примите как аксиому: мир постоянно меняется
Владислав Вершинин
Коммерческая, политическая и социальная реклама: сотрудничество или конкуренция?
Гюзелла Николайшвили
Мысли выражай плакатом
Михаил Ухов
Оперативный простор
За пределами постмодернизма
Гейдар Джемаль
Культурный лоббизм
Денис Молчанов
Мы не сделали их. Поражение или урок?
Александр Чернов
PR в розницу
Эдуард Михневский
Эпоха перемен: как выжить? = Как руководить?
Елена Брусникина
Коучинг как форма жизни
Алина Слободова
Производственная комедия. Больше жизни, больше импровизации...
Ну очень модное кино в плену у сладкой жизни
"Господин Гексоген" в исполнении Тьерри Мейссана
О власти журналистики
Всё не так однозначно и плоско


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.