Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2002/9/practice/30


Межрегиональные мозговые тресты как инструмент стратегического планирования

Чем занимаются фабрики мысли в регионах
Одна из основных проблем России - отсутствие стратегического планирования. Структуры, способные выдвигать долгосрочные инициативы в масштабе большем, чем один субъект Федерации, сегодня востребованы временем как никогда прежде. Те же, кто завтра предложит программу повышения уровня доверия в обществе, будут востребованы во сто крат больше…

Национальные стратегии и стратегическое планирование

В советскую эпоху любые проекты и программы - от локального до национального уровня - легитимировались Госпланом, Госснабом, ЦК и другими органами государственной и партийной власти. Существовала четко отлаженная и хорошо действующая система обоснования, подготовки, принятия решений, а также их претворения в жизнь. Несмотря на всем известные издержки, эта модель работала.

Сегодня ситуация такова, что масштабы стратегического планирования не превышают одного субъекта федерации. Механизмы согласования планов и задач между регионами практически отсутствуют. Приведу пример. Три области, входящие в Северо-западный Федеральный округ, каждая в отдельности, но одновременно, обращаются в Минфин с целью получить бюджетные деньги на строительство дорог. В результате выясняется, что суммы таковы, как будто движение всего автотранспорта пройдет только через территорию каждой из них. Но ведь очевидно, что транспортный поток разделится! И в результате каждая из территорий недополучит деньги. А значит рентабельность проекта резко падает. Любопытно, что эти регионы граничат друг с другом, но, тем не менее, не могут согласовать свои позиции, интересы и планы.

Приведу еще один пример. В Поволжье соседствуют Татарстан и Башкортостан. У Татарстана простаивают нефтеперерабатывающие мощности, и республика просит у федерального правительства денег на разведку новых скважин, чтобы было что перерабатывать. В то же самое время у Башкортостана напротив - избыток нефти, и Уфа, соответственно, требует денег на строительство новых перерабатывающих мощностей. Тут показательно то, что соседям и в голову не приходит простая идея обмена. Оба региона пишут запросы в Минфин, где они и встречаются…

Таким образом, разучившись выстраивать горизонтальные связи, многие субъекты Федерации пытаются строить собственную региональную систему экономических и социальных отношений, но с привлечением федеральных денежных средств, прибегая к проверенному практикой региональному лоббизму, в то время как в этом нет решительно никакой необходимости. Регионализация страны обернулась проигрышем в стратегическом планировании. В национальном масштабе оно вообще перестало существовать, сместившись на уровень области.

Вышеприведенные примеры говорят о том, что все более актуальной становится необходимость создания структур, способных предлагать сценарии в масштабе большем, чем просто субъект Федерации. Именно этим занимается Центр Стратегических Исследований в Приволжском округе, который является фабрикой мысли, успешно работающей на межрегиональном уровне.

Технологический вызов

Вторая часть проблемы современного национального планирования состоит в необходимости учитывать новые факторы деятельности. Например, развитие информационно-коммуникационных технологий меняет наше представление о товаро и грузопотоке. Сейчас самые дорогостоящие и ценные объекты - программы, интеллектуальные разработки - передаются по общедоступным компьютерным сетям. Стратегическую линию поведения не могут определять ни собственно "компьютерщики", ни госорганы, ни бизнес.

Влияние новых технологий - одна из главных тем обсуждения крупнейших фабрик мысли. RAND ввела понятие критических технологий, то есть таких, которые являются "запирающими" для технологий, существовавших ранее. Классический пример, который приводит RAND, - двигатель внутреннего сгорания, прекративший развитие паровой технологии. Мы же разрабатываем более полный концепт рубежных технологий, имея в виду технологии, открывающие новые направления развития и деятельности. Например, технология энергонезависимой флэш-памяти является рубежной, так как открывает линию новых компьютеров, которые, в свою очередь, вносят большие изменения в модели обучения, общения образа жизни. В рамках нашей экспертной группы готовится доклад "Рубежные технологии", в котором представлен список таких технологий и рассматриваются гуманитарные и социокультурные аспекты их влияния.

Новый лоббизм

Впрочем, у межрегиональных фабрик мысли есть и другие задачи. Одна из самых актуальных состоит в выработке новых принципов оценки региональных программ и проектов, организации их концептуальной экспертизы и контроля. Это позволяет уже на самых ранних стадиях отсеивать нежизнеспособные проекты. Дело в том, что многие региональные деятели часто забывают, что концептуальное обоснование того или иного проекта должно предшествовать экономическим расчетам. Для выполнения функции концептуального контроля фабрикам мысли, безусловно, необходимо иметь непререкаемый авторитет. Поскольку у них нет и не должно быть права принимать решения, их мнение может быть исключительно весомо. Они могут наладить процесс коммуникации между соседними субъектами Федерации, организовать выдвижение людей с оригинальными идеями и толковыми находками, но они не могут спроектировать жизнь за людей.

Возьмем еще один пример. Центр стратегических разработок Северо-Запад заключил со всеми губернаторами договоры на разработку доктрины развития регионов. В каждом субъекте Федерации были созданы рабочие группы экспертов численностью 10-15 человек. Эти группы регулярно собирались на организуемые ЦСР семинары, где различные версии доктрины развития Северо-Запада России рассматривались с самых разных позиций. Итогом этой работы стало создание доктрины, где были прописаны некоторые базовые принципы, на которых можно было строить стратегию, общую для всех регионов, входящих в Северо-Западный Федеральный округ. Доктрина была принята, и это был первый за многие годы случай, когда удалось преломить традиционную схему регионального лоббирования. Вместо продавливания решений на федеральном уровне была создана дискуссионная площадка для их принятия на месте. В принципе, эта модель может стать адекватной заменой существующей практике лоббизма.

Ротация кадров: власть, бизнес, общество

Эта проблема представляется одной из наиболее важных. Дело в том, что положение мозговых трестов в России значительно отличается от положения, в котором находятся их аналоги в Соединенных Штатах. Прежде всего это касается системы поиска и замены квалифицированных кадров. В США есть устойчивая традиция - перемещение кадров в треугольнике, вершинами которого являются мозговые тресты, правительство и бизнес, есть норма признанная всеми - общепринятая практика. Никого не удивляет, когда в Федеральную администрацию или в правительство штата приходит человек из бизнеса или академических кругов. Например, корпорация RAND активно и успешно продвигает своих экспертов к власти. А с государственной службы они снова могут уйти - и уходят - в бизнес, науку или, например, в некоммерческий сектор. И тот же RAND или Нeritage Foundation охотно берут к себе выходцев из властных структур. Эта модель обеспечивает присутствие, например, в администрации, наряду с профессиональными чиновниками, высококвалифицированных экспертов в таких областях, как политология, экономика или, скажем, конфликтология.

В нашей стране ситуация совсем иная. Отлаженный механизм взаимодействия между бизнесом, властью и обществом в России отсутствует. Например, перемещение людей науки или предпринимателей во властные структуры до сих пор часто воспринимается с недоумением, представляется чем-то необычным. Такое исключение, как последовательный переход ученого-экономиста Олега Вьюгина с поста замминистра финансов в инвестиционную компанию "Тройка Диалог", а затем в руководство Центрального Банка, лишь подтверждает общее правило.

Что это означает? Что в американскую администрацию приходят люди из фабрик мысли, а затем, пройдя еще и через школу предпринимательства, возвращаются обратно, обогащенные опытом практической управленческой работы и деловой активности. Что же касается России, то схема этого исключительно полезного взаимообогащения секторов пока не действует. К сожалению.

Новые типы вхождения во властные структуры

И все же нельзя сказать, что наши межрегиональные мозговые тресты не принимают участия в продвижении людей к власти, Но это участие носит скорее опосредованный характер. Хороший пример - проведение в Приволжском Федеральном округе по рекомендации и при непосредственном участии ЦСИ нескольких кадровых конкурсов.

Предпоследний был связан с назначением, а точнее - с конкурсным отбором главного федерального инспектора в Кировской области (прежде эта должность именовалась "представитель президента").

Позиция, безусловно, привлекательная для многих групп интересов, так как она предполагает прямой выход на президентскую вертикаль власти. Назначения такого рода всегда проходят очень сложно, путем длительных согласований, и часто стратегически важный пост занимает человек, кандидатуру которого "продавила" та или иная лоббистская группа или альянс.

ЦСИ предложил руководству Федерального округа другой способ - открытый конкурс, в котором мог бы участвовать любой гражданин, соответствующий требованиям Закона о государственной службе и подавший заявку на участие, в том числе и через интернет.

В конкурсную комиссию были включены: представители губернатора, местных бизнес-элит, полпредства и администрации президента.

Таким образом, вместо конспиративного "проталкивания" одной кандидатуры, вместо борьбы между заинтересованными группами был организован прозрачный процесс коммуникации между ними. В результате, на должность был назначен человек, устроивший все стороны. То есть межрегиональная фабрика мысли - ЦСИ - предложила концептуальный подход, обеспечивший консорциумное решение всех групп интересов.

Поиск формы

Задачи, которые приходится решать любой организации, претендующей на статус мозгового треста, весьма непросты. Среди них - содействие налаживанию отношений между бизнесом, властью и обществом; обеспечение ротации кадров; внедрение нового типа лоббирования (взамен традиционного регионального "продавливания" чиновников и проектов); утверждение процедуры и практики концептуального контроля.

С одной стороны, действия ЦСИ как фабрики мысли межрегионального уровня направлены на содержательное решение проблем, имеющихся в округе, а с другой - идет постоянный поиск формы деятельности, которая обеспечила бы активное и успешное участие Центра в межрегиональных проектах.

Так, в ходе реализации проекта по химическому разоружению (в задачи группы ЦСИ, в частности, входило исследование ситуации на территориях, где расположены хранилища химического оружия) у нас возникали любопытные проблемы. Ведь ЦСИ - некоммерческая организация, учрежденная физическими лицами. Проблематика же проекта была предельно засекречена. И, естественно, у многих гражданских и военных чиновников просто в голове не укладывалось: как это люди, представляющие общественную организацию вообще могут быть допущены на такие объекты!

Так что нам приходилось каждый раз строить новые формы отношений, преодолевая длинный ряд стереотипов, сложившихся у людей, работающих в этой сфере. Мы меняли отношение к устоявшимся нормам ведения дел, что и составляет основную задачу ЦСИ.

Доверие как экономическая категория

Вы наверняка обращали внимание на предельно низкий уровень доверия между людьми в России. Разве не странно звучит, что в Москве стоимость доверия при покупке квартиры может составлять около $10 тыс. Эти деньги идут на оплату услуг посредников - агентств недвижимости, маклеров, нотариусов. Реально же цена квартиры стоимостью до $100 тыс. на 10% дешевле. Вот такой экономический эффект. Низкий уровень доверия ведет к невероятно высоким издержкам. Вот почему одна из ключевых задач ЦСИ - налаживание контактов между субъектами того или иного социального или бизнес-процесса и создание механизмов контроля за его выполнением. Результат - значительное снижение издержек и, следовательно, получение конкурентных преимуществ!

Обратите внимание: у некоторых этнических групп, живущих как в России, так и за ее пределами, уровень доверия к представителям своей группы очень высок. Человек легко может передать значительную сумму денег безо всякой расписки, поскольку внутри данной этнической группы имеются определенные этические нормы и средства контроля за их исполнением, значительно снижающие вероятность хищения.

Можно привести другой пример. Община выходцев из Индии всегда очень последовательно продвигала своих программистов на американском рынке труда. Это привело к тому, что сегодня в Силиконовой долине самая большая профессиональная община - индийская. Ее возглавляет всеми уважаемый член этого сообщества, следящий за движением средств и кадров. Он может продвигать профессионалов только доверяя им, но при этом побуждая оправдывать это доверие, для чего в его распоряжении находятся определенные системы контроля.

Таким образом, мы видим: налаживание доверия - это экономическая проблема, весьма остро стоящая в России. И ее придется решать. В том числе и ЦСИ.
Впрочем, эта сфера еще только ждет разработки масштабных, стратегических программ. И хотя уже сейчас ясно, что эффект от их реализации не будет сиюминутным, отдачи можно ждать не ранее чем лет через 7-10 - отдача, однако, будет очень высокой.

Дата публикации: 16:33 | 30.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.