Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2002 / Фабрики мысли / Практика

Трудная судьба российских think tanks


Юлия Наумова
редактор журнала "Со-Общение"
naumova@expert.ru
Версия для печати
Послать по почте

Как живется фабрикам мысли в России
Think tanks как институт - это детище американской культуры. Именно в США сложилось четкое представление о том, каким требованиям должны соответствовать эти организации, а именно: им надлежит быть независимыми, некоммерческими и негосударственными структурами. В России же все наоборот.


Идеальный американский think tank

Не случайно первое место в этом перечне принадлежит независимости. Предполагается, что фабрики мысли должны быть свободны от вмешательства правительства, политических партий и корпораций, или частных лиц, представляющих их интересы…

Некоммерческий и характер деятельности фабрик мысли подразумевает, что они работают на благо всего общества. Однако одного статуса общественной организации для того, чтобы претендовать на право именоваться think tank недостаточно. Главное: исполнять в обществе особую миссию, например -делать публичную политику более эффективной, облегчать процесс принятия правительством решений по ключевым проблемам, делая этот процесс прозрачным для общества.

В западном обществе фабрики мысли выполняют определенный перечень функций:
1. генерация идей и предложений для политики государства;
2. проведение исследований и представление их результатов общественности;
3. участие в оценке правительственных программ;
4. подготовка рекомендаций для политиков;
5. продвижение экспертов во власть;
6. участие в дискуссиях по злободневным государственным вопросам.

Не все американские think tanks выполняют весь перечень этих функций. Как правило, им присуща специализация, позволяющая условно разделить их на три типа:

1. Институты, ведущие высоко квалифицированные стратегические исследования, способные по своему качеству соперничать с научными изысканиями ведущих американских университетов. От последних их отличает только то, что в своих работах они ориентированы на политиков. У таких фабрик мысли есть некая стратегическая линия. Их интересуют базовые проблемы, связанные с общественным выбором. Например, изменение налогового режима.
Эти институты существуют главным образом за счет частных пожертвований. Типичные примеры - Бруклинский Институт, Национальный институт экономических исследований в США.
2. Исследовательские организации, по контракту обслуживающие правительственные структуры. Их основной продукт - аналитические записки, доклады, рекомендации для правительства. Результаты их деятельности очень часто трансформируются в журнальные статьи. Работая по контракту, они часто выполняют заказы других организаций на волнующие их темы. Привлечение сторонних консультантов - обычная практика для этих организаций. Ярким примером think tanks второго типа является RAND.
3. Третий тип - это институты, чьи основная задача - повлиять на текущие политические дебаты по той или иной проблеме. Позиция этих организаций имеет четкую идеологическую подоплеку, и хорошо предсказуема. Основной их недостаток - низкий уровень объективности. Фабрики такого типа редко выполняют сложные исследования самостоятельно. По большей части они переоформляют и суммируют работу, выполненную другими организациями, для выражения своей позиции. Их усилия направлены на предоставление информации в сжатом, кратком, в легком для восприятия формате. Наиболее яркий представитель этого типа think tank - Фонд "Наследие", тесно связанный с республиканской партией. Труды фонда адресованы лицам, принимающим решения, как в исполнительной власти, так и в законодательных органах.

Количество think tanks в США исчисляется сотнями. Однако и там далеко не все они однозначно укладываются в приведенную выше классификацию. Не редко в них просматриваются черты, характерные для двух типов think tanks. Тематика, которой занимаются эти американские институты самая разнообразная. В поле их интересов может оказаться любой вопрос из области политики, экономики или социальной сферы. Главное, чтобы он был актуальным или мог стать таковым в перспективе.
Существуют ли think tanks в России?

Существуют ли think tanks в России

Первый вопрос, возникающий, когда речь заходит об аналогах think tanks в России: как адекватно переводить этот термин на русский язык? Вариантов существует немало. Дословная, но слишком воинственная версия - танки мысли. Другая - тоже дословная, но менее внятная - "бензобаки размышлений". Более мягкие и понятные варианты: фабрика мысли, мозговой трест, аналитический центр. Говорить о том, какой из них более приемлем, пока не приходиться. Культура think tanks только складывается в России. Возможно что, по мере ее формирования, для обозначения этого типа организаций будет принято одно из этих названий. А, быть может, появиться что-то новое.

Как бы то ни было, наиболее интенсивно пока используется термин "фабрики мысли".

Второй не менее важный вопрос: а существуют ли эти фабрики в нашей стране вообще? Мнения на этот счет противоречивы. Кто-то утверждает, что они, безусловно, существуют. Кто-то напротив - считает, что в России их пока еще нет. Истина же, похоже, лежит где-то сбоку: в большинстве случаев, организации производящие интеллектуальный продукт крайне редко отвечают "принципу трех "нет". Но насколько это формальное несоответствие может считаться серьезным основанием для отказа им в этом праве? Да и кто, в самом деле, будет решать: отказать или нет?

Большинство отечественных экспертов сходятся во мнении, что сегодня в области экономики, например, фабрик мысли не больше 15 на всю страну. В этом смысле, для многих наших фабрик характерно некое глобальное несоответствие между формой и содержанием. По сути своей деятельности институт может являться типичным think tank, но формально быть госорганизацией. Это правило касается как Института экономики переходного периода, так и Леонтьевского центра. Причина несоответствия кроется в следующем: процесс формирования организаций, претендующих сегодня на звание российских фабрик мысли сильно отличался от американского. Чего нам не хватало и не хватает до сих пор, так это миллионеров решивших завещать свои деньги фабрикам мысли.

Раймонд Страйк в своей книге Reconstractive Critics выделяет 5 основных форм появления think tanks в США:
1. приватизация государственных исследовательских институтов, в ходе; которой им удалось сохранить существенную поддержку государства
2. создание новых, независимых think tanks;
3. создание институтов значительными политическими фигурами, покинувшими властные структуры;
4. создание think tanks партийными структурами;
5. создание институтов, ориентированных на получение прибыли за счет оказания разного рода консалтинговых услуг.

В этом списке только организации, формировавшиеся по второму варианту, по своим целям и структуре сходны с западными образцами think tanks. Остальные в формальные рамки явно не вкладываются. Однако это не значит, что они не выполняют функций фабрик мысли.

Просто российская действительность выглядит куда более разнообразной. И воспроизвести в чистом виде американскую культуру think tanks вряд ли удастся. Да и нужно ли? В этом смысле России, пожалуй, ближе Европа, где think tanks тесно связаны с государством.

Жизнь вопреки всему

В России фабрики мысли чаще всего выступают как источники идей, сценариев и рекомендаций. Это, в частности, объясняется необходимостью принятия нового законодательства обеспечивающего проведение экономических и политических преобразований. Что же до такой функции think tanks, как продвижение людей во власть, тут наблюдается другая тенденция. Чиновники, занимавшие во властных структурах высокие посты, предпочитают создавать собственные институты и фонды, преследующие, главным образом, только одну цель: оказывать влияние на политику.

Функционирование think tanks в России осложняется очень неблагоприятными условиями. Основная проблема независимых think tanks - отсутствие постоянных источников финансирования. Платежеспособный рыночный спрос на интеллектуальный продукт пока низок, а олигархи, за редким исключением, не спешат вкладывать средства в развитие такого типа институтов. Максимум, что делают крупные компании, так это создают свои собственные аналитические центры, этакие фабрики для внутреннего пользования.

Финансовые возможности государства как клиента независимых фабрик также ограничены. Кроме того, правительственные структуры предпочитают больше пользоваться услугами экспертных групп и институтов, созданных с их ведома. Прислушиваться к мнениям со стороны - не в традициях российской бюрократии.
Фабрика мысли - это институт сравнительно новый для России. У общества пока нет понимания, что это такое и зачем это нужно. Вложения в такого рода институты не обещают быстрой прибыли. Они носят долгосрочный характер и связаны с формированием нового типа управленческой культуры во властных и корпоративных структурах. Очевидно, что этот процесс потребует немало времени, но не следует забывать, что усилия самих российских фабрик мысли, направленные на установление конструктивных деловых отношений с потенциальными источниками финансирования, только ускорят его.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Фабрики мысли
Контекст
Индустрия вопросов
Дмитрий Петров
Закончив полный цикл: 1989-2001 годы - от змеи до змеи
Ефим Островский
Политзаказ на мысль vs cценарный подход
Юрий Громыко
Фабрики мысли спасли Америку
Александр Неклесса
Действительность против иллюзий
Сергей Переслегин, Руслан Исмаилов
Военные как двигатель прогресса
Михаил Кутузов
Творчество, профессионализм и здравый смысл…
Интервью с Андреем Нещадиным
Новости
Российский большой бизнес озаботился собственным имиджем. За границей
Хрустальный апельсин вырос в Санкт-Петербурге и Ленинградской области
ИМИДЖ-Контакт взял курс на повышение
Креаторы продемонстировали свое мастерство. В Москве. В отеле "Мэриотт"
Белгородский губернатор готовит региональные кадры PR-щиков?
Практика
Мозговой трест для правительства
Интервью с Сергеем Лавровым
Фабриканты экономической мысли объединяются
Александр Аузан
Деньги для идей
Лев Якобсон
Мы придумаем, что вам делать. Но делать придется вам
Наше дело - дать совет…
Марк Федин
Городам в помощь
Надежда Косарева
Российская фикция
Интервью с Ксенией Юдаевой
Межрегиональные мозговые тресты как инструмент стратегического планирования
Георгий Афанасьев
RAND Corporation: заметки пристрастного визитера
Алексей Тупицын
Трудная судьба российских think tanks
Юлия Наумова
Оперативный простор
Армрестлинг с невидимой рукой
Сергей Чернышев
Где же ваша совесть, господа пиарщики?
Глеб Кузнецов
Галопом по ресторанной Москве
Лина Ляндо
Препарируя медиа
Артур Роттерштайн
"Электоральная игра" Джозефа Наполитана
Екатерина Медведева
В цепких лапах мифодизайна
Полина Голубева


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.