Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2002/9/practice/22


Мозговой трест для правительства

Как рождаются рекомендации для кабинета министров
Факт, что в российских условиях невозможно однозначно перенять западный опыт, стал очевидным для всех. Так родилась идея создать некий орган, который вырабатывал бы предложения и проводил бы независимую экспертизу мер, принимаемых правительством в области экономической политики. Идея была воплощена…

- Как возникла идея создания бюро?

- Формальная дата рождения Бюро Экономического Анализа - 1997 год. Тогда первые шаги на пути реформ были уже сделаны. Однако появилась масса экономических проблем, которые необходимо было решать. Ситуация осложнялась тем, что у правительства не было четкого представления о том, что произойдет с экономикой, если будут предприняты те или иные меры. Факт, что в российских условиях невозможно однозначно перенять западный опыт, стал очевидным для всех. Именно тогда родилась идея создать некий орган, который вырабатывал бы предложения и проводил бы независимую квалифицированную экспертизу мер, принимаемых правительством в области экономической политики. Основная трудность заключалась в поиске источников финансирования подобной организации. Для того чтобы привлечь к работе первоклассных специалистов, особенно западных, нужны были значительные средства. Тогда и возникло предложение финансировать работу бюро за счет привлечения средств Мирового банка, которые, являясь заемными, с одной стороны гарантировали бы независимость Бюро от влияния международных доноров, а с другой - стали бы залогом солидности и значимости его рекомендаций. В итоге было принято решение правительства взять специальный заем у Мирового банка для создания бюро.

- Как построена работа БЭА?

- БЭА - это мозговой центр, который может вырабатывать решения, как собственными силами, так и с помощью любых экспертов. Механизм работы бюро выглядит следующим образом. Правительство или федеральное ведомство присылают заявки на работы, требующие перспективной разработки или обоснования принятия стратегического либо оперативного решения. Правление бюро, состоящее из верхнего уровня чиновников экономических министерств и ведомств (в основном это уровень первых замминистров), определяет степень актуальности проблемы и принимает решение о передаче заявки в бюро на детальную проработку. Таким образом, уже на стадии формирования план работ бюро проходит через некую предварительную процедуру "мозгового штурма", поскольку каждый из членов Правления опирается на свой опыт работы в области экономического регулирования, экономической политики и принятия решений.

Затем в действие вступает внутренний механизм работы бюро. Задача БЭА - выработать рекомендации или дать ответы на поставленные вопросы. Под каждую тему формируется своя "мозговая команда". Ее численность зависит от масштабов задачи: она может состоять из нескольких человек, а может насчитывать десятки специалистов. По отдельным вопросам к работе могут привлекаться суперпрофессионалы международного класса. Далее запускается классический механизм мозгового штурма, в ходе которого оперативно вырабатываются соответствующие предложения и рекомендации или осуществляется детальная экспертиза предлагаемых мер и решений.

Крупные проекты требуют многократного обсуждения. Сначала вырабатывается концепция, затем она обрастает фактами. Далее проводится анализ российского и зарубежного опыта - исследование на предмет того, есть ли в стране условия, чтобы предлагаемый механизм заработал. Итогом работы БЭА являются рекомендации о том, что правительство может предпринять для решения той или иной проблемы.

- Сколько экспертов работает в бюро?

- У нас на постоянной основе работает около 30 человек. Это не только эксперты, занимающиеся непосредственно подготовкой проектов, но и обслуживающие специалисты. Поскольку основным направлением работы бюро является экономический анализ, более половины нашего персонала составляют аналитики. Кроме того, в год мы привлекаем к работе до нескольких сотен экспертов "со стороны".

- Каков бюджет бюро?

- Заём Мирового банка, который выделен под нашу программу, равен $22,6 млн. Он рассчитан на реализацию в течение 6 лет. Большая часть средств расходуется на привлечение специалистов. Это позволяет в случае необходимости задействовать в работе самого дорогого эксперта.

- Во сколько в среднем обходится реализация одного проекта?

- В зависимости от длительности и количества привлекаемых экспертов средний проект стоит от $50 тыс. до $120 тыс. По современным рыночным представлениям в области консалтинга - это недорогие проекты. Однако если сравнивать данные суммы со средствами, выделяемыми нашими министерствами на проведение заказных работ экономической тематики по линии Минэкономразвития или Миннауки, то это большие суммы. Их проекты гораздо дешевле. В общем, все познается в сравнении.

- Можно ли оценить эффективность работы БЭА?

- Оценить эффективность работы бюро очень сложно. Расчет эффективности предполагает сравнение двух величин - затраченных усилий и полученного результата. В области экономической политики это практически невозможно сделать по нескольким причинам. Во-первых, как правило, отдельные фрагменты конкретной комплексной работы рассеяны по разным нормативным документам. Во-вторых, экономической политике присуща большая инерция. Реальное воздействие мероприятий на уровне нормативных документов правительства может быть оценено только через месяцы, а иногда и годы. Так, последствия "отпуска цен" в 1992 году дали о себе знать уже через несколько месяцев, а последствия приватизации середины 90-х годов мы реально ощущаем только сегодня.

- Как тогда проводить оценку?

- Я бы оценивал профессионализм людей, которые привлекаются к работе. Это наиболее важный вопрос. Если для решения какой-то проблемы БЭА удается привлечь самых высококлассных специалистов как в стране, так и за рубежом, это является неким критерием. Вы осознаете, что ничего другого сделать уже нельзя. Никого другого в этой области больше нет.

Отсутствие объективных критериев оценки - слабое место в работе такого рода организаций в России. Это постоянный повод для критики. Организация работает, съедает определенное количество финансовых ресурсов. Она дает некий результат, который можно оценить по наличию записок, исследовательских работ, монографий. С точки зрения же оценки влияния на экономическую политику, все обстоит очень сложно. Возьмем, например, самый болезненный сектор российской экономики - социальную сферу. По социально-экономическим проблемам бюро непосредственно работает с Аппаратом правительства, подготавливая по его заявкам соответствующие документы. Летом 1999 года был принят федеральный закон "О занятости населения в РФ". При его создании использовались три работы БЭА: 1) "Концепция политики на рынке труда на современном этапе макроэкономических реформ", 2) "Перспективные направления политики противодействия безработице" и 3) аналитическая записка "Насколько безработные безработны". Однако как можно оценить экономический эффект закона?

- Насколько ваши рекомендации воспринимаются правительством?

- Этот вопрос очень сложный. Проблема состоит в том, что многие решения в области экономической политики определяются текущей политической ситуацией. Можно дать самые блестящие теоретические рекомендации, однако, если они не впишутся в текущий политический контекст, то на данном этапе будут неприемлемы. Это не исключает того, что в будущем они могут быть востребованы. В принципе, наверное, можно было бы создать службу мониторинга, которая отслеживала бы принятие правительством любых решений в области экономической политики и их воздействие на реальную экономическую ситуацию. Однако пока такая задача не была поставлена перед нами.

- Какие проекты подготовлены бюро?

- За 5 лет работы мы подготовили очень большой перечень проектов в области экономической политики. Каждый год бюро выполняет более 20 плановых проектов и от 30 до 50 - оперативных, которые актуальны для принятия экономических решений. Нагрузка очень большая. Однако оргструктура БЭА позволяет задействовать большое количество разных специалистов на различных направлениях.

Перечислю наиболее крупные проекты бюро: анализ эффективности налоговой реформы в России, методология оценочной деятельности, реформирование системы бухгалтерского учета и переход на международные стандарты, анализ конкурентной политики и ограничение монополистической деятельности на товарных рынках. В области социальной политики мы разработали программу и перспективные направления преодоления безработицы, проект, посвященный проблемам формирования среднего класса. В финансовой сфере нами были подготовлены рекомендации по политике привлечения прямых иностранных инвестиций в Россию. Это был детальный документ, который получил очень высокую оценку у специалистов. Перечислять можно очень долго.

- Есть ли у вас проекты, которые Вы ведете постоянно из года в год?

- Согласно действующему соглашению с Мировым банком, бюро готовит ежегодный обзор экономики России за прошедший год, в котором мы даем оценку эффективности экономической политики предшествующего периода. В отличие от других исследовательских организаций в качестве отправной точки при подготовке обзора мы рассматриваем те меры экономической политики, которые принимались в предыдущем году. Насколько они были эффективны? Это некая стратегическая линия. Кроме того, бюро регулярно выпускает бюллетени, посвященные макроэкономическому анализу развития экономики. Эта работа востребована на федеральном уровне и уровне организаций, принимающих решения. Это те работы, которые мы делаем постоянно.

- Какие основные проблемы есть у российских фабрик мысли?

- Основная российская проблема состоит в том, что такие центры требуют достаточно большого и устойчивого объема финансирования. Это надо понимать и принимать как неоспоримый факт. Специалистов, которые работают на таком уровне, достаточно мало. Они сегодня востребованы. На нынешнем этапе think tanks создаются, в основном, новыми корпоративными структурами. Я могу это отслеживать по тому, куда люди уходят работать из Бюро. Финансовые условия, которые им предлагают на новых местах, их более устраивают. На сегодняшний день федеральный центр не готов иметь свои мозговые центры на бюджетном финансировании. Всегда находятся более важные и "злободневные" темы для финансирования, чем подобная сфера деятельности. В условиях перехода на новую систему экономических взаимоотношений, зарождающегося рынка и необходимости выработки адекватных времени решений в области экономической политики востребованность подобных мозговых центров, очевидна.

Корпорации же, работающие на российском и международном рынке, понимают, что от эффективности работы мозговых центров внутри корпорации зависит их эффективность работы на рынке. Большинство инвестиционных компаний имеют свои группы мозгового штурма, которые вырабатывают предложения и рекомендации для руководства этих компаний. Структуры же, не встроенные в корпоративные системы, работают в основном на зарубежные гранты.
Какие перспективы развития у мозговых трестов в России?
Мое мнение - скорее всего будет отличаться от общепринятого. Я считаю, что на сегодняшний день у мозговых центров нет перспективы в государственном секторе. В негосударственном секторе, в крупных корпорациях возможности у мозговых центров очень хорошие. Эти структуры будут только укрепляться. Их количество будет увеличиваться с каждым годом. Это показывает весь опыт развития рынка.

Интервью провела Юлия Наумова

 

Дата публикации: 16:32 | 30.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.