Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2002 / Образование / Контекст

Инкубатор для управленцев


Интервью с Андреем Волковым
rector@taom.ru
Версия для печати
Послать по почте

Нужно еще доказать свое право на хорошее образование
О системе образования можно говорить поразному. Ее можно рассматривать как одну из социальных инфраструктур, как специфический рынок образовательных услуг, как сложный инструмент воздействия на сознание человека. Любой из этих углов зрения имеет право на существование. Вопрос в другом - в каком залоге актуально говорить о системе образования сегодня в России. Об этом - в беседе Анны Федоровой, заместителя главного редактора журнала "Со-Общение", с Андреем Волковым, ректором Тольяттинской Академии Управления.


Образование - это не услуга

- Можете ли вы типологизировать существующие точки зрения на образование?

- Есть несколько стандартных. Например, относительно недавно возник вопрос: образование - это бизнес или нет? Если мы будем размышлять об образовании как о бизнесе, можно это обсуждать в схемах производства. Можно обсуждать прибыль, продукцию, качество. Есть такая точка зрения, что образование есть производство человека. На одной из игр Георгия Петровича Щедровицкого был предложен такой образ: образование - это конвейер. Вы попадаете на конвейер, каждый "преподаватель" надевает на вас свою заготовочку и вы потом выходите в жизнь. Такое модельное описание схемы массового вуза. Вторая точка зрения, которая преобладает уже 10 лет: образование - это услуга. На мой взгляд эта точка зрения порочна, но ее придерживаются многие. Она порочна в том, что никакой услуги образование не предоставляет. Образование призвано изменить человека, и оно меняет его. В этом смысле оно сродни инфраструктуре. Самолеты летают все время, вне зависимости от того, летите ли вы сегодня куда-нибудь или нет. Образование работает как машина подготовки. Я различаю образование и подготовку и считаю, что современные люди не получают образование в образовательных учреждениях. Они его получают в других местах: на работе, в семье, в тюрьме, в драке, на улице, во взаимоотношениях с любимым человеком. Там мы "образуемся", меняем свой образ и свою форму. Очень редко люди получают образование в образовательных учреждениях.

- Но в любую школу, даже в самую плохую, приходят дети, личность которых только формируется, так что в любом случае этот институт на них повлияет.

- Я считаю, что школа - это один из самых слабых образовательных институтов, который не выдерживает современной конкуренции с другими образовательными институтами. Подумайте, где вы получали образование. В школе? В институте? Если вы начнете мысленно перебирать, что вы сделали и каким вы являетесь, вы обнаружите, что школа и институт имеют к этому отдаленное отношение. Вы сможете разве что вспомнить каких-то учителей.

Школа как институт призрения

- Тогда какие функции выполняют учреждения, которые относятся к ведению Министерства образования?

- Функции призрения. Они призревают, наблюдают за маленькими, маленьких забирают, чтобы они как можно дольше не попадали в реальную жизнь. В реальной системе мало места, "прогрессоров" нужно мало. Поэтому их нужно держать в какой-то системе - подальше от жизни, нельзя же их бросить на улице, они начнут бить витрины, хулиганить. Поэтому школа есть форма содержания людей подальше от реальных дел, и в этом ее основная функция в обществе.

- Всегда и везде?

- Везде, это мировая ситуация. Но не всегда. Современное образование в нынешней форме существует 250 лет, а массовые школы - всего 200 лет. Раньше существовала система эксклюзивной подготовки: семья, монастырские школы, ордена иезуитов, тамплиеров, элитные лицеи и т.д. Так было в традиционных обществах.

- Я правильно понимаю, что массовые школы начали появляться, когда на историческую арену начали выходить массы и с ними надо было что-то делать, схватывать социальной структурой?

- Безусловно, да. Ян Амос Коменский, создавая свой подход в определенной исторической ситуации средневековой Европы, когда нужно было сохранить культурные ценности, не предполагал, что его подход в форме классно-урочной системы просуществует 250 лет. Оказалось, что это очень удобная форма для общества, и она сохранилась.

- И в чем же порочность классно-урочной системы?

- Наше восприятие не устроено "по правилу 45-минутных интервалов". Если я чем-то увлекаюсь, я живу в этом. Не бывает так, чтобы мы делали одно дело 45 минут, а потом переключались на другое. Мы так не работаем, мы делаем что-нибудь одно в течение длительного периода времени. Тогда есть шанс в это вникнуть, провалиться, что-то понять. А в классно-урочной системе все попилено, нужно порцию информации (не знания) передать и потом проверить на экзамене, что сохранилось в голове. Я различаю образование и подготовку. Я говорил в очень жестких тезисах и повторяю их. Образование не живет в образовательных учреждениях. Люди получают образование не в образовательных учреждениях, там они получают подготовку. Человека можно подготовить к чему-нибудь, к какому-то типу деятельности.

- Для чего предназначена школьная и вузовская подготовка?

- Они разные. Кстати, "вуз" - это тоже нечто условное, это не высшая система. Это метафора такая, но она стала мифом общественного сознания. На самом деле в вузах просто проводится профильная подготовка человека к финансовой деятельности или к чему-то еще. Можно вместо этого его отправить на рабочее место, и он там к чему-то подготовится. Что с образованием? Оно случается. Принятие некоторого образа - это процесс отчасти случайный, он зависит от того, куда человек попадет, в какой семье вырастет, в какой двор он выйдет, какой учитель ему встретится. Потом человек начинает заниматься самообразованием: он рефлектирует и принимает для себя какой-то стиль, образ мыслей, поведения, работы. А способы понимаются в системе подготовки.

- Но рефлексивная позиция может быть и в вузе...

- Нет. Люди могут рефлектировать только собственный опыт, а не чужой.

Конкурентная образовательная среда

- Это мы говорим про среднюю школу. А вообще я занимаюсь так называемой профильной подготовкой. Последние четыре года я являюсь ректором Тольяттинской Академии Управления. Там существует другой подход к образованию, отличный от традиционной высшей школы, которую я только что критиковал. Традиционная высшая школа последние 150 лет строится на предметной передаче знаний. Знания упакованы в предметы и передаются в форме лекций человеком, который, как правило, это знание не разрабатывал. Он транслятор этого знания. Преподаватель что-то пересказывает, и в этой форме существует. Мне кажется, что такой подход перспектив не имеет. Все, кто потребляет продукт высшей школы, говорят, что он низкого качества. Никто не смотрит на дипломы, на это не обращают внимания, все смотрят на человека. Наш подход состоит в том, что нужно передавать человеку способности, а не знания. Знания будут по сопричастности, он их возьмет сам - столько, сколько нужно. Знания не передаются, а берутся. Это находит свое выражение даже в языке. В англоязычной высшей школе говорят "брать курс" (to take a course), а у нас говорят "давать предмет". Мы развиваем концепцию проектно-ориентированного обучения, когда человеку, который не учится, а готовится, нужно дать разработку проекта.

- Это универсальная схема для подготовки в любой сфере?

- Не совсем. Есть сферы деятельности, в которых нужна ремесленная подготовка. Чтобы освоить ремесло, надо смотреть, как это делает мастер, и учиться у него. Медицина, искусство - это такие сферы. Есть сфера, ориентированная на исследования и исследовательский подход. С условностью отнесу туда науку. Для этого людей нужно специально готовить. А есть сфера, я ее специально выделю, где нужны лидерские качества, человеческая энергия, способность повести за собой людей. Их нужно готовить не так, как ремесленников, и не так, как исследователей. На уровне здравого смысла это очевидно. Но я не думаю, что в медицине или для подготовки оперных певцов нужен такой подход.

Технология проектного обучения

- А не могли бы вы рассказать чуть-чуть поподробнее о проектном подходе? Как это выглядит в жизни?

- Расскажу вам структуру учебного плана. Первый год - это год казармы, когда нужно человеку вернуть элементы общей культуры: чтобы он умел говорить по-русски, по-английски, пользоваться компьютерными технологиями, знал математический язык, не путался в элементарных вещах, понимал язык тела, физической культуры. Вообще-то это не наше дело - до 16 лет он должен был все это как-то освоить в структуре среднего образования. Но среднее образование сейчас этого не дает, это я вам говорю как человек, который каждый год получает на входе 200 - 600 студентов. Ничего этого нет в общем образовании. А дальше все люди делятся. Пришел поток в 200 человек. В течение года есть такой специальный курс - "Начальная управленческая подготовка". Ведет его большая группа преподавателей. Там все устроено в виде проектных сессий. Проводятся проектные игры, люди пытаются занять другие позиции, войти в другие сферы, помыслить, пометаться. В реальности их никто не пустит управлять финансово-кредитным институтом или региональной сферой образования, а тут им надо это сделать.После этого они расслаиваются на втором курсе на два больших потока: те, кто входит в режим обучения в мастерских по финансам, информационным системам, управлению, маркетингу и т.д. и те, кто идет осваивать это содержание, но уже в виде лекций. И это не пересекающиеся пространства. В середине обучения, на третьем курсе они все уходят работать. Потому что человека нельзя дальше держать в вузе. А учатся они вечером. Учебный процесс становится обеспечивающим их карьеру.

- То есть через два с половиной года студенты автоматически переходят на вечерку?

- Да. Все работают, все получают диплом, уже имея реальный профессиональный опыт. Получать диплом приходят, например, начальники отделов банков и т.д. Все статусные, продвинутые, профессиональные, уверенные в себе люди. Не надо искусственно продлевать детство.

Удовольствие для немногих

- Система существует, но в небольшоммасштабе. Общество еще не готово к этому?

- Не готово. Это очень сложно. Я, например, не могу порекомендовать всем остальным высшим учебным заведениям перестроиться на наш лад. Это нечестно, они не смогут. Мы вынуждены были в момент создания полностью отказаться от традиционной системы подготовки и набирать преподавателей из бизнеса, из инженерии. На ведущие направления мы не приглашали преподавателей из вузов. Здесь надо было привести реальных людей и чем-то их заинтересовать, мотивировать, следовательно, вы им должны платить, мягко говоря, не три тысячи рублей. Есть такие управленческие проблемы. Это дорогая подготовка.

- А образование платное?

- Только платное, для всех. Мы не государственное учебное заведение.

- Постарайтесь сформулировать главное отличие вашего вуза.

- Оно одно. Очень простое в понимании и очень сложное в реализации. Учить нужно не знаниям, нужно передавать способы. Это главное фундаментальное и принципиальное отличие этого учебного заведения от большинства других. Конечно, у нас есть лекции, семинары, практические работы - вся та обычная рутина, но она второстепенная, вспомогательная и не главная, и не для всех. Это главное принципиальное отличие.

- Здесь люди будут еще стараться сделать так, чтобы попасть в ту группу, где учат в мастер-классах?

- Да, стратификация - это наш второй принцип. Он гласит, что все не равны друг другу и все не могут всс. Это, возможно, не гуманный, но гуманитарный подход.

- Я рискну сказать, что вы создаете конкурентную среду, ориентацию на результат, успех, строите "культуру бизнеса", и за счет этого вашим студентам легко в бизнесе.

- Возможна такая интерпретация, но с маленькой поправочкой. Мы ориентированы не только на бизнес - для нас важнее, чтобы люди оперировали большими системами. Системой образования, промышленной политикой, а не только прибылью, расходами и доходами. Мы не сводим все к бизнес-ориентации.

- Говоря о новых профессиях: для обучения им приходится вводить образовательные инновации. Это констатация. Теперь тезис: PR - это отрасль, это новый тип деятельности, кадры нужны, есть люди, которые это все умеют, но им некогда заниматься тем, чтобы передавать знания. И они пытаются создать "компенсирующие" технологии обучения: выездные семинары, тренинги, рейды группы специалистов из агентств по вузам - что угодно. Можно ли вот так ставить проблему развития компенсирующих технологий в пробелах традиционного образования, будет ли это интересно?

- Я не понимаю вашего вопроса. Это уже поставлено и уже реализовано. Вы сами об этом только что рассказали. И это происходит везде. Если продолжить эту мысль, надо сказать другое. Теперь цеховому братству, допустим пиарщиков и рекламистов, придется выполнить очень странную работу: построить систему подготовки. Для этого нужно из своей сферы выделить способы работы журналиста, пиарщика, рекламиста и т.д., подумать, как их можно передавать, а потом построить систему такой подготовки, дойти до конца. Достроить до настоящего современного учебного процесса. Они идут этим путем, но потом кто-то должен за них дойти. В этом смысле не нужно реформировать старое образование, это невозможно. Гораздо выгоднее потратить силы на строительство нового - не компенсирующего, а настоящего.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Образование
Контекст
Факультеты надежды
Анна Федорова
Образование: никаких иллюзий
Алексей Ситников
Борьба за статус
Ирина Огарь
Инкубатор для управленцев
Интервью с Андреем Волковым
Каковы журналисты, таковы пиарщики
Интервью с Павлом Бардиным
Болевые точки системы
Александр Адамский
Социальная терапия: когда школа бессильна
Виктор Осипов
Среда
Образование - оружие четвертой власти
Интервью с Ясеном Засурским
Общество vs реформаторы, или необходимость диалога
Ольга Степанова
Власть и общество: робкие шаги навстречу
Интервью с Джоном Флемингом
Новости
Маркетологи жаждут общения
Политтехнологи делятся своими секретами
Балтийский PR-уикенд: повестка дня
Новый игрок на российском PR-рынке
Практика
Новое поколение русской игрушки
Любовь Духанина
Государство против ученика
Интервью с Андреем Хуторским
Образовательный туризм - путь к себе
Наталья Рыбалкина
Шпаргалки для преподавателя
Андрей Мамонтов
Практическая антропология: новые форматы самоопределения
Александр Попов
Академия
Как нас учили понемногу
Михаил Кутузов
Полвека политконсалтинга
Интервью с Джозефом Наполитаном
Образовательные модели современной Европы
Иван Голунов
История российского образования: цивилизационный подход
Михаил Богуславский
Гуманитарные фабрики
Достойный образ бизнес-сообщества - в массы
Дмитрий Петров
Трудные будни банковских пиарщиков
Михаил Вашурин
Книжный стенд
Разорванное сознание
Артур Роттерштайн
Россия = Текст
Анна Федорова
Не верь никому
Юлия Долгова


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.