Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2002 / Образование / Академия

История российского образования: цивилизационный подход


Михаил Богуславский
профессор, член-корреспондент РАО
hist2001@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте


Новый взгляд на становление российского просвещения

В России полным ходом идет образовательная реформа. Стандарты западного образования активно внедряются на практике в нашей стране. Традиции советской школы отступают. От успеха преобразований зависит будущее России. Чтобы не наделать лишних ошибок, следует не забывать уроков прошлого.

В метаниях между Западом и Востоком

Российское образование складывалось в системе четких цивилизационных координат. Существенное влияние на его становление оказали два фактора: евразийское расположение и православие. Благодаря своему геополитическому положению Россия формировалась как пограничная между Востоком и Западом цивилизация, обладающая специфическим опытом конвергенции, повышенной способностью к восприятию, усвоению и творческой переработке различных традиций. В силу этого в России представлен открытый тип культуры, что выражается в готовности к взаимодействию с различными цивилизациями и их социально-педагогическим потенциалом. Эта специфическая особенность привела к парадоксальному противоречию в области образования. С одной стороны, начиная с середины XIX в. оно развивалось подобно западному (германскому) образцу классно-урочной системы. С другой - восточная (ориенталистская) традиция воспитания базировалась на иных социокультурных доминантах.

Она делала акцент на таких воспитательных механизмах как традиции, ритуалы, символы, каноны. В качестве базовой ценности выступал императив долга. В образовании преобладала авторитарная система, которая ориентировала людей на строгое следование априорным заповедям, исключающим рефлексию. Такая жесткость образовательно-воспитательных структур порождала человека - идейного иждивенца, упорно цепляющегося за старую систему. Благодаря влиянию Востока российское образование вобрало в себя следующие черты:

- стремление к адаптации, а не преобразованию окружающей среды;

- признание непререкаемого авторитета старших;

- доминирование принципа коллективизма над принципом свободного развития личности.

В некоторой степени именно этими обстоятельствами объясняется консерватизм российской государственной системы в переломных ситуациях (1917-1922, 1991-1992). Несмотря на революционные преобразования, советская школа пошла по точно такому же пути, что и царская Россия. Воспитание было направлено на сохранение дихотомического мировосприятия со всеми признаками религиозности, причем в еще более архаичном, чем христианство, варианте.

Вместе с тем в российской культуре существовали и традиционные западные ценности: свобода, справедливость, идеалы гражданского общества, принцип разделения властей, приоритет естественных и неотъемлемых прав человека, возможность общественного и частного образования, относительно независимого от государства. В качестве идеала в этой традиции выдвигалась идея саморазвивающейся и самоценной личности. Либеральные идеи были особенно популярны в школах "нового типа" и коммерческих училищах начала XX века. Они также декларировались в советском обществе, особенно в конце 50-х - начале 60-х гг., в педагогической теории "абстрактного гуманизма" В.А. Сухомлинского. Либеральные ценности и ориентации не воспроизводились ментальностью российского общества автоматически, они всегда были результатом прорыва. Периодически возникающее ощущение отставания от Запада (особенно ярко это выразилось в первой четверти XVIII в.), приводило к перепрыгиванию необходимых ступеней развития просвещения. Это не только подрывало социокультурные силы, усиливая раскол в обществе, но и все больше приводило к отчуждению от собственных педагогических традиций.

В целом в русской педагогической мысли сложились три позиции, характеризующие отношение к проблеме Восток - Россия - Запад:

1. Необходимо усваивать и использовать передовые западные достижения;

2. Приоритет должен отдаваться восточным ценностям;

3. Следует противостоять обоим началам и продуцировать свою собственную систему образования.

В России отношение как к Востоку, так и к Западу всегда было амбивалентным. При констатации технической отсталости Востока подчеркивалась авангардная роль России в просвещении азиатских народов и их приобщению к прогрессу. При этом всегда господствовала гуманистическая установка на обязательное приспособление инноваций к местным условиям, постепенный характер преобразований, примат духовности и нравственности над знанием и интеллектом. Амбивалентным было и отношение к Западу. Его материальная база, педагогические технологии, прочность системы образования, ее стройность и разветвленность были предметом зависти, образцом для подражания. Однако это не мешало многим идеологам российского образования презирать и не принимать излишнюю рациональность и, якобы, "бездуховность" западной педагогики. Такая полифония представляла собой реальную цивилизационную гамму России, которая и определила отсутствие единого основания, центрирующего социум и задающего ему вектор развития и его рамки.

Православие как сдерживающий фактор

Наряду с геополитическими факторами, важнейшей системообразующей доминантой в образовании выступало православие. Его влияние на педагогику оказалось неоднозначным. Во-первых, акцент православия на духовно-нравственном развитии человека привел к отрицанию утилитарно-прагматической направленности образования. Во-вторых, социальные нормы религии никогда не поощряли частную инициативу и личный успех. В преломлении к образованию это проявлялось в негативном отношении к любым инновациям в этой сфере, в отторжении попыток индивидуализации учебно-воспитательного процесса и т.д. Все это существенно сужало вариативность образования, затрудняло разработку новых педагогических технологий.

Еще одна доминанта российского менталитета была связана с идей мессианской роли России в мире. Если, при всей апологии православия, до Октября 1917 г. мессианство все же носило узкий, преимущественно нравственно-духовный характер, то после революции оно захватило практически все сферы общества. Образование не осталось в стороне. Постулат о самой передовой в мире советской педагогике, которая на самом деле была скорее реакционной, стал притчей во языцах.

В поисках свободного человека

В целом можно сказать, что Россия шла в русле западного субцивилизационного пути, периодически переживая ориенталистские периоды. Если смоделировать развитие отечественной педагогики, выбрав в качестве критерия преобладающий идеал человека, то можно выделить пять культурно-исторических циклов.

1. Традиционный. В славянском дохристианском обществе основным идеалом был человек, следующий традициям и ритуалам. Под традицией понимались все обычаи, церемонии и формы участия в институциональной жизни, совершаемые не механически, а осознанно.

2. Религиозный. В период Московской Руси XI-XVII вв. обучение и воспитание было подчинено религиозной цели. "Идеальный" человек должен был уметь читать Священное Писание, а также определять сроки православных праздников. На этом этапе в обществе доминировала религиозная культура.

3. Имперский. Основным идеалом человека в имперской России XVIII-XX вв. был гражданин, патриот России, "слуга Отечества". Этот период характеризуется ускоренным развитием светской культуры. Происходит полное отождествление человека с социумом. Каждый должен отдать все силы общему делу, причем сделать это "добровольно и радостно". Отсутствие традиций гражданского общества сказывалось на незавершенности, поверхностности всех просвещенческих реформ ХIХ-ХХ вв.

Научные знания и образовательные технологии были отделены от крестьянского населения и его культуры. Европейское просвещение было локализовано в тонком слое "образованного общества" и его влияние на массовую начальную (церковно-приходскую) школу было минимальным.

4. Этап становления гражданского общества. В начале XX в. под влиянием быстрого распространения западной системы образования начинается разрушение консервативных структур. В образовании во главу угла ставится формирование автономной личности (теория свободного воспитания). Возрастает активность учителей, которые организуют инновационные учебные заведения. Происходит осознание свободы личности как ценности и ошеломляющее открытие достоинства и прав ребенка (Л.Н. Толстой, К.Н. Вентцель). Октябрь 1917-го породил ряд неоднозначных процессов. С одной стороны, был дан импульс к созданию всеобщей системы начального образования. Идет активная работа по ликвидации безграмотности. Однако в то же самое время под удар поставлены важнейшие принципы России как западного общества. В 30-е - 50-е гг. это проявилось в практике массовых репрессий.

5. Идущий в современной России процесс формирования гражданского общества является важной предпосылкой для возникновения нового культурно-исторического цикла, когда ведущей целью образования станет свободное развитие человека.

Российское просвещение: волна за волной

Отечественный историко-педагогический процесс можно также рассматривать с помощью другой концептуальной схемы: модели образовательных волн. В ее основе лежит принцип последовательного распространения просвещения среди различных слоев общества. В XVIII - начале XIX вв. образовательная волна охватывает дворянство, с середины XIX в. - городских жителей, и к началу нынешнего столетия она доходит до самых низов - рабочих и крестьян. Контрапунктом каждой такой волны становилось осознание данным социальным слоем себя как субъекта истории. Характерно, что сразу же за формированием очередной генерации "новых людей" у них возникало острое чувство недовольства той системой образования, в которой они были воспитаны.

Другой особенностью этой концепции является разноуровневый характер волн по отношению к западному образованию. Если элитарные слои общества (дворянство, интеллигенция, номенклатура) в России развивались синхронно с европейским обществом, в целом повторяя логику западного развития, то в других странах вопрос просвещения ставился совершенно иначе. Каждая новая стадиальная волна несла с собой иную систему ценностных ориентаций в образовании и воспитании. Это приводило к смене интеллектуальной, бытовой и художественной культуры. Вместе с тем все эти волны проходили через одни и те же этапы развития: формирование идеала, определение содержания образования, создание специфичных учебных заведений, выработку специфичных форм и методов учебно-воспитательной деятельности. Сталкиваясь, эти волны воспроизводили феномены прошлого. Каждая социальная страта проходила свой путь: от модернизаторской устремленности по западному образцу к опоре на самобытные российские основания; от признания значимости идей саморазвития ребенка, его свободного воспитания (по отношению к детям рабочих и колхозников наиболее последовательно эту тенденцию воплотил В.А. Сухомлинский) к авторитарной педагогике.

Тяжкий груз советского наследия

На современном этапе в педагогике наиболее актуальными являются аксиологические проблемы, поскольку преодоление социокультурного раскола в обществе невозможно без гуманистически направленных и ценностно-ориентированных процессов в образовании. Сейчас в педагогике идет активный поиск путей построения системы образования на основе российской социокультурной специфики. При разработке ее теоретических основ важно иметь в виду как общечеловеческие, так и национальные образовательные ценности.

В ХХ веке в отечественной педагогике было дано обоснование таким аксиологическим дефинициям, как Знание, Просвещение, Наука и Наследие в сфере Культуры. Подчеркивалось, что они носят трансцендентный характер, то есть присущи всем народам, но не выражены у них сколько-нибудь одинаковым образом и в равной степени. Однако в ряде концепций советской педагогики (социально-реформаторской и социально-рационалистической) эти ценности преподносились через призму противопоставления: истинного знания - неистинному, нравственной науке - безнравственной и т.д.

Таким образом, советским исследователям был присущ неоднозначный подход к общечеловеческим образовательным ценностям: от их признания как вечных и мировых, но по-разному воспринимаемых в традициях различных народов, до фактически полного отрицания самой возможности выработки подобных ценностей. Соответственно в качестве реальной базы для учебно-воспитательной деятельности признавалась лишь опора на национальные социокультурные традиции.

Тем не менее, через преобладающие у разных педагогов ценностные ориентации, такие как Бог, Свобода, Справедливость, Нация, Держава, потенциально возможен переход как к глобальным планетарным ценностям, так и возвращение к традиционным аксиологическим ориентирам российского образования, таким как формирование у школьников целостного, интегративного подхода к познанию, веры в созидательные возможности человека, ценностного отношения к человеческой жизни, осознание взаимозависимости между различными народами и государствами как части человечества, стремления к проектированию и осуществлению общественно-значимых жизненных идеалов.

Держим курс на фундаментальность

Какой же представляется современная образовательная модель российской школы и каковы реальные пути ее достижения? Несмотря на то, что доминирующие ценностные ориентации педагогов (Вера - Держава - Нация - Свобода - Социальная справедливость), а также их подходы к целям и содержанию образования могут отличаться, сейчас в педагогике просматриваются общие интеграционные тенденции. Прежде всего, это курс на фундаментальность образования (изучение нескольких иностранных языков, компьютерная грамотность, широкая гуманитарная и естественнонаучная подготовка), обеспечение предпрофессиональной подготовки выпускников и их специализации, а также превращение элитных учебных заведений, по сути, в специальные колледжи.

Другой важной тенденцией является ориентация на стандарты западного обучения (создание российско-американских школ, различные программы обменов) с одновременным стремлением к его "почвенности" (славянские и русские гимназии, православные школы). При возможности реального выбора учебного заведения, педагогов, учебников эти процессы могут способствовать преодолению недостатков образования в российской школе.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Образование
Контекст
Факультеты надежды
Анна Федорова
Образование: никаких иллюзий
Алексей Ситников
Борьба за статус
Ирина Огарь
Инкубатор для управленцев
Интервью с Андреем Волковым
Каковы журналисты, таковы пиарщики
Интервью с Павлом Бардиным
Болевые точки системы
Александр Адамский
Социальная терапия: когда школа бессильна
Виктор Осипов
Среда
Образование - оружие четвертой власти
Интервью с Ясеном Засурским
Общество vs реформаторы, или необходимость диалога
Ольга Степанова
Власть и общество: робкие шаги навстречу
Интервью с Джоном Флемингом
Новости
Маркетологи жаждут общения
Политтехнологи делятся своими секретами
Балтийский PR-уикенд: повестка дня
Новый игрок на российском PR-рынке
Практика
Новое поколение русской игрушки
Любовь Духанина
Государство против ученика
Интервью с Андреем Хуторским
Образовательный туризм - путь к себе
Наталья Рыбалкина
Шпаргалки для преподавателя
Андрей Мамонтов
Практическая антропология: новые форматы самоопределения
Александр Попов
Академия
Как нас учили понемногу
Михаил Кутузов
Полвека политконсалтинга
Интервью с Джозефом Наполитаном
Образовательные модели современной Европы
Иван Голунов
История российского образования: цивилизационный подход
Михаил Богуславский
Гуманитарные фабрики
Достойный образ бизнес-сообщества - в массы
Дмитрий Петров
Трудные будни банковских пиарщиков
Михаил Вашурин
Книжный стенд
Разорванное сознание
Артур Роттерштайн
Россия = Текст
Анна Федорова
Не верь никому
Юлия Долгова


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.