Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2002 / Образование / Академия

Как нас учили понемногу


Михаил Кутузов
Русское географическое общество
getman@nm.ru
Версия для печати
Послать по почте

Почему в России всегда не хватало высокопрофессиональных кадров
Образовательная реформа остается предметом непрерывных дискуссий. Предполагается, что именно система образования должна последовательно ликвидировать дефицит профессиональных кадров.

Проблема острой нехватки специалистов не нова. Она не раз возникала на протяжении российской истории. И не раз решалась. С большим или меньшим успехом.


Кадры - главный двигатель реформ

Отправной точкой российского образования обычно называют петровскую эпоху. А первыми учебными заведениями - Навигацкую и Цыфирную школы. Другие учреждения - Шляхетский корпус, Пажеский корпус и Царскосельский лицей, Московский университет - появились значительно позже. Таким образом, считается, что российскому образованию около 300 лет. По сравнению со старейшим в Европе Болонским университетом, который возник еще в XI веке, это вообще не срок.

Однако впечатление, что до Петра I в России не было никакого образования, ошибочно. До него существовала Московия - мощное и хорошо организованное государство, которому, как и любому другому, требовались хорошо обученные кадры. Академик А. Панченко точно подметил одну очень важную тенденцию: "новые" образованные люди нужны государству в период реформ, когда в обществе происходят коренные изменения. Именно специалисты, профессионалы являются носителями проектного замысла реформатора. В истории нашей страны примеров тому достаточно.

Эпоха книжности

Принятие христианства на Руси в плане развития образования сопоставимо с реформами Петра. Отметим для начала тот факт, что новая вера, в отличие от язычества, была книжной. Очень скоро стране понадобилась новая интеллектуальная элита. Согласия у неофитов никто не спрашивал. Обучение проводилось весьма незамысловатым и простым способом: не знаешь - научим, не хочешь - заставим. Основным замыслом князя Владимира, считает Панченко, было формирование монокультуры или, как сказал бы современник, формирование нации через создание единой идеологии. Христианство оказалось подходящим для этого инструментом. Библейский миф о сотворении мира, о равенстве всех крестившихся перед Богом, о возможности каким-то образом влиять на мировые процессы - все это давало мощный толчок развитию государственного строительства. Люди включались в исторический процесс "от сотворения мира до страшного суда". Любопытно, что при этом, устоявшиеся ценности язычества не отметались полностью. В мирских делах, а тем более, военных, князья, как правило, не руководствовались моралью Нагорной проповеди или десятью заповедями.

С принятием христианства в X веке была заложена основа "учения книжного", которое было свидетельством не столько богословского знания, сколько лояльности правителю. Благодаря этому образование имело специфическую особенность: было элитарным. В нем доминировал принцип коллективизма над индивидуализмом.

Костяк книжной элиты состоял из духовенства, причем духовенства монашествующего. Масштаб обучения был невелик. Монахи учили только тех, кто со временем мог войти в состав элиты. О самообразовании речь не шла. Кроме духовенства, грамотность была нужна лишь действующим политикам и купечеству. Так что все образованные люди были локализованы в крупных городах - Новгороде, Львове, Владимире-Волынском. Со временем все эти города - за исключением Новгорода - вошли в состав Великого княжества Литовского, то есть приняли европейскую систему образования, интенсивно насаждавшуюся не только властями, но и католической церковью.2

Практицизм светского образования

Все сказанное выше относится, прежде всего, к периоду Киевской Руси. Московия же начала свой исторический путь после падения Византии в XV веке. После переноса кафедры митрополита, вместе с ней в Москву перешла и церковная система обучения. Однако здесь она существенно видоизменилась. Эти перемены были обусловлены политическим контекстом.3 Возникновение громадной Османской империи закрыло Западу торговые пути на Восток. Генуэзцы и венецианцы, терпевшие колоссальные убытки, попытались заручиться поддержкой Московии в борьбе против османов.4 Московских князей особо не радовала перспектива воевать за интересы Запада. Однако иметь в его лице противника Москве тоже не хотелось.

Царь Иван III оказался в очень сложном положении. На этом сыграл Ватикан, реализовавший проект под условным названием "Новая Византия" или "Третий Рим". Об этом проекте подробно пишет американский исследователь Эдвард Киннан (Е. Кннан Росйськ сторичн мфи. - Кихв, 2001). Кардинал Вессарион по настоянию Папы и при активной поддержке греческого духовенства добился заключения брака между московским князем и племянницей последнего византийского императора Софьей Палеолог.

Вместе с ней в Москву пришла аура великой тысячелетней державы, "второго Рима", павшего под ударами нехристей-турок. Она же привезла в Москву итальянских зодчих, создавших московское архитектурное величие по образцу и подобию Флоренции, греков-униатов5, которые, действуя прежде всего в собственных интересах, убедили Москву в том, что именно ей предстоит принять на себя византийское наследство и стать "защитником православия". Именно тогда в Москву пришли и антиисламские настроения, которые значительно усились позднее, когда крымские татары стали грозной силой. Однако Иван III, приняв все внешние атрибуты византийской государственности начиная с герба и заканчивая титулом, отнюдь не принял общей политической парадигмы антитурецкой войны. Он начал подчинять Московии ближайших соседей, задав на несколько столетий вперед тон последующей колонизационной политике Москвы.

Новой государственной системе были нужны совершенно иные кадры - специалисты метрополии, способные осуществлять централизованную колониальную политику. Их подготовка велась только при дворе царя. Знания были сугубо практического свойства. Государственной элите требовались умения, связанные прежде всего с придворной политикой, с возможностями влияния на царя и извлечением из этого собственной выгоды. Грамотность отходила на второй план. Со временем она стала совсем ненужной для лиц придворного звания. "Книжная наука", то есть фундаментальное православие, постепенно уходило в монастыри, имея реальное значение только для тех, кто им непосредственно занимался.

Образовательная модель того времени была совершенно четко сориентирована на самообразование, то есть на умение самостоятельно приобретать знания, необходимые для собственного блага и придворной карьеры. Никакой другой образовательной системы не было. Даже родовитость и персональное богатство не были гарантией высокого общественного положения. Иван Грозный руками "профессионально подготовленных" его двором опричников уничтожил практически все российское шляхетство.

Разделение обучения на "книжное" - церковное и "практическое" - светское в этот период становится совершенно очевидным. Соответственно меняется и отношение к образованию: практическое становится и более ценным, и более востребованным. Во всяком случае искателей успеха при дворе было гораздо больше, нежели среди уходивших в монастырь.

Мода на Европу

События, происходившие в Европе в то время, не могли не коснуться Московии. Колониальные процессы для России были столь же естественными и оправданными, как для Англии или Голландии. Благо, что до Сибири можно было дойти по суше. Кроме того, мощнейшие импульсы реформации и контрреформации, сотрясавшие Европу более полувека, создали у Москвы иллюзию возможности распространить свое влияние не только на Азию, но и на Европу - прежде всего в сторону Балтики, на земли окончательно порабощенного Новгорода. Ливонские войны Ивана Грозного ничего не дали, а только окончательно опустошили казну. Династический кризис довершил дело. Страна впала в Смутное время. Из него она вышла не только с огромными потерями, но и в новом государственном качестве - с большими амбициями.

Новая Московия в это время заметно приближается к Европе. В Россию едут первые "иностранные специалисты" - прежде всего из семей, более других пострадавших от религиозных преследований у себя на родине.6 Первые же русские студенты были отправлены для обучения в Европу еще Борисом Годуновым. При царе же Алексее Михайловиче их становится намного больше. К тому времени, на Западе государственное управление уже давно было не промыслом Божьим, а профессиональной деятельностью. Даже выдающиеся люди своего времени - такие, например, как герцог Ришелье, - тщательно штудировали книгу флорентийца Никколо Макиавелли "Государь" - первый учебник практической политологии.

В 1654 году в состав России влилось возникшее в результате революции в Речи Посполитой государство Гетманщина.7 Это означало, что европейское университетское образование все больше входило в российскую действительность. Киево-Могилянская коллегия к середине XVII века была уже достаточно известной и высоко академичной. Достаточно сказать, что выходцы из этого учебного заведения - Симеон Полоцкий, Стефан Яворский, Св. Дмитрий Ростовский - были наиболее просвещенными людьми своего времени, хотя и считались в московской церковной среде "латинцами". Но именно эти "латинцы" были реальными европейцами, которых так не хватало Московии в ее новом качестве.

Тем временем в стране происходили очень сложные политические процессы, так или иначе ломавшие многовековую психологию народа. Как сказал о них академик А. Панченко, Русь кардинально менялась на глазах нескольких поколений. На место культуры-веры пришла просто культура. Многим казалось, что благодать иссякла и они живут во времена апокалипсиса. Антихрист то ли у порога, то ли уже воцарился. Разрешилось это противоречие церковным расколом, который окончательно отделил религиозный фундаментализм от государственной религии. Для староверов он закончился трагически. В Великий Пост 1685 года царевна Софья издает знаменитые 12 статей, предусматривавших очень жесткие меры против староверов.

Конфликт между новой и старой верой привел к разделению образовательной среды. Староверы отказались признавать не только новшества в образовании, но и новый гражданский алфавит, печатные книги, иконы. Новая же вера не препятствовала государственной политике европейского типа. В страну активно проникали свежие идеи, европейская мода. В среде "продвинутого" московского дворянства считалось неприличным не знать польского языка. Образованным теперь считался не только удачливый царедворец, но и человек культурный в европейском понимании.

Опыты Петра I и последующие эксперименты

Петр первым из российских государей решил создать общенациональную систему образования. Начал он с заимствования мореходного образования, наиболее развитого в Европе в то время. Однако опыты первого российского императора вряд ли можно считать успешными. Реальной потребности в образованных людях в стране тогда не было. Учебные заведения Петра быстро превратились в обычные государственные учреждения, служащие кормушкой для тех, кто ими руководил. До создания Московского университета сфера образования не считалась сколько-нибудь заслуживающей внимания. Знаменитый "Недоросль" в свое время был скорее иронией на преувеличенное значение образования, нежели сатирой на необразованность. В реальности российскому обывателю образование действительно не было нужно - нужна была практическая жизненная наука, которая постигалась отнюдь не в школьных аудиториях. Вплоть до Французской революции, которая многими в России понималась как итог "безбожного просвещения", "образовательными проектами" занимались в основном масонские ложи - своего рода образовательные клубы, крепко приправленные мистикой.

Вместе с тем уже при Екатерине II было учреждено Вольно-экономическое общество - первая общественная организация в Российской Империи, ставившая своей задачей просвещение дворянства. Подход к образованию изменился. Павел I, а следом за ним и Александр I начали серьезно задумываться о необходимости реальной образовательной политики. Россия достигла апогея собственного расширения - ей действительно впервые пришлось задуматься о необходимом числе профессиональных управленцев. 8

Императора Александра особенно волновал вопрос подготовки военных кадров для войны с Наполеоном. Уже в 1809 году выходит Указ о необходимости университетского образования для всех, кто намеревался занять место в системе государственной службы. Учреждается Школа колонновожатых, впоследствии ставшая Академией Генерального штаба. Чуть позже были учреждены Пажеский корпус и Царскосельский лицей, сформировавшие русскую государственную элиту - военную и гражданскую. Помимо университетов значительное место в образовательной политике занимали средние учебные заведения, а также Русское географическое общество, основанное Николаем I в 1845 году. К началу 80-х годов XIX века система образования в стране стала реальной кузницей кадров. В последующие 120 лет она практически не изменилась.

Уроки прошлого

Какие же выводы можно сделать из небольшого экскурса в российское образование? Во-первых, весь исторический опыт доказывает очевидность замены образовательной модели по мере значительных изменений, происходящих в мире и сознании. На них следует реагировать в первую очередь изменениями внутренней политики, в том числе и образовательной. Во-вторых, потребность в образовании должна быть осознана не только как культурная ценность, но и как практическая необходимость. И, наконец, в-третьих, индустриальная модель образования, выпускающая множество одних и тех же специалистов, утрачивает свою актуальность. Россияне должны иметь реальный выбор на рынке образовательных услуг. При этом нужно учитывать, что выдержать конкуренцию в этом бизнесе можно только при условии значительной переориентации капитала, изменения стандартов и подходов в целом. Роль государства в определении социального заказа на образование сейчас постепенно снижается - значит, соответственно, должна возрастать роль предпринимательского сообщества. И наконец, в-четвертых, проводить реформу в образовании нужно делая соответствующие выводы из истории, поскольку история и есть высшее знание обо всем, как утверждали просветители.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Образование
Контекст
Факультеты надежды
Анна Федорова
Образование: никаких иллюзий
Алексей Ситников
Борьба за статус
Ирина Огарь
Инкубатор для управленцев
Интервью с Андреем Волковым
Каковы журналисты, таковы пиарщики
Интервью с Павлом Бардиным
Болевые точки системы
Александр Адамский
Социальная терапия: когда школа бессильна
Виктор Осипов
Среда
Образование - оружие четвертой власти
Интервью с Ясеном Засурским
Общество vs реформаторы, или необходимость диалога
Ольга Степанова
Власть и общество: робкие шаги навстречу
Интервью с Джоном Флемингом
Новости
Маркетологи жаждут общения
Политтехнологи делятся своими секретами
Балтийский PR-уикенд: повестка дня
Новый игрок на российском PR-рынке
Практика
Новое поколение русской игрушки
Любовь Духанина
Государство против ученика
Интервью с Андреем Хуторским
Образовательный туризм - путь к себе
Наталья Рыбалкина
Шпаргалки для преподавателя
Андрей Мамонтов
Практическая антропология: новые форматы самоопределения
Александр Попов
Академия
Как нас учили понемногу
Михаил Кутузов
Полвека политконсалтинга
Интервью с Джозефом Наполитаном
Образовательные модели современной Европы
Иван Голунов
История российского образования: цивилизационный подход
Михаил Богуславский
Гуманитарные фабрики
Достойный образ бизнес-сообщества - в массы
Дмитрий Петров
Трудные будни банковских пиарщиков
Михаил Вашурин
Книжный стенд
Разорванное сознание
Артур Роттерштайн
Россия = Текст
Анна Федорова
Не верь никому
Юлия Долгова


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.