Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2002/12/practice/30


Мюзикл с русским акцентом

Российские продюсеры решились на подвиг
Театроманы могут не любить оперу, балетоманы — драматический театр, любители оперы могут ненавидеть оперетту, но на мюзикле все они встретятся в одном ряду и с удовольствием будут наблюдать за происходящим. Мюзиклы — это часть индустрии развлечений, которая в настоящий момент активно набирает обороты.

Как это было…

В то время как в Америке и Лондоне на сценах мюзик-холлов вовсю гремели мюзиклы, в нашей стране музыкальная культура развивалась по собственному пути. Начиная разговор о современных российских мюзиклах, нельзя забывать о том, что у них есть богатая предыстория. Можно сказать, что прививать нашему народу любовь к музыкальным постановкам начал еще Григорий Александров своими фильмами с участием Любови Орловой. Даже сейчас у них есть поклонники — как среди современной молодежи, так и среди тех, кто был молодым 50—60 лет назад.

В США жанр мюзикла вобрал в себя все особенности американской культуры: сюжеты многих произведений были сильно упрощены для того, чтобы стать либретто к очередному мюзиклу, главным качеством музыки которого была запоминаемость. Но на что американцы не жалели сил и денег, так это на зрелищность и качество продукта.

Жизнерадостность и энергетика этого жанра не случайно сделали его популярным именно в тот момент, когда США и СССР выкарабкивались из тяжелых экономических и социальных потрясений. Это было время, когда им "песня строить и жить помогала". В предельном смысле.

Особенности жанра

Начиная с 1981 года в СССР появилось понятие "рок-опера". В "Ленкоме" Андрей Вознесенский, Алексей Рыбников и Марк Захаров поставили "Юнону и Авось", которая стала своеобразным вызовом театру того времени. О популярности спектакля свидетельствуют 20 сезонов, в течение которых он идет с неизменными аншлагами.

После снятия запретов на "буржуазный" репертуар в России стали появляться музыкальные постановки под разными названиями: это были рок-оперы, мюзиклы, музыкальные спектакли, ревю и т.п. В Москве они шли в самых разных театрах — в "Ленкоме", в "Летучей мыши", в "Сатириконе", в Театре Луны, в Театре сатиры, в Театре Моссовета.

Их можно увидеть и сейчас. Причем многие из этих постановок претендуют на звание мюзикла. Здесь и возникает вопрос: что же такое настоящий мюзикл, что отличает этот жанр от всех остальных?

Настоящий бродвейский или лондонский мюзикл — это, прежде всего, стационарность. Основной его лозунг звучит следующим образом: "Сегодня и ежедневно". Настоящий мюзикл ставится с расчетом на несколько лет. Это серьезное финансовое вложение, с отлаженной системой гонораров. Что касается творческих особенностей, то это в первую очередь умение всех артистов труппы блестяще петь и танцевать. Недаром говорят о школе мюзикла, ведь это синтетический жанр, в котором от актера требуется выносливость и творческая пластичность. Он должен уметь всё!

Исходя из всех вышеперечисленных особенностей, большинство постановок, которые шли или идут сейчас в российских театрах, мюзиклами назвать никак нельзя, хотя бы потому, что все они в основном являются репертуарными СПЕКТАКЛЯМИ.

Настоящие российские мюзиклы

Первой ласточкой с претензией на "мюзикальность" была постановка в Москве польского мюзикла "Метро". Все были изначально заинтересованы в проекте — пресса, зрители. Такой продукт был нужен. Рынок мюзиклов еще не сформировался, и люди были готовы пойти на любое новое зрелище. Так что "Метро" было обречено на успех.

Владимир Тартаковский, директор Московского театра оперетты, продюсер московской версии "Метро":

"Если честно, тогда мы (продюсеры Александр Вайнштейн, Катерина Гечмен-Вальдек, Владимир Тартаковский) еще сами боялись этого слова — мюзикл. Мы назвали его "тотальный музыкальный проект". Этот мюзикл делался абсолютно по западному принципу: мы тщательно отбирали артистов на кастинге, проводили широкую рекламную кампанию в прессе, на улицах. PR-кампанию делали так, как сами считали нужным. Никто нам ничего не советовал. У нас есть свое агентство, организованное на базе продюсерского центра "Метро интертеймент". Почему для первой постановки было выбрано "Метро"? Потому что это шоу легко адаптировалось под нашу действительность. Оно о нашей молодежи, о нашей жизненной ситуации.

После премьеры появились фан-клубы, движения. "Метро" стало чем-то большим, чем просто спектакль. Это какое-то другое мировоззрение, другая идеология. Могу сказать, что "Метро" стало толчком к увлечению молодежи этим жанром. Именно мы пробили брешь, а потом в нее ступили все".

И ступили по-настоящему — твердо, с уверенностью в победе. Классический мюзикл "Норд-Ост" продюсерская компания "Линк" заботливо выращивала в сотрудничестве с иностранными коллегами. Ставки были сделаны на то, чтобы о "Норд-Осте" узнал каждый, причем не только в Москве, но и по всей России. Идея продвижения мюзикла заключалась в том, что это была новая московская достопримечательность. В Москве впервые был создан театр для одного спектакля. С точки зрения рекламы и PR кампания по продвижению "Норд-Оста" — самая грамотная и хорошо продуманная. По словам Александра Цекало, одного из продюсеров мюзикла, коллектив "Норд-Оста" "создал инструмент успеха". О популярности этого мюзикла сейчас красноречиво говорит и то, что некоторые арии из него исполняются во время праздничных застолий.

С появлением "Норд-Оста" прекратились разговоры о том, что публике все равно, куда идти. Можно сказать, что продюсеры "НордОста" — Георгий Васильев, Алексей Иващенко, Александр Цекало — не только совершили подвиг, реализовав такой большой и рискованный проект, к их чести надо заметить, что этот проект стал эталоном качества и вкуса.

Французы vs. Американцы

Весной 2002 года в Москве появился "Мюзикл, покоривший мир". "Notre Dam de Paris" — это адаптированная версия французской постановки, которая, если говорить честно, кроме Парижа и Москвы, нигде популярна не была. Этот проект реализовали продюсеры "Метро", которые, готовясь к постановке "Ромео и Джульетты" — оригинального русского проекта, — решили побаловать зрителей французским шоу. В одном из составов этого мюзикла поет Вячеслав Петкун — солист группы "Танцы минус".

Наслушавшись вдоволь арии "Belle", в Москве начали готовиться к экспансии американцев: на осень 2002 года были назначены сразу две премьеры настоящих, на этот раз американских мюзиклов. О массовой популярности "Сhicago" даже боялись спорить: на создание мюзикла замахнулись Примадонна и Филипп Киркоров. Они постарались на славу. Многие критики отмечают высокий профессионализм и качество созданного мюзикла. Некоторые даже говорят о том, что московская постановка лучше бродвейской. Филипп Киркоров, который в "Сhicago" играет главную роль, в одном из интервью признался, что намеренная пауза в его концертной деятельности из-за занятости в мюзикле поможет ему найти новую концепцию своей деятельности. А пока он хочет немного побыть продюсером: "это поможет подготовить Киркорова-певца к новому шагу в его творчестве". Остается надеяться, что так оно и будет.

"Бродвей в Москве"

В борьбу с засильем некачественной эстрады также подключился продюсерский центр "Бродвей в Москве" во главе с Борисом Красновым. Он и исполнительный продюсер Татьяна Расторгуева решили пойти на самый рискованный шаг — привезти в Москву американскую труппу и поставить в Москве оригинальную американскую версию. Смелости продюсеров "42-й улицы" не перестают удивляться многие. И всё же проект запущен. И интерес к нему у российских зрителей есть.

Татьяна Расторгуева, продюсер "42-й улицы":

"В Нью-Йорке мы отсмотрели огромное количество спектаклей и изначально все-таки рассчитывали привезти в Москву одно из шоу А. Уэбера, поскольку этот композитор хорошо известен в России. Но потом остановились на проекте "42nd street". Мы поняли, что это именно то шоу, с которого нужно начать проект "Бродвей в Москве". Это тот самый настоящий, бродвейский мюзикл.

Для меня очень важно качество зрелища. Я считаю, что нам не придется преодолевать стереотип, что мюзикл — это чужой для российской культуры жанр. Наш мюзикл — это натуральный продукт. Принимая решение везти в Россию "42-ю улицу", мы делали ставку на то, что это комедия. К сожалению, сейчас в обществе наблюдается тенденция к деструктивности. Это происходит и в телевизионных программах, и в рекламе. На мой взгляд, делать из гадости культ — это большая медийная ошибка.

До начала реализации проекта мы провели специальное маркетинговое исследование совместно с компанией "Комкон". Благодаря этому опросу стало ясно, что нет ничего страшного в том, что мы привозим сюда спектакль на английском языке. Проведенное исследование также помогло нам подобрать нужные методы продвижения нашего мюзикла. Специально были разработаны PR- и рекламная кампании. Практически всю кампанию продвижения мюзикла мы проводили сами, только в некоторых вопросах обратились к услугами консультантов. Специальное агентство мы не нанимали. Наши иностранные партнеры нам не помогали, и иногда мне кажется, что они у нас сами чему-то учились".

О будущем

Сейчас в Москве готовятся сразу несколько постановок мюзиклов. Одной из самых интересных обещает быть мюзикл "Иствикские ведьмы" по роману Апдайка. На роль дьявола, которого в испанской версии играет Антонио Бандерас, приглашен актер театра "Ленком" Дмитрий Певцов.

У московской достопримечательности — мюзикла "Норд-Ост" — после трагических событий 23—26 октября тоже есть будущее. В интервью журналу "Со-Общение" в феврале 2002 года Александр Цекало говорил: "Приходя на "Норд-Ост"… люди оказываются в мире, где нет политики. Можно сказать, что причина успеха "Норд-Оста" заключена в его правильном идеологическом ракурсе". Так случилось, что политические обстоятельства подарили "Норд-Осту" слишком горькую славу. Но мы рады, что на страницах нашего журнала продюсер этого мюзикла — Георгий Васильев — говорит о будущем:

"Будущее для нас в первую очередь связано с восстановлением. Было очень много других идей, но, к сожалению, теракт поставил на них крест, по крайней мере на ближайшие год-полтора. Мы считаем, что обязаны восстановить "Норд-Ост", к тому же сама жизнь требует от нас развития идеи "Норд-Оста". Вариантов такого развития много: первое — это восстановление мюзикла на прежнем месте. Именно в центре на Дубровке. Это решение было принято на федеральном уровне, поскольку в первую очередь это важно для государства... И это решение не обсуждается.

Подготовка нового театра потребует очень много времени и денег. Площадка на Дубровке восстанавливается фактически за счет города. У нас нет другого варианта. Иначе мы лишимся труппы, которая будет искать другую работу. Вторая идея — это создание передвижной версии. Здесь нам помогает фонд "Открытая Россия", который предложил нам свою помощь. Это будет второй "НордОст" — своя труппа, свой оркестр, свои декорации. Силы у нас для этого точно найдутся.

Мы ни в коем случае не будем менять идею. Делать из "Норд-Оста" мемориал тоже не собираемся. Сам материал мы не хотим менять. Может быть, он будет более ярким и жизнерадостным, чтобы избавиться от негатива, который сейчас ассоциируется с названием "Норд-Ост". Это будет просто другой спектакль. Он так и останется сказкой".

Дата публикации: 09:38 | 01.12


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.