Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2002/11/p/27


В краю катастроф?

Если вы мечтаете там оказаться, во Владивосток ехать не стоит
Так считает советник губернатора Приморского края Николай Сидоров. На протяжении последнего десятилетия этот регион приобрел репутацию зоны непрерывного кризиса. Судя по сообщениям СМИ, для этого немало сделали его предыдущие руководители. Однако и сами журналисты постарались. Будить в людях страх и злость — это ли достойная миссия?

— Если отслеживать информацию о Приморском крае в центральных СМИ, то создается устойчивое ощущение, что Приморский край — это край постоянных кризисов и катастроф.

— Негативному освещению ситуации в Приморском крае способствуют несколько факторов. Первый — это уже сформировавшийся стойкий, скажем так — неоднозначный имидж. На протяжении нескольких лет шла мощная волна негативной информации. И сегодня, даже когда руководители и сотрудники СМИ понимают, что пора воспринимать край по-новому, инерция продолжает работать.

В любой точке России вам сегодня скажут, что Приморье — это регион, где нет света, тепла и постоянно идут выборы. И мы знаем, что такой «хвост» будет тянуться за краем еще несколько лет. Вторым, уже более объективным фактором является то, что во Владивостоке, буквально в соседних комнатах, сидят собственные корреспонденты пяти общероссийских телеканалов. У некоторых из них до самого Урала больше нет своих представителей. И тут важно вспомнить, что происшествия — это самое конъюнктурное информационное блюдо. Выпуски новостей федеральных телеканалов представляют собой, по сути, хроники происшествий. И зачастую стремление поднять рейтинги передач путем подачи происшествий (часто второстепенных) в качестве «жареных новостей» ведет к перекосу в сторону именно негативной информации. Позитив не пользуется рыночным спросом.

Даже если журналисты из Приморья направляют в свои редакции самые разные материалы, то в эфир идут преимущественно происшествия. А поскольку корреспонденты получают деньги за то, что идет в эфир, они заинтересованы в поисках кризисных, катастрофических сюжетов. К тому же у Приморья семь часов разницы во времени со столицей. Этого более чем достаточно, чтобы подготовить материал для трансляции. В два по полудни здесь уже произошло событие. Дневной материал готов. В Москву он поступает в семь утра. Естественно, часто такие материалы идут в эфир как самые свежие новости в стране. Это медиаполитика.

— Чем же она диктуется?

Порой кажется, что федеральные телеканалы постоянно находятся в поиске объектов для борьбы. Сейчас это терроризм. Значит, надо бороться с терроризмом. Когда-то раньше это была разруха. И боролись с разрухой. Наши масс-медиа все еще живут в рамках устаревающих парадигм. Такова их идеология. Взять хотя бы памятный многим сюжет о том, как во Владивостоке некий милиционер ударил женщину. Это событие активно муссировалось в СМИ. Согласитесь, часто именно такие, казалось бы, незначительные, но умело поданные картинки вызывают острую реакцию аудитории, лишенной возможности знать правду.

 Но что же произошло на самом деле? Следствием установлено, что милиционер всего лишь прикрывал лицо рукой от удара сумочкой. Но оператор, снимая с плеча, выбрал именно тот ракурс (так, кстати, снимают драки в боевиках), который помог зрителю увидеть именно стража порядка, бьющего женщину. Плюс шум, искаженные лица, плач ребенка… Ну а наш зритель, что греха таить, к несчастью, приучен видеть в милиционере агрессора, а не защитника. Конечно, это был скорее не расчет, а просто «так получилось». Но здесь ясно виден подход к подаче информации. Если СМИ нужен скандал, то без него не обойдется. И подобный сюжет будет расценен в редакции как журналистская и операторская удача. Ребят похвалят: молодцы, мол, герои — такое сняли!.. Но как быть с тем, что в этом — показанном на весь мир сюжете — все неправда, а разъяснение опубликовано только в местных СМИ?

Известно: телевидение дает колоссальные возможности для обобщений. А теперь ответьте: кому и зачем нужно делать так, чтобы, услышав «Приморье», россияне думали: «Ага, это территория, где царит милицейский произвол», вместо того чтобы вспомнить: «Приморье — это наш стратегический форпост на Тихом океане»? Вот вам явное отсутствие государственной политики в СМИ, которые были просто брошены в рыночные отношения. В результате и появился перекос в сторону негатива.

— Очевидно, иллюстрируя отношение журналистов к ситуации в регионе, вы опираетесь не только на отдельные примеры…

— Я исхожу из результатов контент-анализа материалов местных журналистов и центральных СМИ. Мы располагаем экспертной системой, позволяющей анализировать тексты, делать фоносемантический анализ и комплекс анализов по рядоположенным ассоциациям. В течение нескольких месяцев мы проводили мониторинг телепередач, пропуская их через эту программу. В результате выяснилось, что практически все каналы будят в людях страх и злость.

Другой вопрос — намеренно или нет? Телевизионщики объясняют это необходимостью следовать законам конкуренции. Видимо, поиск других путей к популярности для них слишком трудоемок, требует дополнительных затрат энергии и ресурсов. Более того, требует изменения подхода. Но главное — изменения мировоззрения.

— Но, как известно, любой подход может быть пересмотрен. Как помогает этому краевая администрация?

— Мы работаем над созданием позитивной информационной среды. Но не методами этой среды. Мы создаем позитивные события, стараемся делать жизнь людей лучше. Например, рассчитались с многолетними долгами по зарплате учителям. Купили 87 школьных автобусов и направили их в районы края. Приобрели новую технику и форму для милиции. Отремонтировали тротуары и фасады. Согласитесь, настоящие аккуратные, красивые здания — это вам не негативная виртуальная реальность. Их можно потрогать. В них можно войти. В них люди работают и живут. И всё меньше доверяют телестрашилкам. Изменяя реальность к лучшему, мы рассчитываем, что об этих переменах расскажут СМИ. А если они будут молчать, то неизбежно потеряют доверие аудитории.

Впрочем, весьма вероятно, разрыв между действительностью и медийной виртуальной реальностью приведет к прорыву — позитив о Приморье станет «модной» темой как раз потому, что пойдет вразрез со сложившимся стереотипом. Во время визита в край президента Путина его сопровождала большая группа журналистов. Тогда мы сделали все, чтобы обеспечить их максимально полной и правдивой информацией о том, что на самом деле происходит в регионе. Они увидели край. Они встречались с людьми. И у нас есть основания полагать, что в итоге даже у самых предубежденных отношение к ситуации в крае во многом изменилось в лучшую сторону.

— Однако работа с представителями СМИ, какой бы тщательной она ни была, не отменяет самих кризисов.

Кризис — это когда система управления теряет контроль над процессом. Другой вариант — это смена самой системы управления. Еще один — это вмешательство внешних факторов, требующее незамедлительной и адекватной реакции управленцев. Но кризис отнюдь не обязательно влечет негативные последствия. Конечно, если оставить больного, чей организм переживает кризис выздоровления без наблюдения квалифицированных специалистов, то может случиться беда. Однако, если врач работает умело, пациент идет на поправку.

Главное — правильно выбрать лекарство и хотеть, чтобы больной встал на ноги. Не скрою, многие предприятия региона до самого последнего времени находились в крайне тяжелом положении. Однако стоило встать у руля профессионалам, как ситуация менялась. Так, после смены руководства объединения «Дальполиметалл» предприятие начало отдавать долги. А ведь многие прямо говорили о его скором развале. Сейчас оно уже полгода работает стабильно. Поменялся управляющий, поменялся менеджмент, предприятие начало зарабатывать деньги, исправно платить зарплаты. Или — «Дальморепродукт», там та же история. Сколько было разговоров о крахе… Так что, на мой взгляд, сегодня в крае мы имеем дело с кризисами выздоровления. Но опятьтаки, если за больным плохо ухаживать и постоянно убеждать его в неизлечимости недуга, исход, скорее всего, будет трагичным.

— Но ведь многое зависит от характера и масштабов кризиса. Часто ситуация требует участия первых лиц — губернатора, вице-губернатора, других ответственных чиновников. Участия простых граждан. Как строится работа администрации в экстренных случаях?

— Кризисные ситуации часто предсказуемы. И когда это так, мы формируем антикризисный штаб заранее. Например, отдавая отчет в том, что могут возникнуть серьезные сложности с подготовкой к зиме, мы организовали оперативный штаб по решению всего круга проблем, связанных с этой темой, еще в начале июня. Что же касается кризисов, доставшихся нам в наследство от предыдущей администрации, то хороший пример — решение вопроса о нехватке бюджетных средств на выплату зарплаты учителям. За первый же год работы Сергея Дарькина в должности приморского губернатора краевой бюджет был наполнен, учителям вернули долги и начали выплачивать зарплаты в срок. Но, досконально изучив ситуацию, мы поняли, что основная проблема в том, что в связи с сокращением населения число преподавателей резко превысило потребность! Дошло до того, что в некоторых районах на одного ученика приходилось по три учителя. Была организована доставка учеников в место концентрации учебных заведений, а число сотрудников оптимизировано — кризис начал сглаживаться.

Если же речь идет о природных катаклизмах, например поступает предупреждение о тайфуне, то оперативный штаб создается немедленно. В действие вводятся программы защиты от наводнений и предотвращения стихийных бедствий, возводятся дамбы, плотины, строятся водоотводы. Но и в этой работе мы исходим из того, что одним из главных инструментов управления кризисами является их профилактика.

— Велико ли количество непрогнозируемых кризисов?

— Процентов десять.

— Какова роль сотрудников вашей службы в антикризисных штабах?

Наша задача в том, чтобы по возможности ограничить эмоциональную составляющую в информации о критических ситуациях. Максимально снизить накал напряженности и ужаса. Мои любимые виды отдыха — парапланеризм и дайвинг, по сути, экстремальные виды спорта, и там достаточно часто возникают кризисные ситуации. В этих случаях первое правило — успокоиться и дышать! Потом действовать. Эмоции не должны мешать.

Например, когда я видел репортажи о теракте в Москве, у меня часто складывалось впечатление, что ситуация намеренно нагнетается безответственными журналистами. Впрочем, давайте посмотрим на тему с другой стороны. Давно ли вам приходилось сталкиваться с освещением позитивного, хорошего события, равным по интенсивности и эмоциональности освещению теракта в Москве? За последние 10 лет я не припомню ни одного такого примера. Кризис, какого бы масштаба он ни был, — это рабочая ситуация, и журналистам следует помогать справиться с ней, а не сеять панику и уныние. Мы видим свою роль в том, чтобы верно сориентировать журналистов.

— Какой ближайший кризис для администрации Приморского края вы прогнозируете сейчас?

Мы готовимся к политическому противодействию со стороны представителей прежней краевой власти. В ситуации, когда администрация Сергея Дарькина взяла курс на серьезнейшие перемены в регионе, оно может быть очень жестким. Похоже, период, когда противники реформ «изумленно хлопали глазами» миновал. Они собрали силы и выбрали направления ударов. Главными инструментами нагнетания напряженности, по-видимому, станут яростная информационная война и пропагандистские акции. Однако мы делаем все, чтобы не дать спровоцировать в крае очередной политический кризис. И без того дел по горло. Люди устали от форс-мажоров. Знаете, по соседству с Австралией есть остров, где проживают 40 000 человек, и недавно там случилось первое за 154 года убийство. В связи с этим резко поднялись цены на дверные крючки… Хотелось бы попробовать еще и так пожить.

Ну а если серьезно, то, на мой взгляд, в некоторых случаях лучше просто не участвовать в управлении кризисом, потому что большинство кризисов гораздо быстрее проходят сами, без внешнего вмешательства. Искусство кризис-менеджера как раз и заключается в том, чтобы определить, когда именно необходимо прикладывать усилия. В этой сфере гораздо важнее быть правильным диагностом, чем опытным целителем.

Интервью провел Илья Ковалев, директор агентства развития общественных связей «Освоение» (г. Владивосток)  

Дата публикации: 08:48 | 01.12


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.