Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2002 / Коммуникации / Практика

Raising [lobbying] to the dignity of a gentlemanly business


Леонид Гозман
Член Правления и полномочный представитель по работе с органами власти и общественными организациями РАО «ЕЭС России», председатель креативного совета фракции СПС
gozman@rao.elektra.ru
Версия для печати
Послать по почте

«Сим удостоверяется: Лоббизм — это хорошо!» Американский лоббист Сэм Уорд устраивал званые обеды, водил знакомства с сенаторами и госсекретарями, зарабатывал и терял миллионы. Судя по тому, что писали о нем газеты после кончины, основной вклад Сэма в историю лоббизма состоял в том, что до него это занятие, не являясь незаконным, тем не менее считалось «низкопробным» и недостойным джентльмена. ГнУорд, пословам газеты Tribune, «raised [lobbying] almost to the dignity of a gentlemanly business». То есть «поднял лоббизм до уровня бизнеса, достойного джентельмена». Не случайно его прозвали Rex Vestiari – Король Лобби. О суровых буднях российского отраслевого лобби рассказывает Леонид Гозман, член Правления РАО «ЕЭС России».

— Разговор о российском лоббизме и путях его развития, наверное, следовало бы начать с описания политической ситуации. С обозначения контуров государственной политики, на которых он собственно строится. С живого определения этого термина — лоббизм...

— Лоббизм — есть попытка воздействия на власть имущих с тем, чтобы они приняли решение, выгодное определенной группе людей, компаний и т.д. Как и любой вид человеческой деятельности, лоббизм может существовать в рамках закона, в рамках морали или вне этих рамок. Можно объяснять представителям власти, что решение, которое ты пытаешься «провести», не только соответствует интересам компании, которую ты представляешь, но и является лучшим из всех; а можно просто — давать взятки.

Лоббирование, с моей точки зрения, – это, прежде всего, разъяснение интересов и последствий принятия тех или иных решений. Этот процесс никогда не станет формальным. Это процесс общения. И я не понимаю, что в нем можно регулировать законодательным путем.

Российский лоббизм, как и бизнес в целом, к сожалению, пока несколько ближе к аморальному полюсу, чем аналогичные лоббистские структуры западных стран. Хотя, конечно, далеко не вся лоббистская деятельность в России аморальна. РАО ЕЭС, например, взяток не дает. Впрочем, отнюдь не все лоббистские действия в США или Западной Европе так уж безупречны с точки зрения закона и морали. Периодически и там возникают скандалы, например связанные с подкупами законодателей.

Если говорить о нашей инаковости, не произнося при этом лишних слов о тысячелетиях несвободы, отсутствии традиций и загадочной русской душе, то можно различить действительно очень важную особенность присущую взаимоотношениям российских лоббистов с властями. В России, по сравнению с Америкой, слишком много законодательно неурегулированных вопросов.

— В июле этого года была сделана попытка принять закон о лоббизме — вписать эту деятельность в некие рамки.

— Есть более важный момент. Говорят, что наша страна более коррумпирована, чем Запад. Но, смотрите, в США существует некий закон, ему уже исполнилось лет 200, к примеру. И все граждане находятся в абсолютно равном положении, потому что все они действуют в рамках этого закона. Он становится безличным. Он не является законом корпорации «Боинг». Он просто существует как данность. Но 200 лет назад, когда он принимался, один американский олигарх отстаивал принятие этого закона, потому что ему это было выгодно. Он что-то на нем заработал; оказался благодаря ему в более выгодной позиции по сравнению с конкурентами; получил дополнительные возможности. Другой олигарх в этот момент попал в невыигрышную позицию, весьма вероятно, по вине первого олигарха, так успешно использовавшего свои возможности продвинуть нужный законопроект. В Америке 95% правового поля давно сформировалось. Оно стабильно. Оно не несет клейма прошлого.

У нас, в России, аналогичное по объему правовое поле создается ускоренными темпами, и, естественно, каждый закон с момента его принятия объективно создает кому-то более, а кому-то менее выгодные условия для деятельности. Это обстоятельство провоцирует такую бешеную активность вокруг принятия любого закона, что лучше бы ее не было вовсе!

Что касается документа, регламентирующего лоббистскую деятельность, то, конечно, хорошо, когда документы возникают, но, честно говоря, я не понимаю, чем такой документ мог бы быть полезен в работе.

Особых проблем из-за его отсутствия не возникает. Лоббизм – это не законодательная процедура, а общение с людьми. Например, 9 октября прошло первое чтение «Энергетического пакета правительства». РАО поддерживает принятие этих законов не потому, что считает их идеальными. А потому, что для РАО их отсутствие представляет огромную проблему. Но к пакету в целом крайне неоднозначное отношение.  Если не брать в расчет людей, голосующих против него по политическим соображениям, (например, «левые» или члены «Яблока»), то увидим, что имеется много не определившихся в выборе депутатов. Поэтому наши эксперты встречаются с депутатским корпусом, разъясняют формулировки, вызывающие беспокойство.

Как правило, такой работы бывает достаточно. Вообще, главная проблема у лоббистов возникает, когда они пытаются продвинуть некачественный товар. Знаете, как на рынке, если вы продаете, например, шашлык из тухлого мяса, придется так нашпиговать его перцем, чтобы исчез неприятный запах. Понятно, что вы в этом случае жульничаете. А если мясо хорошее, то перец можно просто на стол поставить, чтобы желающие его по собственному вкусу добавляли. Фактически лоббисты заняты качественной продажей товара, идеи, предложения.

У РАО «ЕЭС России» — качественный, хороший товар. Задача лоббистов нашей компании – это ответы на вопросы, объяснение последствий ее деятельности, согласование интересов сторон. Недавно в ходе такой работы оказалось, что действительно есть аспекты, которые не были учтены разработчиками того же «Энергетического пакета».

Лоббист как лидер перемен

— Как обстоят дела с новыми методами в практике отечественного лоббизма?

— Лоббизм — это нормальное общение между людьми. Все остальное — резание черного петуха на восходе.

— То есть, нет никаких особых методов? А как же любимые журналистами секретные приемы влияния? Об этом даже пишутся книги.

— Я глубоко убежден, что если консультанты начинают произносить разные хитроумные слова, то это просто естественное проявление их желания основательно запудрить мозги клиенту. Нет никаких таинственных вещей. Нет 25-го кадра и зомбирования. Методы общения с аудиторией (в том числе с массовой) достаточно просты и известны. Если мы хотим, чтобы к нашей компании хорошо относились, то заботимся о том, чтобы ее деятельность была озвучена в благоприятном ключе.

Но следует помнить, что на любую тему можно подготовить как минимум два разных сюжета: например, показать, как Борис Немцов прибыл в Псковскую дивизию, что-то говорит, а солдаты как-то реагируют. И смотреть будет неинтересно. И передача будет бесполезна, а значит — вредна.

Но можно все сделать иначе. Показать, как Немцов пришел в казарму (а солдатам, видимо, рекомендовали вести себя тихо), что-то рассказывает, а вопросов не задают. Он видит: ребята не реагируют. И предлагает им на спор подтянуться на турнике. Самый здоровый из них всего 15 раз потянулся, а Немцов — 25. Такой сюжет телевидение показывает с удовольствием, потому что интересно, забавно, смешно. Рецепт прост – делайте необычные сюжеты.

Представьте себе, десантники — надежда и опора отечественной армии — с турника падают, а лидер СПС подтягивается себе на здоровье. Естественно, журналисты кидаются к нему. Потому что он интересен. И не надо ничего специально придумывать.

Pile of Trouble российской электроэнергетики

— Давайте поговорим о проблемах РАО, связанных с непростой ситуацией в регионах присутствия компании. Как они решаются?

— Я не могу называть конкретные имена и примеры, это конфиденциальная информация. Но происходит следующее: например, мы знаем, что в недрах Государственной думы готовится некий законопроект, ограничивающий деятельность РАО. В дни пленарных заседаний дежурный сотрудник в режиме on-linе следит за происходящим. Затем наступает критический момент. Например, некий депутат заявляет, что РАО несанкционированно отключило в больнице электроэнергию, и дает своей писанине ход безо всяких официальных подтверждений.

Мы считаем, что Государственная Дума представляет народ Российской Федерации, следовательно, мнение Думы есть мнение народа. Мы не хотим, чтобы парламент принимал решения, несправедливые по отношению к нам. В таких случаях наши действия напоминают действия бригады быстрого реагирования: для общественности немедленно готовится официальная сводка о том, что реально происходит. Или, если есть контакт с чиновником из региона, где случилось ЧП, просим его выступить и рассказать, что творится на самом деле. Но поскольку мы не можем воспрепятствовать распространению глупости, бывает, что иногда подобные депутатские ляпы проходят в ворота закона.

— И что же, нет никакой возможности повлиять на глупое решение постфактум? Неужели нельзя предпринять какие-нибудь «специальные ходы»?

— Смотря, что подразумевать под «специальными ходами». Если вы имеете в виду возможность внесения денег в кошелек Государственной думы, то я этим не занимаюсь. Самый эффективный ход – говорить правду. Например, 9 октября начал работу уникальный объект — Мутновская геотермальная станция на Камчатке. (Строительство станции ведется за счет кредита ЕБРР в $100 млн. Противником строительства называют Минатом, собирающийся примерно через пять лет запустить первую в мире плавучую АЭС (ПАЭС) в бухте Авачинской города Вилючинска, расположенного по соседству с Мутновской. Мощность конкурирующей станции составит 70—80 мегаватт, стоимость проекта оценивается от $200 до $500 млн. — прим. ред.) Камчатка — очень тяжелый регион. А наша станция, работающая на природном источнике тепла, решит энергетические проблемы региона.

— Я знаю, РАО часто сталкивается в Госдуме с противодействием и непониманием, как вы действуете в этом случае?

— Конечно, мы сталкиваемся с проблемами, потому что проводим реформы, занимаемся развитием бизнеса. А в обществе всегда есть люди, старательно противодействующие позитивным изменениям, несмотря на стабильно-негативную ситуацию в определенной области. И тут можно либо договариваться, либо продавливать решение. Мы предпочитаем договариваться.

Например, только что я разговаривал с одним депутатом. Звоню, спрашиваю: «Можешь сказать, как ты будешь голосовать по энергетике?» Он мне отвечает: «Знаешь, я пока не решил. Но скорее — против. Потому что, если сделать по-вашему, интересы населения будут серьезно ущемлены». Я ему предлагаю пообщаться с нашим специалистом, который в этом вопросе дока и может предоставить достоверную информацию. Депутат получает консультацию по всем спорным, с его точки зрения, местам законопроекта. И принимает уже совсем другое решение. Вот и весь лоббизм. Технология одна – разговаривать и договариваться. И быть искренним.

— Можете что-нибудь курьезное рассказать из лоббистской практики?

— Легко. Договариваешься, например, о внесении поправок в некий закон, а потом выясняется, что закона такого и нет. Довольно курьезный случай. Он просто великолепен своей курьезностью.

Интервью провел Константин Смоленский from_gru@mail.ru  


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Коммуникации
Контекст
Со-общение - воссоздание связности
Дмитрий Петров
Ожидание неожиданного
Александр Пятигорский
Мистерия языка
Ефим Островский
Перевод с простого на русский
Валерий Хилтунен
Феномен современной коммуникации
Дмитрий Бородин
Коммуникации: технологический взгляд
Георгий Афанасьев
Новости
Создается СП, работающее в области непрямой рекламы. Первое в России
Издательство оштрафовано за рекламу водки
Пассивный маркетинг. Прокат помогает продавать
Новые стрелы "Серебряного Лучника"
Практика
Почему так говорил Заратустра
Екатерина Егорова
Коммуникация как механизм самопознания
Тахир Базаров
Raising [lobbying] to the dignity of a gentlemanly business
Леонид Гозман
Следуй чиновничьему ритуалу
Евгений Минченко
Субкоманданте Маркос: революция в революции
Олег Ясинский
Черный интернет прекрасен
Анна Бражкина
Сексуальная мини-энциклопедия PR
Андрей Мамонтов
Оперативный простор
Центры мозговых атак? Атакуйте!
Ярослав Кузьминов
Почему на улицах (не) улыбаются люди?
Виктор Осипов
Монолог одежды: эффект Кракауэра в действии
Алиса Голуб
Success@Life
Екатерина Медведева
Капля PR. Реки крови. И нефть. Нефть. Нефть…
Аркадий Болотов


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.