Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2002/10/op/4


Капля PR. Реки крови. И нефть. Нефть. Нефть…

Считается, что военный PR заслуживает особого разговора и особого отношения. И это действительно так. Уж больно область специфическая – лежащая на перекрестке неторных маршрутов разведывательных операций, дипломатических комбинаций, террористических акций и пропагандистских манипуляций…

До сих пор не ясно: когда древний князь посылал атакуемому предупреждение «Иду на Вы» — это было что: еще PR, уже война или только ее объявление? Уж больно грань зыбкая. Точно так же у многих имеются сомнения была ли это уже война или еще PR, когда в 1999 году транснациональные СМИ транснациональные СМИ публиковали заявления американского госсекретаря Мадлен Олбрайт о необходимости военной операции против Югославии.

И была ли это уже война, когда те же СМИ писали об этнических чистках в Косово, вызывая у цивилизованных граждан желание растоптать гадину, засевшую в Белграде?

И ради чего были смертоубийства в Боснии, в Косово и Македонии? Эти статьи, телерепортажи, бомбы и сотни тысяч беженцев и массовые захоронения – ради свободы, независимости и прав человека или же ради контроля над «мягким подбрюшьем Европы» (как назвал Балканы Уинстон Черчилль), где пролегают артерии, ведущие к нефтяным скважинам?..

Этими вопросами задается бельгийский публицист Мишель Коллон, анализируя в своей книге «Нефть, PR, война» ход и структуру PR-кампаний, сопровождавших трагедии в Косово и Боснии. Анализ, надо сказать чрезвычайно подробный. Настолько, что взятая отдельно статья разбирается по косточкам, и становится понятно, какие приемы военной PR-журналистики используются в данном, конкретно взятом абзаце: показательная недомолвка, прямая подтасовка, намеренная неточность высказанного утверждения, умолчание и т.п.

Всё это в общем-то не ново. Любой, кто склонен анализировать медиаполитику сторон во время первой чеченской кампании и в ходе кампании текущей, может привести свои не менее поучительные примеры. Однако материалов таких крайне мало, так что и у Коллона пытливый читатель может почерпнуть многое.

Что же касается фундамента, на котором стоит красивая вышка военного PR, то им по сию пору служат Четыре принципа, в которых еще до Первой мировой войны британский политик и дипломат лорд Понсонби обобщил наработки своих предшественников – Юлия Цезаря, Никколо Макиавелли, Наполеона Буонапарте и других. Приведем их в кратком изложении:

1. Для успешного ведения войны надо первым делом убедить собственный народ в том, что «мы» ее не хотели. в том, что «мы» ее не хотели. Угроза исходит от «них», от «иных», а «мы» вынуждены защищаться. И защищать других – слабых и угнетенных.

2. Нужно персонифицировать образ противника. Политически некорректно ненавидеть, например, всех сербов или арабов. Ну а это просто: Слоба Милошевич или Саддам – да мало ли их – лиц зла?

3. Не следует касаться такой темы, как экономические цели военных действий. Война всегда ведется по гуманитарным причинам: во имя права, свободы и благополучия угнетаемых. И точка.

4. Сведения об изуверских жестокостях, совершаемых противником, должны распространяться с максимальной скоростью через все доступные средства информации. И по возможности они должны быть доступны максимальному числу жителей во враждебной стране (это в эру развитых телекоммуникаций не сложно).

Эти постулаты заслуживают подробной расшифровки и приведения конкретных примеров. Этим и занимается Мишель Коллон в своей книге.

Я бы, конечно, не взялся рекомендовать ее для прочтения мастерам из Кавказ-Центра или героям медиакампаний 1996 года, но молодым профессионалам, заинтересованным в продвижении по стезе PR и войны, ведущей к нефти, – вполне.

Дата публикации: 10:12 | 30.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.