Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2001/7-8/g/20


Страна, где все поймут

Голландия продолжает выстраивать имидж "страны бесконечной толерантности"
Что за имидж выстраивает себе Голландия? Эта страна ежегодно притягивает к себе огромное количество туристов и одновременно раздражает всех без исключения европейских консерваторов. И причина здесь не только в марихуане. Недавно в Голландии была полностью легализована проституция. Теперь она, как и любой другой вид деятельности, приносящий прибыль, облагается налогом. В 2001 году были узаконены однополые браки. Теперь у них абсолютно такой же статус, что и у традиционных гетеросексуальных союзов. А "милосердное убийство" - эвтаназия - на законной основе применяется во многих клиниках страны.

Страна своих законов

В Голландии разрешено почти все - таково общее мнение. На самом деле жизнь этой страны регулируется сложной системой законов, главная цель которых (особенно в таких тонких вопросах, как медицина, употребление наркотиков, сексуальные услуги и т.д.) - обеспечить гражданам максимум свободы, не нарушая общепринятых культурных норм и не подвергая никого опасности.

Ситуация с легализацией легких наркотиков подробно описана в журнале "Эксперт". Воображение читателей особенно поражает тот факт, что употребеление легких наркотиков группы канабиса, то есть марихуаны в различных ее проявлениях, разрешено в общественных местах. В Амстердаме баров, где продается марихуана, насчитывается около 350. Называются они очень мило - кофе-шопы. В других магазинах можно купить все, что необходимо простому любителю для выращивания марихуаны в домашних условиях - набор "Сделай сам себе гашиш" с подробной видеоинструкцией. Естественно возникает вопрос: а как же государство регулирует все это безобразие, то есть оборот наркотиков?

Ответы крупнейшего голландского эксперта в области криминологии и криминалистики, профессора Фрэнка Бохэнкерка сводятся к следующему: "Официальная позиция властей такова: каждый покупатель приобретает марихуану только для себя. Продажа ее лицам, не достигшим 16 лет запрещена". Вот, собственно, и все.

Марихуана попадает в Голландию контрабандным путем из разных стран через Роттердамский порт, и власти об этом знают. В порту для обнаружения наркотиков работают всего две собаки на 30 тысяч контейнеров, приходящих ежедневно! Власти прекрасно понимают, что если они встанут на путь борьбы с контрабандой и начнут проверять каждый контейнер с фруктами из Ливана или Марокко, то торговле через крупнейший порт в мире придет конец. Подобный голландский социальный либерализм (названный одним американским обозревателем "голландская болезнь") обычно описывается как нечто сверхъестественно радикальное и полубезумное.

Революцию делают консерваторы

Так что же, граждане Голландии, одобряющие стратегию максимальной толерантности, слегка ненормальны и не видят реальных опасностей? Или они просто более гуманистичны и терпимы, чем другие? На самом деле сложно найти людей, у которых было бы больше врожденной консервативности. По мнению самих голландцев большинство из них просто не курят травку, но они совершенно терпимо относятся к тем, кто это делает. Голландия - страна, где доминирует культура социального консенсуса, где компромисс и умеренность - это стандартные правила игры. Их "революционные" законы были приняты не с целью изменить общество, а с целью сохранить его внутреннюю стабильность.

"Это маленькая страна, где законы принимает небольшое количество людей", - говорит Герман Филипс, глава философского отделения Лейденского университета корреспонденту журнала Newsweek. "Здесь больше взаимного доверия, чем в крупных сообществах. В течение последних 500 лет здесь не было никаких относительно серьезных потрясений. Голландцы прагматичны, слегка наивны и не думают о возможной реакции других стран на то, что они делают".

В употреблении наркотиков (пусть даже легких) всегда есть моральный аспект вопроса: как государство должно защищать своих граждан от этого зла? Ответ на этот вопрос либералы черпают в работах Джона Стюарта Милля - известного английского философа XIX века. В своем труде о сободе (On Liberty) он писал, что человек является полным хозяином своему телу и уму. "Единственная цель, согласно которой может быть применена сила по отношению к любому члену цивилизованного сообщества против его воли - это предотвращение причинения вреда другим". Поэтому в Голландии, если полиция обнаружит у вас дома четыре растения марихуаны - это нормально, поскольку это вы делаете для себя. Если вдруг найдут двадцать кустов - то заплатите 100 гульденов штрафа. А если человека поймают с килограмом кокаина, а не марихуаны, то он получит год тюрьмы.

Дурной пример заразителен?

Подобные социальные и законодательные инновации тщательно изучаются не только в европейских странах, но и в некоторых американских штатах. Ученые, журналисты и политики пытаются найти ответ на единственный вопрос: ситуация в Голландии - это отклонение от нормы или предвосхищение общего европейского (и не только) будущего? Может ли пример этой страны вдохновить других на более широкое признание "социальных аберраций"? Например, будет ли эвтаназия, уже применяемая в американском штате Орегон, законодательно одобрена и в других штатах? Превратятся ли "зарегистрированные партнерства" (официальный термин) для однополых пар в Дании и Франции в официальные брачные союзы?

Европа и Америка протестуют

Решение о декриминализации марихуаны было принято в 1970-х. Главным мотивом было желание властей отделить ее продажу от продажи так называемых "тяжелых" наркотиков (в особенности героина). Легализация "травки" означала, что ее покупатели не будут обращаться к наркодилерам, распространяющим также и героин. Следовательно, риск того, что дилер попытается приучить потребителей марихуаны к чему-то более опасному, существенно снижался. Кстати, люди, зависимые от героина и кокаина, всегда рассматривались в Голландии скорее как пациенты, нежели как преступники. Сейчас, согласно отчетам Европейского Центра по вопросам наркотиков и наркозависимости, потребление героина в Голландии существенно ниже, чем в большинстве европейских стран.

Но невозможно ограничить социальные эксперименты рамками одной страны. Толерантность властей в вопросах "легких" наркотиков привлекает не только свободомыслящих туристов, но и организованную преступность. Экономическая открытость Голландии - Роттердам считается крупнейшим портом в мире - исключает возможность остановить контрабанду наркотиков. "Голландия - это источник угрозы", - говорит представитель американского Управления по борьбе с наркотиками. Основная проблема заключается даже не в терпимости по отношению к употреблению наркотиков, а в правилах сбора доказательств и улик, необходимых для того, чтобы отправить наркодилеров за решетку. Доказательства, собранные полицейскими в штатском или полученные при помощи скрытых микрофонов и видеокамер, до последнего времение считались недействительными. Голландские полицейские не могут работать, выступая в роли продавца или покупателя наркотиков, что является нормальной практикой в Соединенных Штатах. Им также запрещено участвовать в любых наркосделках. Более того, доказательства, собранные таким способом за пределами Нидерландов, не рассматриваются голландскими судами. Подобные "издержки либерализма" вызывают искреннее возмущение европейских и американских коллег голландских полицейских.

Диалог власти и общества: делайте что хотите!

Голландцы не любят спешить и принимать спонтанные решения. До того как было принято новое законодательство, правительство "позволяло" обществу опробовать официально запрещенные практики. "Чтобы понять Голландию, вы должны сначала выучить слово gedogen", - говорит бывший посол Соединенных Штатов в Нидерландах К. Терри Дорнбуш. - Это слово означает "разрешать, уживаться с чем-то, быть способным что-то принять". Многое из того, что сейчас законодательно закреплено в Голландии, в течение многих лет просто молчаливо принималось обществом. Теперь это признано юридически, а разницы почти никто не заметил". Именно так произошло с эвтаназией. "Сейчас это больше регулируется, но я просто продолжаю делать то, что делал и раньше", - говорит доктор Рууд Петерс. Голландцы уверены, что эвтаназия практикуется в большинстве стран, но никто не называет вещи своими именами. "Если никто не осмеливается говорить об этом, эвтаназия становится подпольной практикой, из-за чего возникает множество проблем", - продолжает Петерс. Еще в 1970-х один анестезиолог из Дельфта осмелился приподнять завесу тайны, окружающей эвтаназию, написав о том, как именно - конкретно - врач может удовлетворить "потребность и желание пациента умереть". К началу 1990-х врачи и пациенты могли детально ознакомиться с этой процедурой, но это не поощрялось, но и не запрещалось официально. Вскоре был принят соответствующий закон.

В этой сфере, как и везде, есть опасность злоупотреблений. Далеко не все пациенты в момент принятия решения адекватно оценивают действительность, а многие даже не находятся в сознании. Ответственность в таком случае возлагается на родственников и врачей. Особенно сложны те случаи, когда решение принимается в отношении новорожденных.

Тем не менее большинство граждан Нидерландов уверены, что могут сделать правильный выбор.

Чтобы понять все эти социальные и законодательные эксперименты, нужно не забывать, что голландская культура строится на кальвинистской этике индивидуальной моральной ответственности. "Если вы что-то делаете, - говорит профессор Лейденского университета, - вы должны осознавать это и отдавать себе полный отчет о возможных последствиях. Если эвтаназия применяется - а она применяется в большинстве стран, - то она должна быть полностью легализована. Все остальное зависит от вашего персонального выбора". Такой подход используется для решения большинства перечисленных выше проблем, существующих во всех развитых (и не только) странах. "Отклонения" невозможно превратить в "нормы", но можно постараться снизить остроту конфликта между социально приемлемым и неприемлемым, расширяя границы официальной терпимости. При двух условиях: не причиняйте никому вреда и ничего не крадите!

Культурные риски глобализации

На самом деле мир вокруг Голландии и ситуация в самой стране меняются настолько быстро, что традиции консенсуса и толерантности постоянно сталкиваются с новой реальностью. Процент иностранцев, живущих в Голландии, постоянно растет. По оценкам социологов, через 20 лет недавние иммигранты и их дети будут составлять около 50% населения крупных городов. Среди них довольно много мусульман. Будут ли они интегрированы в культуру страны, как это происходило раньше, или же изменят ее традиции? Будет ли в таком случае, пользуясь выражением доктора Петерса, каждый человек знать, "что правильно, а что - нет"? Возможно. Но также возможно, что мир изменит Голландию еще до того, как у Голландии появится шанс изменить мир.

Портрет "типичного" голландца

Если бы мы задались целью составить портрет современного голландца, это мог бы быть Йан-Поль Вабеке. Он носит темные костюмы и шелковые галстуки, как и положено одному из самых известных в Голландии общественных обвинителей. Основная часть его работы заключается в привлечении к суду крупных наркодилеров. Он тесно сотрудничает со своими коллегами во Франции и Бельгии по вопросам борьбы с "наркотуристами", покупающими марихуану в Голландии и перепродающими ее в своих странах.

Вабеке - уважаемый член местной общины - прожил с одним и тем же человеком 25 лет - фотографом Йаном Свинкельсом. За это время в их жизни было немало радости и горя. А в прошлом апреле, после принятия нового закона, Вабеке и Свинкельс официально поженились.

Вабеке активно лоббировал новую систему законодательства в отношении сексуальных меньшинств. В 1980-х годах однополые пары выяснили, что для закона их союз почти ничего не значит. Например, если две женщины воспитывали ребенка вместе, его биологический отец - или даже его родители - все равно имеют на него больше прав в случае смерти матери. Как полагает Вабеке, единственный способ защищить такие пары - институт брака.

Хенк Кроль, бывший спикер фракции Либеральной партии в парламенте, ныне издатель журнала Gay Krant (Gey News) был одним из вдохновителей кампании за признание равного статуса однополых и традиционных союзов. "Самой трудной задачей оказалось убедить в целесообразности этой идеи сообщество сексуальных меньшинств. Они считают, что брак - это старомодно. Еще 20 лет назад если вы признавались в том, что вы гей, вас ожидало всеобщее осуждение. Но когда общество стало более терпимым по отношению к геям и лесбиянкам, они начали чувствовать себя вполне комфортно и даже в большей степени осозновать свои гражданские права, чем представители "большинства". В этом смысле обычный официальный брак кажется им чрезвычайно буржуазным и консервативным", - говорит он.

Статья подготовлена на основе анализа материалов журналов The Economist. The case for legalising drug. A survey of illegal drugs. (В пользу легализации наркотиков. Обзор рынка нелегальных наркотиков). 2001, 28 июля - 3 августа; Newsweek. Playing by Dutch rules (Играя по голландским правилам). 2001, N23 от 4 июня; "Эксперт. Люди травы. 2001, N14 от 9 апреля".

Дата публикации: 02:10 | 29.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.