Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2000 / СМИ и PR: любить нельзя ненавидеть / Контекст

Третья, информационная


Даниил Дондурей
социолог, главный редактор журнала "Искусство кино"
Версия для печати
Послать по почте

Противостояние между властью и медиа-магнатами дошло до точки кипения
Российские олигархи осознали колоссальные возможности своего воздействия на политическую жизнь, после того как в январе 1996 года в швейцарском Давосе наняли Анатолия Чубайса выполнить важнейшую миссию: не допустить коммунистов к власти. Именно тогда была отработана стратегия, благодаря которой больной Ельцин (рейтинг его у избирателей не превышал в тот момент 2%) был избран президентом страны.


Поверив, что избирателями можно манипулировать, российский крупный капитал мог приступить к отлаживанию той социоэкономической системы, которую впоследствии стало принято называть договорным капитализмом, капитализмом для своих. Но я думаю, что правильнее его обозначать как "рынок по-русски". А основные характеристики его таковы: большой объем теневой, плутовской экономики (бартер, черный нал, фиктивные договора и так далее); непрозрачность отчетности; система госорганов чрезвычайно разветвленная, но дорогостоящая и малоэффективная; барьеры на пути свободного движения капитала; коррумпированность чиновников; сращение бизнеса и власти; неравные условия экономической деятельности; неработающая судебная система; произвол местных властей; приватизация юридическими лицами налогов и многое другое.

Медиа-рынок по-русски

Эта целостная экономическая и политическая система, отлаженная уже к концу 1996 года, в такой "идейно чувствительной" стране, как Россия, не могла существовать сама по себе. Она обслуживалась мощной идейно-ценностной доктриной, значение и действенность которой в последние годы до сих пор не осознаны интеллектуальной элитой.

Как ни парадоксально, но именно олигархам, располагавшим собственными СМИ, удалось тогда внедрить в массовое общественное сознание такие идеологемы, как: рынок - это всегда криминал; благодаря либеральным реформам в России построено несправедливое общество; дискредитация государства и оппозиция власти - естественная потребность каждого интеллигентного человека. С одной стороны, культивировалась национальная депрессия, то есть убежденность в том, что у России нет будущего. А с другой - абсолютная уверенность большинства граждан в том, что наибольший вред стране был нанесен такими "радикал-реформаторами", как Анатолий Чубайс и Егор Гайдар.

Подобная идеологическая программа позволила российским "новым феодалам" (то есть финансовым олигархам, ведущим себя как "бароны", а также губернаторам, осознающим себя почти "удельными князьями") сохранять и контролировать "рынок по-русски". Поэтому когда (например, осенью 1997 года) возникала "опасность" продвижения национальной экономической модели в сторону западных представлений о рынке, олигархи тут же вставали на "тропу" информационной войны с властью. Так, осенью 1997 года они впервые успешно атаковали своими СМИ Чубайса и его команду. Но вторая попытка атаки - весной 2000 года против президента Путина - завершилась поражением олигархов.

Все возможности и инструменты для проведения информационных атак на власть у олигархов давно под рукой. Во-первых, гигантские финансовые средства. Во-вторых, собственные СМИ: из шести общефедеральных телеканалов, как известно, ОРТ и ТВ-6 контролируются Борисом Березовским, НТВ - Владимиром Гусинским, ТВЦ - Юрием Лужковым. И в-третьих, установки российской интеллигенции, весьма благоприятствующие решению задач олигархов. Ведь немало отечественных интеллигентов до сих пор уверены в том, что своим плачем о народных тяготах они в конечном счете не пополняют кошельки все тех же "феодалов", а напротив - поддерживают страждущих. Олигархам же оставалось разве что удачно использовать укорененные в русском народе социалистические убеждения.

Вместе с тем Кремль (который оппозиционные к власти идеологи в 1998 году стали называть Семьей) устал быть заложником нескольких олигархических кланов, бросившихся враждовать между собой. На политическую арену был выведен Владимир Путин, которому удалось меньше чем за год добиться очень многого. Он уговорил население страны смириться с неотвратимостью радикальных либеральных реформ, с необходимостью единства страны, с выстраиванием вертикали власти, с ожидающимся началом второй волны приватизации, с важностью социальных преобразований. Наконец, он идейно разоружил коммунистов, отняв у них монополию на патриотизм.

Промах Путина

Естественно, что олигархи, которые, кстати, и раньше часто действовали вместе с коммунистами, вовсе не склонны так просто сдаться на милость победителя. Трагедии августа и реакция на них основных игроков российской политической сцены свидетельствуют о том, что в России сложилась принципиально новая общественно-политическая ситуация, содержательные характеристики и последствия которой, на мой взгляд, в должной мере еще не осознаны.

Если бы Путин не промахнулся бы столь заметно в августе в плане public relations, то он не предоставил бы своим многочисленным оппонентам шанс потрясающе быстро организоваться, объединиться и провести сеанс настоящей психологической истерии. Российская элита, сформировавшаяся в трансисторической борьбе с "самодержавием", пятнадцать лет уже лишенная призрака коммунизма как своего основного врага, чувствительная исключительно к поражениям родной страны и всегда ненавидящая власть, обрела наконец в лице президента настоящего противника - "бесчеловечного диктатора", чуть ли не "современного Сталина".

Путин, как и тремя годами раньше Чубайс с Немцовым, похоже, до сих пор недооценивает истинную энергию и решимость российской интеллигенции, вдруг перешедшей в оппозицию к нему. В атаке на Кремль задействованы практически все телеканалы, кроме РТР, подавляющее большинство общефедеральных газет, часть радиостанций. Особенно активничают такие категории интеллигенции, как преподаватели, ученые, немалая часть предпринимательской элиты, люди, несущие печать страха преследования.

Конечно, это лишь социальное тело, потенциальная аудитория, питательная среда для распространения оппозиционных настроений. Главную роль в этом процессе играют те имеющие доступ к общественной трибуне профессионалы, кто по долгу службы, то есть за деньги, занимается созданием и трансляцией социально значимых смыслов. Условно их можно назвать идеологическими пастырями или профессиональной интеллигенцией.

Независимо от своих политических убеждений, в результате августовских трагедий упомянутые пастыри сплотились против Путина еще основательнее, чем в начале антитеррористической операции в Чечне или в ходе нашумевшего "дела Бабицкого". По отношению к теме катастроф, в сущности, исчезли или стали малоразличимыми политические разногласия. Схема отношения общества к президенту выглядит предельно просто: большая часть народа - за него; большая часть элиты, контролирующей интерпретацию реальности, - против.

Немцов в роли Явлинского

Парадоксально, но во всех "чувствительных ситуациях" прошедшего лета правые (и не только в лице Бориса Немцова) в отличие от декабря 1999 года выглядели политическим институтом, полностью вписанным в большую антипутинскую коалицию наряду с империями Гусинского, Березовского, Лужкова, радиостанцией "Свобода", генералом Аушевым, "Новой газетой", "Московским комсомольцем", Советом Европы и всеми другими европейскими "левыми".

Более того, многие эксперты считают, что после марта 2000 года функции "Яблока" и СПС на политической арене практически совместились, а Немцов превратился в разновидность "послемартовского Явлинского" - и по своей позиции, и по своей роли в политическом процессе. Теперь он стал одним из признанных лидеров всей оппозиции - лидером профессиональной интеллигенции. Получается, что, выиграв у Явлинского в теледебатах в ноябре 1999 года, Чубайс проиграл ему в идейном состязании августа 2000-го.

Поскольку идеологическим пастырям нужны в первую очередь запоминающиеся символические жесты, отвечающие ожиданиям глубинных стереотипов интеллигентной паствы, то вполне закономерно, что СПС как партия за минувшие полгода никак не определилась по отношению к экономическому, политическому, социальному курсу Кремля. Вполне вероятно, что в ближайшие несколько месяцев возникнет широкий антипутинский блок, объединяющий всех "новых феодалов", а возглавят его все те же Березовский и Гусинский. Главное не в том, какую роль может, в частности, сыграть Березовский в создании этого мощного оппозиционного фронта, а том, что идея "конструктивной оппозиции" и впрямь востребована всем "феодальным классом" России, к которому де-факто примкнула и интеллектуальная элита.

Как и в средние века, "новых феодалов" объединяет неприятие притязаний Кремля на глобальный контроль над российским обществом, его стремление пусть и авторитарными методами, но двигаться в направлении современной западной цивилизации. Они хотели бы вернуться к привычному торгу с властью в рамках столь удобной для них ельцинской модели, когда можно было выбивать преференции прямо в кремлевских коридорах.

Основой коалиции оппозиционеров наверняка станет взаимодействие региональных политических лидеров с олигархами. В этой связи стоит всерьез отнестись к словам Березовского о том, что "внутренняя политическая конфигурация Думы скоро изменится". Новая оппозиция Путину получила мощный информационный ресурс в лице олигархов, контролирующих СМИ и сплотившихся на основе корпоративной солидарности в целях консервации удобной для них системы.

Но и Кремль не дремлет. Он все лето наносил удар за ударом по олигархам, которые, мягко говоря, не отличаются сплоченностью и привыкли работать с властью "в индивидуальном порядке". И все же остается непонятным, смогут ли магнаты эффективно использовать СМИ для объединения с губернаторами против Кремля. Единственная надежда олигархов в том, что сама администрация Путина будет предпринимать, что уже бывало, бездарные и грубые действия (как, например, арест Гусинского или история с "Норильским никелем"). Опираясь на такие ошибки власти, магнаты смогут активно проводить свою кампанию в уже развернувшейся третьей информационной войне.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






СМИ и PR: любить нельзя ненавидеть
Контекст
Третья, информационная
Даниил Дондурей
Осенние замороз(ч)ки медиа-рынка
Алексей Панкин
Как власть употребляет СМИ
Елена Фомина
СМИренные зрители
Николай Попов
Телепиарщики стригут купоны
Оксана Беркут
Рынок печати: еженедельники рванули вперед
Светлана Ермоченкова
Памяти Андрея Щербакова
Среда
PR и СМИ
Марина Щедровицкая
Пресса и PR: любить нельзя ненавидеть
Леонид Бершидский
Агентская плата
Михаил Маслов
Кризис еще не катастрофа
Наталья Кожевникова
"Треугольник" станет многогранником
Александр Моисеев
Второй рейтинг PR-агентств: новые правила и старые проблемы
Практика
Новая информационная реальность
Россию обогатит PR
Вячеслав Степанов
Мнение
Медиа-рынок должен быть прозрачным
О странной любви телезвезд к папарацци
Юрий Богомолов
Интернет
Копия популярнее оригинала
Иван Давыдов
Академия
Зомбирующий эффект
Эллиот Аронсон
Гуманитарные фабрики
Роликовые заклинания
Юлия Попова
Магистр
"Президенты" избираются в Форосе
Анна Федорова


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.