Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/9/c/13


СМИренные зрители

Россияне ценят свободу слова, но все меньше доверяют прессе и телевидению
В обычный будний вечер 80 миллионов взрослых россиян садятся напротив телевизоров и начинают потреблять массовую информацию и массовую культуру. Радио слушают почти ежедневно три четверти населения, и лишь четверть взрослых ежедневно читают газеты. Телевидение стало основным воспитателем и развлекателем народа. Перефразируя вождя, можно сказать, что теперь не газета, а телевизор стал "коллективным пропагандистом и агитатором", а также и "коллективным организатором", поскольку ничто так не "организует" избирателей голосовать за того или иного кандидата или партию, как телевидение.

Тиражами по системе

Впрочем, радикальные реформы в стране начались не с преобразования телепрограмм, а с "демократических прорывов" в прессе. Именно там обозначились первые ростки гласности - сперва под контролем ЦК КПСС, а потом вопреки этому контролю. В конце 80-х годов и так "самая читающая страна в мире" стала читать еще больше. Люди покупали по нескольку газет, чтобы не упустить новости с партийной конференции, с 1-го Съезда народных депутатов. Гласность продвигали газеты "Московские новости", "Аргументы и факты", "Литературная газета", "Советская культура", "Московский комсомолец". Тиражи газет достигли небывалых высот, а рекорд всех времен и народов установили "Аргументы и факты", вышедшие аж на 33 миллиона экземпляров.

С началом рыночных реформ газеты вздорожали, а люди обеднели. Тиражи катастрофически упали. Но главное было не столько в цене газет, сколько в том, что из источника надежды пресса превратилась в разносчика плохих новостей. Как в древности гонца с плохой вестью убивали, так и в середине 90-х годов россияне проявили склонность переносить раздражение и негодование разразившимся кризисом на СМИ.*

*В материале использованы результаты социологических исследований Национального института социально-психологических исследований (НИСПИ).

Летом 1999 года доверие россиян к основным влиятельным институтам общества распределялось следующим образом: 8% "в наибольшей степени доверяли" церкви; 7% - средствам массовой информации; по 3% - политическим партиям и движениям, армии, правительству, местным органам власти; по 2% - Совету федерации, Государственной думе, правоохранительным органам и, наконец, по 1% - президенту и профсоюзам. 65% жителей страны сообщили, что они не доверяют никому. Это достаточно типичный расклад конца 90-х годов.

В конце 80-х и начале 90-х годов население больше всего доверяло Съезду народных депутатов (а затем Верховному Совету России как демократически избранному органу), свободной прессе и церкви. Эти три общественных института значительно обгоняли по уровню доверия все остальные. В 1990 году СМИ лидировали по уровню доверия - 42% оказывали прессе "высокое доверие", но начиная с 1991 года доверие граждан к печатным изданиям стало ниже, чем к администрации президента, Вооруженным силам и церкви. После 1996 года растерял багаж народной поддержки и президент Борис Ельцин: так, в начале 1999 года Евгений Примаков обошел по уровню доверия не только президента, но и прессу с церковью. Однако воспользоваться своей популярностью ему было не суждено.

Когда исследователи не сравнивают СМИ с другими институтами общества, а спрашивают у людей, доверяют ли они информации, которую получают в прессе, то в ответах также преобладает недоверие: 35% граждан говорят, что доверяют СМИ; 40% - не доверяют; 25% - затрудняются высказать оценку. Понятно, что люди могут верить одним сообщениям СМИ и не верить другим, но доминирующее у большинства людей ощущение достаточно стабильно и выражается известным тезисом: "Многие материалы прессы лживы, кем-то заказаны и оплачены". Больше других доверяют прессе пожилые люди - работает оставшаяся от советских времен вера в печатное слово; меньше - предприниматели (16% доверяют, не доверяют 58%). Среди сторонников Владимира Путина и Григория Явлинского доверяющих печатным изданиям соответственно 42% и 41%, в то время как среди сторонников Жириновского - 35%, Зюганова - 28%. Тут логика проста - про кого пресса пишет лучше, те ей больше и верят.

Колеблющееся большинство

Доверие к отдельным средствам информации распределяется весьма неравномерно. 34% "в наибольшей степени" доверяют телевидению; лишь 13% - печати и 10% - радио. 30% ответили, что не доверяют никакому СМИ, и 13% затруднились дать оценку. Больше всего телевидению доверяют жители средних и малых городов с населением менее 300 тысяч жителей - 41-45%; меньше всего - в городах-миллионерах и сельской местности. Причем порядка 43% из них составляют молодые люди до 25 лет, студенты, предприниматели и военнослужащие. Наибольшее доверие к печати испытывают люди с высшим образованием и специалисты. Сторонники Путина чаще предпочитают телевидение, в то время как поклонники Григория Явлинского ценят печать гораздо выше других политических групп (27% прояблочников выразили наибольшее доверие прессе).

С началом чеченской войны и приходом Владимира Путина в Кремль ситуация изменилась, и сейчас рейтинг доверия основным институтам общества выглядит так: "в наибольшей степени" - 22% населения - доверяют президенту РФ; по 7% - СМИ и церкви; 5% - армии; 4% - местным органам власти; по 3% - правительству, политическим движениям, правоохранительным органам, Госдуме; и по 2% - профсоюзам и Совету федерации. Никому не доверяют 39% населения.

Противоречивое отношение к прессе проявилось и во время последних избирательных кампаний. Понятно, что людям сложно определить, какое влияние на их выбор оказали те или иные каналы массовой информации. Тем не менее работу "печатных журналистов" во время думской избирательной кампании они характеризуют следующим образом: 43% считают, что пресса была нейтральной ("СМИ лишь привлекали внимание к предстоящим выборам"); по 25% опрошенных сообщили, что "СМИ проясняли для меня предвыборную ситуацию" и, напротив, "СМИ только запутывали, мешали принять решение"; 18% признаются, что "СМИ изменяли мои намерения относительно участия в выборах и намерения голосовать за ту или иную партию"; 41% уверяет, что СМИ, мол, не оказали влияния на их политические предпочтения.

Понятно, что эти приведенные самооценки людей более чем субъективны. Некоторая объективная, хотя и косвенная информация появляется при анализе устойчивости политических ориентаций электората. В отличие от западных стран, где значительная часть избирателей - "твердые сторонники" тех или иных партий, в России большинство избирателей - "колеблющиеся". Так, например, на прошедших думских выборах из 60% людей, собиравшихся в течение прошлого года идти голосовать, 30-35% так и не определились со своими симпатиями вплоть до последнего момента. Но и среди определившихся избирателей около четверти заявляли, что их выбор неокончательный. Словом, половина избирателей до самой последней минуты колебалась, и именно эта группа объективно находилась под сильным влиянием СМИ и политической рекламы.

Самая первая кнопка

Если телевидение в целом доминирует как поставщик информации для населения, то явным лидером среди каналов стало ОРТ. В июне 2000 года "первой кнопке" отдавали предпочтение 40% населения; на втором месте по популярности - НТВ, которое смотрели 23%; на третьем - РТР с 15%. Другие каналы значительно отстают: ТВ-6 - 4%, СТС - 3%, ТНТ - 2%. Если же обратиться к другому критерию - реальное время смотрения каналов, - то картина складывается несколько иная: на первом месте по-прежнему ОРТ, которое в течение недели смотрят не менее 15 минут в среднем около 90% телезрителей, на втором месте - РТР, его смотрят около 80%, и на третьем месте НТВ - 60%. Это и есть реальный охват каналами телеаудитории страны.

Среди радиостанций по охвату аудитории лидирует "Радио России" (около 45%); на втором месте - "Русское радио" (25-29%), "Маяк" (23-26%) и "Европа плюс" (21-25%). Остальные радиостанции значительно отстают от лидеров, набирая по 3-4%. По уровню популярности радиостанций порядок остается тем же: "Радио России" (22%), "Русское радио" (12%), "Маяк" (12%) и "Европа плюс" (9%).

ЗаПРЕССованные симпатии

В мире печатных изданий за последние два года определились три явных лидера - "Комсомольская правда", "Аргументы и факты" и "Московский комсомолец". Из ежедневных изданий по всей стране лидирует "Комсомольская правда" с 21% людей, которые читали "хотя бы один выпуск газеты за последнюю неделю". 16% читателей назвали "Московский комсомолец"; по 6% - "Труд" и "Известия", по 4% - "Российскую газету", "Спорт-экспресс" и "Коммерсантъ", по 3% - "Советскую Россию" и "Советский спорт" и по 2% - "Сегодня" и "Независимую газету". Среди еженедельных изданий первое место уверенно держат "Аргументы и факты" с 29% читателей (критерий - "читали хотя бы один номер за последний месяц"), затем идет "КП-Толстушка" с 14% читателей, "Лиза" с 7% и "Семь дней" - с 6%.

В категории ежемесячных изданий лидирует "Спид-Инфо" с 21% читателей, ознакомившимися с изданием хотя бы раз за последний квартал. На втором месте "Совершенно секретно" - 9% читателей. Затем идут "Cosmopolitan" - 6%, "За рулем" - 6%, и "Burda Moden" - 6%. "Крестьянку" назвали 5%, "Работницу" и "Здоровье" - по 4%. И это при том, что два последних наименования десять лет назад были безусловными лидерами среди подписчиков.

При всем разнообразии интересов читатели, радиослушатели и телезрители в первую очередь, конечно, стремятся быть в курсе "горячих новостей", в том числе политических. Проведенные недавно опросы выявили следующую картину (респонденты были вправе высказаться по нескольким позициям опросов). Так, читатели газет и журналов явно предпочитают российские новости иностранным (так заявил 61% опрошенных). На втором месте называются материалы о законах, репортажи из "горячих точек" и криминальные темы (46% опрошенных). Международные новости назвали 36%. Лишь затем следуют развлекательные и бытовые темы: кроссворды, ребусы - 34%, "женские" темы - 34%. Таким образом, в целом позиция "новости" составляет свыше 40% предпочтений читателей печатных изданий.

Радиостанции же совершенно мотивированно делают акцент на музыкальных передачах - их предпочитают 68% слушателей. Но тем не менее 64% слушателей одновременно хотят быть и в курсе новостей.

Многие ошибочно полагают, что основная масса телезрителей целыми днями смотрит "мыльные оперы". На самом деле это любимый жанр домохозяек и людей с низким уровнем дохода. В общем рейтинге предпочтений художественные сериалы занимают лишь пятое место с 34%. Первенство же среди "любимых программ" твердо удерживают художественные фильмы - их назвал 71% телезрителей. На втором месте - информационные программы (65%); на третьем - развлекательные (57%); на четвертом - музыкальные (42%). За "мыльными" сериалами следуют "семейные" программы (28%), затем публицистические - 25% и, наконец, спортивные - 22%.

В исследованиях НИСПИ задавался и более конкретный вопрос: "Как часто вы смотрите по телевидению новостные и информационно-аналитические передачи на политические темы?" 39% ответили, что смотрят такие передачи "постоянно, каждый день"; 33% смотрят их "часто, но нерегулярно". "Редко, от случая к случаю" новости смотрит 21% и "практически никогда" - 6%. Получается, что достаточно постоянная аудитория "новостей и политики" составляет свыше 60% телезрителей. При этом молодежь смотрит их в два раза реже, чем люди в преклонном возрасте. Есть данные о склонности к этому разряду информации по политическим симпатиями: к постоянно следящим за новостями и политпрограммами отнесли себя 54% сторонников КПРФ и лишь 31% яблочников.

Рядовому телезрителю, так же как и читателю, трудно отделить в каждом конкретном новостном или политическом материале правду от лжи, равно как отличить истинное журналистское расследование от заказного материала, призванного скомпрометировать какого-либо политика. Однако периодические разоблачения лживости материалов прессы создают у людей общее ощущение, что журналисты ими манипулируют. Например, в конце думской избирательной кампании 45% опрошенных телезрителей полагали, что "центральное телевидение чаще всего показывало кандидатов и партии перед выборами искаженно", и лишь 28% считали, что правдиво. Примерно так же оценивалась и работа местных телеканалов во время кампании. Однако это не мешало респондентам смотреть новости и читать газеты.

Свобода слова - дело внутреннее?

Из этого следует любопытный вывод: в случае атаки властей на СМИ и подавления свободы слова журналисты вряд ли смогут найти поддержку среди своих аудиторий. Так, несмотря на обилие материалов в прессе о надвигающейся угрозе свободе слова, население не торопится разделить эти опасения журналистов. 36% опрошенных вообще не согласны с утверждениями журналистов, будто "в России существует угроза свободе слова". 33% с этим согласны и 31% затруднился дать оценку. Меньше всех опасаются за свободу слова сторонники Путина и Зюганова, больше всех - Явлинского. Ощущается это опасение среди молодежи и предпринимателей. Практически нет его у домохозяек, пенсионеров и рабочих.

Среди тех, кто видит угрозу свободе слова, преобладает представление, что она исходит от "власти" - так считают 39%. 18% назвали источником угрозы олигархов и еще 18% - спецслужбы. Любопытна реакция россиян, когда проблема свободы слова ставится иностранцами. Так, после известного выступления президента США по радиостанции "Эхо Москвы" весной прошлого года социологи задали следующий вопрос: "Билл Клинтон сказал, что 'без свободы слова в России не будет демократии'. Как вы оцениваете это высказывание?" 41% согласился с ним, 9% не согласились и еще 33% высказались в традиционном антизападном духе - "это наше внутреннее дело". 17% затруднились дать оценку.

Показательным для отношения простых людей к прессе была оценка ими ситуации вокруг группы "Медиа-Мост" и лично ее руководителя Владимира Гусинского. 23% опрошенных уверяли, что "реальная причина преследования группы 'Медиа-Мост' и ее владельца 'состоит в незаконных операциях Гусинского во время приватизации'". 17% увидели реальную причину преследования в "финансовых долгах компании государству и российским корпорациям". 16% назвали "критические выступления компании НТВ по отношению к Кремлю" и 11% - "политическую позицию Гусинского". Таким образом, политические причины происшедшего увидели 27%, а криминальные и экономические - 40%. При этом большинство опрошенных не расценили инцидент как угрозу свободе слова. Заметные различия проявились в ходе опроса между людьми различных политических ориентаций: лишь 13% сторонников "Единства" главной причиной сочли критические выступления НТВ, в то время как среди сторонников "Яблока" так рассуждали 30%.

Гусинский и Бабицкий - не в счет

Важно подчеркнуть, что "наезды на 'Мост'" не нанесли ущерба репутации президента РФ. 10% участников опроса отметили, что их отношение к Путину "после истории с арестом Гусинского" изменилось в лучшую сторону, 12% сочли, что отношение ухудшилось, а 58% ответили, что оно осталось прежним. Еще 20% не смогли дать оценку.

Косвенно отношение населения к прессе и журналистам проявилось в истории с корреспондентом радиостанции "Свобода" Андреем Бабицким. Отвечая на вопрос, "одобряете вы или нет то, что МВД обменяло в Чечне журналиста Бабицкого на российских военных, которые были в чеченском плену", 35% сказали "да" и 22% - "нет". 15% ничего об этом не слышали и 28% не смогли сформулировать позицию.

Неудачи радикальных экономических и политических реформ, приведших к обнищанию большинства населения, вызвали массовое разочарование людей в самих принципах этих реформ: в "демократии", которая для многих превратилась в ругательное слово, в парламентаризме - Дума и Совет федерации стали объектом критики и насмешек как институты ненужные и оторванные от интересов народа. О рыночной экономике и говорить не приходится - она воспринимается людьми прежде всего как диктатура олигархов. Независимая от правительства пресса также не воспринимается населением как абсолютное благо и важнейшее завоевание демократизации. Чаще всего ее определяют как вид коммерческой деятельности. Когда телеканалы демонстрируют "мыльные оперы" и футбольные репортажи, это хорошо; когда же показывают взрывы и войну в Чечне - это воспринимается как "чернуха" и "заказуха". Новость ассоциируется с гонцом, письмо - с почтальоном. Ни к чему хорошему недоверие к прессе не приводит. Например, накануне путча 1991 года по уровню массового доверия в стране лидировала странная комбинация институтов - армия, церковь и КГБ. Пресса по степени доверия ушла на шестое место. Однако плохие новости никуда не ушли. Хотя сегодня в четверти российских семей по два телевизора и больше, каналов получения действительно независимой и объективной информации больше не стало.

Дата публикации: 23:17 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.