Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/8/c/16


Президентские Думы

Кремлевский PR выходит из "серой" зоны
Важнейшей составляющей имиджа России как демократического государства является реализация на деле, а не только в декларациях, принципа разделения властей, независимости каждой из ветвей власти и повседневное конструктивное взаимодействие органов исполнительных и законодательных. С декларированием этого принципа в России 90-х годов дела обстояли вполне благополучно - он является одним из столпов ныне действующей Конституции. Нельзя отказать первому президенту Борису Ельцину в искренности его намерений претворять этот принцип в жизнь. По крайней мере, до тех пор, пока окончательно не ясно, что политические цели и установки Кремля и думского большинства расходятся настолько, что их конструктивное взаимодействие становится маловероятным.

Размывая оппозицию

В этих условиях гласная PR-поддержка кремлевских законопроектов в большинстве случаев оказывалась неэффективной: депутаты принимали в штыки практически все предложения, исходившие из окружения Ельцина. И наоборот: президент то и дело возвращал думцам одобренные ими, но не устраивавшие его законопроекты. В результате выбор для администрации оставался невеликим: либо, как в 1993 году, в очередной кризисный момент вновь крушить "фасад демократии", то есть разгонять Думу, либо действовать методами "серого" PR, то есть путем достижения негласных договоренностей с руководителями фракций и отдельными депутатами.

Набор последних известен: Кремль предлагал "интересным" для него лицам с Охотного ряда квартиры, машины, дачи, открывал счета в российских и зарубежных банках. Время от времени отдельные представители оппозиционных партий приглашались во властные структуры - в том числе и на министерские посты. Самые яркие примеры - назначение в 1997 году активного члена фракции КПРФ Валентина Ковалева министром юстиции, тогда же - Сергея Калашникова (второго по значимости во фракции ЛДПР) министром по труду и социальной политике и Михаила Задорного (также второго номера, но фракции "Яблока") министром финансов. Эти примеры лишь видимая часть "айсберга" механизма взаимоотношений администрации и Думы. Кремль приглашал целый ряд активистов оппозиционных партий на менее заметные, но не менее влиятельные посты заместителей руководителей госведомств или включал их в руководящую команду крупных промышленных предприятий, контролируемых государством. Пример тому - Михаил Гуцериев (ЛДПР), возглавивший в 1999 году госкомпанию "Славнефть". Чаще всего "оппозиционеры" охотно принимали подобные приглашения, поскольку тем самым они не только обретали все упомянутые атрибуты высокого социального статуса, но и доступ к рычагам управления, которые они использовали для процветания курируемого ими лично или их фракциями бизнеса. Потенциал же оппозиционности первой и второй Дум постепенно размывался, что облегчало Кремлю возможность проводить некоторые важные для него законопроекты (например о госбюджете).

Важно при этом иметь в виду, что в своих публичных демаршах и президент, и левое думское большинство старались сохранять свои имиджи взаимных антагонистов в том, что касалось принципиальных направлений развития страны. Борис Ельцин тщательно лелеял имидж гаранта развития России в направлении сближения с Западом, а думцы делали все, что в их силах, дабы воспрепятствовать этому сближению, взяв на себя исполнение роли "главного борца с международным империализмом". Именно поэтому не только открытые договоренности с лидерами левых, но и публичные контакты с ними, Кремль сводил до минимума и представлял не более чем "рабочей формальностью". Вспомним, как замглавы кремлевской администрации Сергей Ястржембский, по-своему трактуя интересы президента, попытался в сентябре 1998 года осуществить несанкционированный контакт с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Немедля он был отправлен в отставку.

В теплой, дружественной обстановке

В качественно иной ситуации оказался Владимир Путин: по результатам парламентских выборов 1999 года он не только обзавелся внушительным большинством своих достаточно твердых сторонников (прежде всего фракций "Единство" и СПС), но и без особых усилий добился "правильного" поведения со стороны еще недавнего главного оппонента - фракции ОВР. Налаживанию такого взаимопонимания с властью немало способствовал и руководитель фракции Евгений Примаков, сразу после инаугурации Путина публично восстановивший с ним "давние дружеские отношения". Президент также не замедлил вознаградить своего видного соратника по спецслужбам, назначив его руководителем (на общественных началах) Государственной комиссии по активизации урегулирования конфликта вокруг Приднестровья.

В результате Кремль опирается сегодня на внушительное большинство нижней палаты, и ему уже нет нужды во взаимоотношениях с Думой делать главную ставку на "серый" PR. Как показывает история с триумфальным прохождением в нижней палате законопроектов по реорганизации системы госуправления (в частности проекта "О принципах формирования Совета Федерации"), все еще огромный политический и административный ресурс Владимира Путина позволяет его пиарщикам работать "по-белому".

Дата публикации: 17:01 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.