Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/8/c/13


Государство - это "он"

Путин в роли главного "имиджестроителя России"
Активизация государственного PR в России сегодня - прихоть новой власти или объективная необходимость? И означает ли наращивание государством его информационных и PR-усилий автоматическое сокращение сферы самовыражения "независимых СМИ" (термин, понятно, нуждается в уточнении)? По первому вопросу можно с осторожной уверенностью утверждать, что усиление государственного PR неизбежно хотя бы потому, что это происходит сегодня во всех странах. Насколько обоснованы опасения "независимых СМИ" и частных PR-агентств - покажет только практика, а точнее - способность этих субъектов рынка адаптироваться к той самой неизбежности. В официальных же заявлениях властные персоны говорят одновременно и о необходимости усиления информационной работы (активизация политики в сфере "информационной безопасности"), и о своей приверженности принципам свободы слова. Это следует, например, из "стратегических решений" Совета безопасности РФ от 24 июня по обеспечению той самой "информационной безопасности", а также из Послания президента РФ Федеральному собранию от 8 июля.

Намерение властей активизировать информационные и PR-усилия вряд ли уместно объяснять в терминах типа "прихоть". Скорее, это тот самый выбор, который предрешен "осознанной необходимостью". Причин тому две: прямо-таки по известной присказке - "хорошая" и "плохая".

Первая ("хорошая") проистекает из того, что новая власть вполне осознала, что факторы, формировавшие "положительный имидж" России на Западе в первой половине 90-х годов (в основном это были действия команды радикальных реформаторов-рыночников), давно уже не работают. Между тем создание собственного положительного имиджа как внутри страны, так и за ее пределами - одна из важных функций современного государства. Особенно государства "проблемного". Самый блестящий, на мой взгляд, пример успеха в этом плане - результаты PR-активности Объединенных Арабских Эмиратов. За несколько последних лет осуществления комплексной программы по улучшению своего имиджа это государство, расположенное в зоне перманентной военно-политической напряженности (Персидский залив), утвердило свой образ "островка безопасности", обеспечив в результате невиданные ранее масштабы инвестиционных вливаний в свою экономику. И это еще не все: теперь PR-усилия нанятых эмиратцами западных агентств направлены на почти невозможное - "борьбу с природой". В разгар нынешней, обычной для этого сезона более чем сорокаградусной жары они вполне успешно формируют образ Эмиратов как места не только шикарного зимнего, но теперь и летнего отдыха европейских туристов. Активная PR-кампания уже принесла плоды: за первые два летних месяца приток туристов на 20% превысил показатели прошлого года.

Другая причина явно плохая (без кавычек): проявившаяся еще в середине 90-х годов тенденция к деградации имиджа России продолжает набирать обороты и сегодня. Только за последний год резонанс от серии скандалов, связанных с Россией, вышел за границы допустимого. Последний из них (по крайней мере на момент выхода данного номера журнала) - история с "замораживанием" банковских счетов посольства и торгпредства РФ во Франции, за которой последовал и арест в середине июля российского барка "Седов" во французском порту Брест.

И первая, и вторая акции осуществлены французскими властями во исполнение соответствующего решения судебных органов этой страны, принятого по иску швейцарской фирмы Noga. Таким способом адвокаты фирмы рассчитывают добиться от российского государства компенсации своего ущерба. Не место здесь вдаваться в юридические детали иска, но то, что у российской стороны есть все основания считать и решение суда, и упомянутые в этой связи акции французских властей, мягко говоря, не вполне обоснованными, - утверждает большинство компетентных юристов. Например, никто еще не отменял Венской конвенции, предусматривающей иммунитет дипломатических представительств. Не менее веские аргументы работают на Россию и в случае с барком "Седов". Действия, подобные тем, что предприняты французскими властями, очень большая редкость в международной практике вообще и применительно к стране, считающей себя "великой державой", в частности. Словом, удар, да еще какой, по репутации страны. Впрочем, удар этот не произвел сенсации на Западе: там, похоже, подобные "наезды" на Россию и россиян уже мало кого удивляют - дело, мол, обычное.

К истории с "Седовым" общественное мнение Запада и впрямь было уже подготовлено предыдущими громкими скандалами. Чего только стоила разразившаяся осенью прошлого года склока вокруг Bank of New York! Правда спустя несколько месяцев выяснилось, что скандал тот спровоцирован то ли финансовыми авантюристами на Западе, то ли политическими оппонентами Бориса Ельцина в самой России. А вполне вероятно, и теми и другими разом. Выяснилось в конце концов, что деньги россиян через BONY действительно проходили, но не "отмывались" - суммы по большей части оказались вполне легальными. А вот "отмывать" имидж России, как страны "криминализированной и опасной для легального бизнеса", стало очень даже необходимым.

Но не до того было российской политической элите в предвыборную пору (осенью-зимой 1999 года): все нарастал тогда поток с телеэкранов специнформации про "убийцу" Лужкова и "владелицу швейцарского замка" Татьяну Дьяченко, про "железные суставы" в ноге Примакова и "жаждущего крови чеченских женщин и детей" Путина... Найдется ли другая страна, кроме России, имидж которой столь старательно и целенаправленно "опускали" бы ее собственные граждане? Апогеем этих усилий части "очень либеральных россиян" стало нашумевшее в июне демонстративное преследование видным "мостовцем" Игорем Малашенко российского президента в Испании и Германии: на каждое публичное выступление Путина следовала ответная пресс-конференция Малашенко, в ходе которой "мостовец" не щадил усилий, чтобы разоблачить и опорочить нашего "всенародно избранного".

Как бы, однако, ни старались "мостовские" стратеги уличить Путина в "абсолютизме", а все же в имиджевом плане "государство - это он". "Он" - в первую очередь президент. Именно он и призван быть главным "имиджестроителем России". При этом "свободные СМИ" не в счет: они определили свою функцию вполне конкретно - "критиковать, наезжать, разоблачать". А сам факт своего существования призывают рассматривать как важнейшую составную позитивного имиджа страны. Отчасти и они правы.

А "он" тем временем, похоже, определился с последовательностью шагов в "имиджестроительстве". И дабы сдвинуть с места столь неподъемный груз, каким оказалась уже втоптанная в замерзшую почву репутация России, первым делом нажал на самый жесткий, тяжеловесный рычаг - демонстрацию "мускулов", то есть военной силы государства. С "его" помощью мир разом вспомнил о флотах российских - подводных и надводных, истребителях, танках и прочих бэтээрах. Да и имидж самого второго российского президента мгновенно сформировался как антипод первому: если Борис Ельцин все больше "работал с бумагами", то Владимира Путина застать в Кремле, мол, не просто - он "летает", "плавает", "ездит", а теперь уже и "стреляет" (на выставке вооружений в Нижнем Тагиле).

И народу первые PR-шаги президента пришлись чрезвычайно по вкусу. Так, по опубликованным 12 июля Фондом общественного мнения данным, 58% опрошенных согласились с тем, что за свои "сто дней" Владимир Путин сделал "больше положительного" ("больше отрицательного" считают лишь 10%). Силовые ходы президента явно подогрели патриотические настроения среди россиян: по данным центра РОМИР на начало июля, порядка 68% опрошенных граждан гордятся тем, что они россияне (7,8% не считают это предметом гордости), 65,7% опрошенных подтвердили свою готовность сражаться за Россию (порядка 20% не высказали такого желания).

Весьма удачное, следует признать, продолжение получила ставка Кремля на силовую компоненту в международно-политических делах: критика американских планов создания национальной ПРО была дополнена идеей не только "асимметричного ответа" со стороны России, но и адресованным прежде всего европейцам предложением создать общеевропейскую систему противоракетной обороны. И предложение это вполне "работает" - его поддержали несколько государств (Франция, Германия и другие), а министр обороны США прямо обвинил Москву в попытке расколоть НАТО и Запад в целом.

При этом, однако, усиление образа России как страны, мощной в военном отношении, отнюдь не пугает европейцев. Это подтверждают проведенные Институтом Гэллапа опросы общественного мнения во Франции, Германии, Италии и Испании: в среднем свыше 70% опрошенных заявили, что не считают, будто бы угроза их безопасности исходит от России. Это означает, по-видимому, что PR-мероприятия, сопровождающие политические шаги Кремля, оказались достаточно результативными. Похоже, вполне срабатывает установка на то, чтобы представить Россию вовне как мощную (по крайней мере в военном отношении) державу, реально на своих южных границах "сражающуюся за интересы Европы" против исламского терроризма и наркобизнеса.

Впрочем, сотрудники администрации президента стараются не выпячивать своих успехов в области PR-сопровождения политических акций главы государства, утверждая, что "при столь активном президенте нет необходимости в дополнительных PR-усилиях". На самом деле это не совсем так: процесс реорганизации информационных и PR-структур идет в Кремле полным ходом, причем, похоже, в направлении концентрации ранее разветвленных подразделений в рамках единой организационной структуры, руководить которой, судя по всему, будет заместитель главы администрации Вячеслав Сурков. С ним в первую очередь взаимодействуют бизнес-компании и частные PR-агентства, пытающиеся "запустить" собственные программы, направленные на улучшение репутации России. Похоже, усилия госструктур и частного бизнеса в этом плане объединяются. А это значит, что у России и впрямь появляется шанс восстановить свою репутацию.

Дата публикации: 09:01 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.