Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/6-7/g/19


Теледебаты - театр и барометр политической жизни

Ален Дюамель всегда отказывался занимать начальственные посты, хотя логика его карьеры диктовала обратное. Этот человек, пожалуй, самый известный французский политолог, прославившийся благодаря телеэкрану.
Тридцать лет назад, 17 февраля 1970 года неизвестный тогда телезрителям журналист (писал для газеты "Монд" и для еженедельников "Экспресс" и "Темуаньяж кретьен"), а также преподаватель Парижской школы политических наук, появился в первной передаче, сделанной в стиле дебатов и называвшейся "В равных условиях".
С тех пор он не исчезал с экрана, став благодаря телевидению своего рода "институтом французской политической аналитики". Вместе с ним самые популярные во Франции политические передачи, существовавшие в виде дебатов, претерпели значительную эволюцию. Как? Сегодня можно подвести вместе с Аленом Дюамелем некоторые промежуточные итоги этого нескончаемого процесса.

И власть сказала "Хватит!"

- Мне не надоело 30 лет вести политические теледебаты, - признается Дюамель. - Этот жанр сочетает в себе драматургию театра, оставаясь при этом барометром политической и социальной жизни страны. В этом смысле жанр теледебатов незаменим.

Каждому периоду французской политики соответствовала своя модель теледебатов. Упомянутая первая дискуссионная программа "В равных условиях" появилась во Франции на еще строго подконтрольном государству ТВ. По духу она соответствовала настроениям общества, отходившего от студенческих и рабочих беспорядков мая 1968 года. Драматические события того времени обернулись не просто пробой сил различных социальных групп, но, что гораздо важнее, сделали повседневную жизнь более свободной, раскрепостили умы и дух. Телепередача была призвана дать возможность видным представителям правящего большинства и оппозиции высказать свои точки зрения по волнующим людей вопросам. Героями той программы стали голлист Мишель Дебре и коммунист Жак Дюкло. Их выступления на тему о том, как они понимают патриотизм, были записаны отдельно и затем смонтированы.

- Аудитория "В равных условиях" разрасталась от программы к программе, - вспоминает сегодня Дюамель. - Ее смотрели от 35 до 40% населения страны. Передача стала полигоном свободного волеизъявления.

Все кончилось, когда еще не привыкшая к жестким возражениям власть сказала "Хватит!" Поводом для этого послужили дебаты между видным деятелем правящего правого большинства Эдгаром Фором и одним из лидеров соцпартии Гастоном Деффером. Представитель левых разгромил оппонента, после чего министрам запретили участвовать в передаче Дюамеля. Став менее острой, та вскоре сошла с экрана.

В 1973 году ей на смену пришла другая подобная же передача, затем появилась еще одна. Но выглядели политические шоу как-то вяло и не вызывали особого интереса телезрителей.

"Элькабаш, заткнитесь!"

Все изменилось в 1977 году. Ален Дюамель с известным журналистом Жан-Пьером Элькабашем предложили новую формулу политической дискуссии на экране, которая оказалась вполне удачной. Авторы решили интервьюровать гостей студии вдвоем. Передачу назвали "Карты на стол".

Политическая ситуация во Франции тогда была сложной. Правые, бессменно остававшиеся у власти, пользовались не намного большей поддержкой избирателей, чем их оппоненты из левого лагеря. Каждый лагерь тогда имел яркого лидера, четко обозначенную идеологию, собственные проекты развития общества - Франсуа Миттеран отстаивал идею демократического социализма, а Валери Жискар д'Эстен - план либеральной модернизации страны.

Эта передача вдруг обрела бешеный успех. Она работала как на зрителей, так и на самих политиков, помогая им раскрыться перед аудиторией с самых разных, порой неожиданных для них же самих сторон. В одной из этих программ "погорел" тогдашний лидер компартии Жорж Марше. Припертый к стенке интервьюером, он сгоряча бросил: "Заткнитесь, Элькабаш"! Эта фраза преследовала его почти два десятилетия, пока он оставался генеральным секретарем ФКП.

Избрание в 1981 году Франсуа Миттерана президентом Франции создало новую политическую ситуацию в стране. После периода острых идеологических столкновений Франция вступила в эпоху размывания идеологических ориентиров. Социалисты мирно дрейфовали к центру под бременем ответственности власти; популярность коммунистов заметно падала; голлисты теряли оригинальность, а либералы, запутавшись в социальных проблемах, бросились в объятия тогда ставшей модной британской концепции тэтчеризма. Модель передачи "Карты на стол" уже не соответствовала сложившейся ситуации. Требовалась новая формула дискуссии перед телекамерами. Так появился "Час истины".

Авторы этой программы попытались отразить новую, зыбкую картину французской политики. Приглашенного политика по очереди допрашивали три разных журналиста (в том числе и неизменный Дюамель), пытаясь выявить все грани взглядов и позиций гостя. А что еще остается делать во времена идейной пустоты в политике?

Полуночная "Беседа"

В 90-е годы внутриполитическая жизнь Франции развивалась под лозунгом сосуществования: две ведущие политические фигуры в стране - президент и премьер-министр - принадлежали противоположным политическим партиям. Сначала при левом президенте действовало правое правительство, а затем наоборот. Длится такое состояние до сегодняшнего дня. Но у сторон, особенно во второй половине десятилетия, не было ни ярких лидеров, ни ярких проектов. Их концепции не предусматривали наступательных и прорывных шагов, оставаясь гладкими, обтекаемыми и вполне политкорректными по отношению к оппонентам. Политики вдруг стали чураться дебатов с журналистами, предпочитая если и отвечать на вопросы в эфире, то не профессиональных журналистов, а представителей других профессий, ведущих телепередачи, - профессоров, врачей, предпринимателей и так далее. Тогда же многие политики сочли за моду появляться в развлекательных программах, демонстрируя зрителям-избирателям, насколько их властители просты, человечны, симпатичны и разделяют дурацкие вкусы массовой аудитории.

Дюамель же со своей очередной передачей "Беседа" переместился из прайм-тайм поближе к полуночи. Гости его программы не боятся выражать свои мнения, не избегают никаких тем, не беспокоясь при этом о численности аудитории. Пик популярности подобных передач остался далеко в прошлом, а "Беседа" Дюамеля превратилась в вещь в себе, в "искусство ради искусства". Но сам неугомонный шоу-мен от политики не унывает, полагая, что нынешнее безвременье пройдет.

- Политика должна неизбежно радикализироваться, - прогнозирует он. - Надвигается новая череда выборов: муниципальные пройдут в 2001 году, парламентские и президентские - в 2002 году. Политикам придется демонстрировать амбициозность. Предпринимаемых ими сейчас тонких PR-ходов, рассчитанных на поддержание нужного имиджа, уже будет недостаточно. Им придется говорить, общаться с избирателями как в округах, так и в телестудии. Так что дебаты в прямом эфире скоро вновь словно магнитом потянут французов к телеэкранам.

Дата публикации: 08:27 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.