Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/6-7/g/18


Ток-шоу на грани пропаганды

Выборы давно миновали, но мало какие, изначально созданные под них ток-шоу, исчезли. Непосредственное общение шоуменов с аудиторией в студии и опосредованное с миллионами телезрителей стало сегодня одним из популярных жанров на отечественном ТВ. При том, что одни ток-шоу остаются жестко политическими (например, "Пресс-клуб" и "Глас народа"), другие (формально бытовые и развлекательные) также не лишены политического подтекста. После того, например, как Сергей Комиссаров вошел в Политсовет движения "Единства" и занял кресло в Госдуме, его программу "Моя семья" уже не просто воспринимать вне связи с информационно-пропагандисткими мероприятиями упомянутого движения. Политика порой "прочитывается" в самых что ни на есть "бытовых" дебатах - как минимум, по приглашенным персонажам. Этот тележанр, похоже, становится одним из наиболее эффективных инструментов воздействия на умонастроения наших сограждан.

Запад нам помог

Занесено к нам это телеразвлечение с Запада - во многом по инициативе "русского американца" Владимира Познера, наводившего телемосты со Штатами еще в условиях неоконченной "холодной войны".

Время было застойным, но чреватым переменами. Перед шоуменом Познером стояли две взаимоисключающие задачи: надо было отстаивать советские ценности перед лицом Запада, погрязшего в "абстрактном гуманизме", и вместе с тем приходилось доказывать, что наш человек внутренне раскрепощен, раскован, свободен и независим.

Последнее было самым трудным. Советский, да еще специально отобранный участник шоу в разговорном жанре не отличался непринужденностью, а на фоне американской аудитории так вообще ощущал себя не в своей тарелке. От того вел себя либо чересчур скрытно, как партизан на допросе, либо слишком агрессивно, как комиссар, пытающий "языка".

Первые "Телемосты" дали понять, что если с шоуменами уровня и масштаба Боба Донахью у нас более или менее все в порядке (так оно и оказалось на самом деле - в тени Познера подрастали Владислав Листьев и Александр Любимов), то проблемы с массовкой казались неразрешимыми. Где нам было сыскать толпу людей не косноязычных, открытых, не ведающих, что такое самоцензура.

Тем не менее, стоило начаться перестройке, как задача решилась сама собой, но, правда, в глубоко специфическом российском стиле, к тому же с советским привкусом.

Молчание по-советски

Впрочем, ток-шоу - не не сто процентов продукт импортный. Кое-какие советские корни у него имелись, и они сегодня нет-нет да дадут о себе знать.

Было, все-таки, и чисто советское ток-шоу и называлось оно "От всей души". Суть его состояла в том, что в заводской, или в сельский клуб, или в городской дворец культуры приходила сердечная Валентина Леонтьева и рассказывала собравшимся, какие они хорошие, замечательные, добрые люди, подтверждая это примерами из жизни, как правило, одного присутствующего в зале их коллеги и сослуживца.

Был еще другой фирменный аттракцион инициаторов этого шоу: они отыскивали давнего друга (подругу) ударника (ударницы) социалистического труда, тайно доставляли его (ее) в город, и на съемках программы устраивали им счастливую встречу. Все плакали и умилялись. Было сладко до приторности. Остатки того сахарина ощущаются в ныне идущих в отечественном эфире передачах "Женщина и мужчина", "Мужчина и женщина" и "Ищу тебя".

Впрочем, припоминая минувшее и сравнивая его с нынешними семейно-бытовыми разговорами в отечественном эфире, понимаешь, сколько воды утекло в нашей новейшей истории. Тогда бесконечно монологизировала ведущая шоу Валентина Леонтьева. Она рассказывала истории жизни своих персонажей, она же пересказывала, что они должны были чувствовать в тот или иной драматический момент. Сами же герои и героини всего лишь благосклонно внимали этим "озвучкам". В немоте участников, а не в приторности самого ток-шоу была совковость его.

Теперь многое изменилось: все участники семейно-бытовых ток-шоу от тех, что делает команда Анатолия Малкина и Киры Прошутинской, до тех, что ведут Юлия Меньшова ("Я сама") и Валерий Комиссаров ("Моя семья"), стали страшно разговорчивыми. Настолько, что можно подумать, будто они больны недержанием речи. В том числе и участники сугубо политизированных ток-шоу того же Владимира Познера "Время и мы", "Национальный интерес" Дмитрия Киселева, "Глас народа" Евгения Киселева. Случилось это, правда, не сразу. Понадобилось время. И потребовалась какая никакая школа.

Таковой оказалась гласность. Мы ее имели и в профессиональном варианте - публицистика в газетах, журналах и на телеэкране. Мы ее могли лицезреть на площадях и улицах городов - митинги, лозунги, речевки, плакатное балагурство. На телевидении же в это время шла своя работа по вовлечению народных масс в самодеятельную риторику.

Испытательным и экспериментальным полем для русского ток-шоу стала в свое время популярная, а нынче совершенно забытая "Будка гласности". То был веселенький аттракцион: случайный прохожий завлекался в какую-нибудь выгородку-времянку, где стояли осветительный прибор и видеокамера. Любопытному смельчаку предлагалось обратиться к народу с речью. Дальше у героя наступал либо полный "стопор" (он, что называется, "мычал и не телился"), либо он становился необычайно развязным, неся в эфир нечто несусветное. В обоих случаях было смешно.

Теперь нет в нашем эфире "Будки гласности", но некая отдаленная связь с оной все-таки ощущается и в таких простонародных программах, как "Моя семья", и в столь интеллектуальных посиделках, как "Пресс-клуб". В обеих версиях участник ток-шоу уж если дорывается до микрофона, так его у него не отнять.

Политигры без правил

Проблема в том, что наши ток-шоу, по большей части, не имеют правил игры. Особенно это касается таких программ, как "Пресс-клуб" и "Глас народа". Инициаторам кажется, что довольно собрать в студии группу заинтересованных лиц, задать тему и передача сама собой сложится. А она не складывается. Получается шумное, временами скандальное собрание. И тогда кажется, что все дело в находчивости и в умелости председателя, то бишь ведущего собрания. На "Пресс-клубе" уже многих председателей (по нынешнему, спикеров) перепробовали. И "строгого мужчину", и "душевную женщину", и, наконец, как сейчас, Ирину Петровскую - даму делового склада. А результат все тот же: не имея в своей основе жесткой драматургии, без экспозиции, кульминации и разрешения конфликта, она всякий раз оставляет впечатление скомканной. Тема того или иного "Клуба" не развивается, а просто тянется, а когда время эфира заканчивается, ведущий делает торопливое заключение - порой совсем даже нескладное.

Столь же бесформенным и безразмерным кажется "Глас народа". Хотя начинался он вполне обнадеживающе. В том смысле, что там были правила. Сидят два оппонента, излагая прямо противоположные позиции. Ведущий Евгений Киселев позволяет себе уточняющие реплики. Присутствующей в студии публике время от времени разрешается задать вопрос или выразить мнение посредством электронного голосования. Постепенно, однако, правила стали меняться прямо по ходу игры. По какому-то соображению (этическому или политическому - не столь важно) телеведущему не захотелось, чтобы публика определилась в своих симпатиях, и он не дал ей возможность сделать это. В другом выпуске "Гласа" ведущий приглашает на подиум не двух участников дискуссии, а трех, что опять же меняет всю конфигурацию программы. Это все равно как на боксерский ринг пригласить трех спортсменов одновременно. Еще хуже, когда рефери сам вступает в поединок на стороне одного из дуэлянтов, как это случилось недавно, в ток-шоу по поводу "Моста".

Тут помимо элементарной драматургической неорганизованности шоу мы также имеем дело с его очевидной ангажированностью. "Глас народа" стал инструментом политической борьбы в конкретной политической ситуации, в которой никому не до правил игры.

За этим частным случаем легко обнаруживается застарелая болезнь отечественного ТВ. Программы, называясь в советские годы информационно-аналитическими, не были таковыми по своей природе. Они не новости сообщали, а спускали директивы о том, как понимать те или иные события. Затем ТВ децентрализировалось, денационализировалось; были сделаны серьезные усилия, чтобы трансформировать орудия компропаганды в средства нормальной информации. Во многом эта конверсия удалась. Причем НТВ в большей степени, чем какому-либо другому каналу. Но старые рефлексы и былые возможности оказались неизжитыми. Едва политическая ситуация обостряется, как закопанные однажды "топоры войны" снова пускаются в ход. И тогда самая респектабельная "Будка гласности" (вроде ток-шоу Евгения Киселева) обращается в увесистую пропагандистскую дубинку.

Дата публикации: 16:27 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.