Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2000 / Гуманитарные технологии и реальная политика / Мнение

Экономцентристы опять "спасают Россию"


Глеб Кузнецов
советник Президента ИАЦ "Новоком" для журнала "Со-общение"
Версия для печати
Послать по почте

К разочарованию интеллектуалов
"Фабрики мысли" - это словосочетание бросает в сладкую дрожь любого "продвинутого" гуманитария на постсоветском пространстве. Сразу возникают ассоциации с американскими "Корпорацией Рэнд", "Институтом будущего", "Фондом наследия"... Это же надо, гуманитарий, оказывается, может заниматься социально значимыми проектами, реально влиять на принятие государственных и корпоративных решений. И при этом еще и неплохо зарабатывать. Словом, мечта.


Некоторые даже считают, что когда-нибудь и в России будут свои "фабрики мыслей". А самые горячие головы из российской консалтинговой среды даже уверены, что фабрики у нас уже есть. То один, то другой отечественный "мыслепроизводитель" объявит свою контору минимум аналогом приснопамятного "Рэнда".

Не беспокойтесь, господа патриоты. Все у нас уже есть. И фабрики, и заводы, и "мыслеобогатительные" комбинаты.

Спрос на нотариусов

Двадцать третьего декабря минувшего года отечественная гуманитарно-технологическая общественность с удовлетворением узнала о создании мощной неправительственной структуры, призванной написать стратегию и сценарии развития России в XXI веке. Речь, конечно же, о Центре стратегических разработок. Общественность, понятно, воспряла духом. На какое-то мгновение ей показалось, что наступил-таки момент, когда "власть повернулась лицом к интеллекту", когда власть захотела иметь стратегию, расписывающую траекторию продвижения страны в светлое будущее. Общественность заглянула в глаза Путину и увидела в них не свойственное прежним руководителям желание услышать разумные советы.

Думается, однако, что и на сей раз общественность ошиблась. Нет, конечно, вокруг щедро обеспеченного фонда, предлагая свои услуги и наработки, будут виться всякого рода консультанты управленческие и политические, геополитики и политологи, философы с социологами и прочая мыслящая публика. Но выйдет ли из этого толк? Суровая правда жизни должна рассеять иллюзии. Приглядимся внимательно: абсолютно всеми подразделениями фонда руководят чиновники экономических министерств рангом не ниже замминистра, на оперативном уровне заведует заместитель главы Мингосимущества Герман Греф (из Питера, естественно), а стратегически над всем этим надзирает попечительский совет, включающий в себя ключевых вице-премьеров и всех министров экономического блока во главе с руководителем аппарата правительства. Особо умиляет, что вся структура называется "неправительственный фонд".

Я никак не умаляю способность замминистров "на общественных началах" разработать стратегию для страны. Более того, за последние десять лет наши чиновники от экономики показали феноменальную эффективность. Но, создавая фонд, стоило ли так обнадеживать российских гуманитариев, наивно полагавших, что под словами "стратегия национального развития" подразумевались не только макроэкономические выкладки.

Сам Герман Греф раскрыл карты в обширном интервью журналу "Итоги". "Я на самом деле не люблю термин 'новая национальная идея для России', - сказал он. - В конечном итоге все экономические модели достаточно универсальны. Все экономические изобретения в мире известны и точно так же известны результаты их применения".

Как говорится, туши свет. Философы и геополитики могут не беспокоиться. Какая там идея, господа? Все экономические изобретения известны. И изобретать тут ничего не надо.

Но корреспондент не унимался. Зараженный, видимо, некоторыми идеями популярных гуманитариев, он продолжает пытать собеседника:

- То есть вы составляете огромную программу переобучения населения? Это все один огромный педагогический проект? - спрашивает корреспондент.

- Вовсе нет. Это попытка разработать большой социальный контракт,- отвечает Греф.

Шедевр, да и только. Интересно, не имел ли в виду Герман Оскарович современный аналог "общественного договора" Жана Жака Руссо? А если так, то не кажется ли ему, что за последние триста лет мировая социология (наука об обществе, а не о производстве социологических опросов, как у нас) сделала шаг вперед в изучении взаимоотношений общества и государства. Педагоги с психологами, кстати, тоже почти не у дел - их услуги мало кем востребованы. В Дом правительства приглашают нотариусов. Для составления контракта.

Потомственные "диссиденты"

Остальные рассуждения Германа Оскаровича были посвящены макроэкономической проблематике. Что надо сделать, чтобы инвестиции пришли, а деньги не ушли, как быть с налогами и прочие привычные нашему уху вещи. То, что руководители экономических ведомств озаботились наконец этими проблемами, обнадеживает. Но причем здесь заявленная "национальная комплексная стратегия развития", "идеология в каждой из важнейших сфер политической, экономической и общественной жизни страны"? Заявив о желании выработать глобальную стратегию, экономисты тут же опустились на уровень экономической тактики. И все повторяется сначала.

Почему так? Почему любая надежда гуманитариев на свою профессиональную реализацию на государственном уровне уже в третий раз за неполные полтора десятилетия разбивается о холодные головы и горячие сердца марксистов с либеральными убеждениями, ставящими бытие над сознанием на такие высоты, с которых видны только облака "всем известных экономических изобретений", но никак не копошащиеся на земле людишки, составляющие то самое "общество"? Попытаемся ответить на этот вопрос.

Впрочем, должно ли это удивлять? Еще со времен исторического материализма "физики" в нашей стране котировались выше "лириков". Если инженеры, конструкторы и прочие физики были известны всей стране, прославлены, обеспечены, то гуманитарии, то есть люди, занимающиеся человеком и обществом - от социологов до филологов, как бы выталкивались в "диссидентское" пространство, от бесперспективности становясь порой внутренними врагами советской власти. В ответ советская власть боролась с ними всеми доступными способами. Получался замкнутый круг. Труд гуманитариев считался "непроизводительным", а потому недостаточно ценился и вознаграждался властью. Кроме того, марксизм, утверждающий первичность экономического подхода к описанию любого социологического феномена, отнюдь не способствовал развитию гуманитарных наук как социально значимых дисциплин.

И тем не менее в СССР существовали структуры, отдаленно напоминавшие зарубежные "фабрики мысли". К ним можно отнести целую когорту структур при Академии наук вроде Института экономики мировой социалистической системы, Института Латинской Америки, Института Африки, Института Дальнего Востока, Института США и Канады. Долгосрочные тематики разработок этих заведений не выходили за рамки "базовых теорий" - общего кризиса капитализма, классовой борьбы в западных странах, развития международного революционного процесса. Ну а феномены западной культуры, западных гуманитарных наук, стремительно развивавшихся во второй половине XX века, если и рассматривались, то где-то на периферии институтских программ. Любопытно также, что часто бывавшие за границей специалисты институтов сами подвергались влиянию западных коллег, воспринимали западный образ жизни, становясь таким образом невольными "агентами" тех сил, которым они должны были противостоять на концептуальном уровне.

Перестройка, казалось, способствовала возрастанию влияния интеллекта на государство и инициировала борьбу между крупными "фабриками мысли" по вопросу о том, кто будет определять повестку страны. Началось "время академиков". Каждый из известных ученых-экономистов считал своим долгом предложить собственную программу реформирования Союза. Когда же Союз распался, академики оказались в глубоком ауте, а на сцене появились недавние завлабы, крепко усвоившие и изучившие либеральную экономику. Либерализация, приватизация и прочие "-ации" захватили Россию под аплодисменты мировых финансовых институтов. Закончилось все тем, что мы наблюдаем сегодня. Дело сгубили то же непонимание роли гуманитарного действия в процессе реформ и экономцентризм сознания наших элит.

Замминистрам интеллектуалы не нужны

Никакие реформы невозможны без изменения сознания людей. Первый объект экономических реформ - отнюдь не экономика, как кажется многим, а граждане страны, вернее - их сознание. Анализируя ход наших реформ, поневоле замечаешь, что их идеологи и инициаторы воспринимали экономику как нечто независимое, самодовлеющее, существующее где-то в безвоздушном пространстве и уж как минимум вне человеческого сообщества. Даже самые либеральные экономисты часто воспринимают человека не как существо, наделенное свободной волей и собственными представлениями, а как функцию от экономики, "винтик в глобальном экономическом механизме". Экономистам кажется, что достаточно создать форму, скелет такого механизма, чтобы люди по мановению палочки встроились в нее каждый на свое место, и машина заработала. Ничего подобного, однако, не происходит.

Человека, конечно, можно превратить в подобие винтика машины. Но делается это либо суровыми репрессивными методами, либо влиянием на сознание через идеологию. Иными словами, либо запугать человека, либо сделать для него невозможной и отвратительной саму мысль о существовании вне машины (советский опыт - тому пример).

Экономическая теория действенна, если экономическая модель соответствует принятой в обществе картине мира. Таково положение вещей в США, Европе или Китае. Либеральная экономика - это не только совокупность законодательных актов, регулирующих формы собственности и взаимоотношения собственников между собой. Сама идея такой экономики предполагает специфическую этику, систему ценностей и взглядов на мир. Если большинство жителей страны разделяет эту идею, либеральная экономическая модель действует. Если нет, то она либо не работает, либо подвергается фундаментальному искажению.

Наивно полагать, что либеральные экономические реформы могут успешно осуществиться в советском обществе без специальных действий по изменению структуры общественного сознания. Академики и завлабы этого так и не поняли. Их времена миновали.

Но вернемся к нашему фонду. Самый поверхностный анализ высказываний его руководителей позволяет надеяться на то, что Путин, обещавший прислушиваться к рекомендациям фонда, не поведет страну к тем самым граблям "прогрессивных экономических концепций", на которые мы уже наступали и при Горбачеве, и при Ельцине. Времена академиков у руля страны прошли, времена завлабов - тоже. Грядет время замминистров. Наступит ли в России наконец время интеллектуалов?


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Гуманитарные технологии и реальная политика
Контекст
Гуманитарные технологии и реальная политика
Петр Щедровицкий
Десять президентских лет
Юрий Коргунюк
Мнение
Экономцентристы опять "спасают Россию"
Глеб Кузнецов
Рынок PR, или Соперничество "личных связей"
Дмитрий Поспелов
Среда
PR-сообщество и "остальной мир"
Александр Моисеев
Хорошая репутация для острого момента
PR в ХХI веке: выживание в новом качестве
Сергей Беленков
Практика
Не стреляйте в медвежат
Владимир Абаринов
Эмиратский бумеранг
Александр Шумилин
Интернет
Сетевая повестка для президента
Иван Давыдов
Как же нас теперь называть?
Александр Ковалев
Академия
Mister Putin в российском контексте
Россия в поисках своего де Голля
Сергей Марков
Гуманитарные фабрики
Система ГАС "Выборы": хорошие вести гарантируются
Сергей Петухов
Как побороть апатию избирателей
Андрей Мадисон
Батяню не выбирают. Батяня просто есть.
Книжный стенд
Как добраться до Олимпа власти,
Денис Бычихин


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.