Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/3-4/a/9


Россия в поисках своего де Голля

Станет ли им Путин?
Рассуждения отечественных "почвенников" о некой "уникальности пути развития России", на мой взгляд, схоластичны. Наша страна, разумеется, уникальна в той мере, насколько уникальна любая другая страна или каждый человек в отдельности. Вместе с тем большинство человеческих проблем и способов их решения универсальны по своей природе. Как универсальны основные проблемы и методы их решения в общенациональном масштабе.

Установление режима личной власти популярного политического лидера - далеко не удел лишь России, а одна из проторенных дорожек, по которой прошли многие, в том числе и западные, общества. И впрямь, вглядимся в нижеописанную картину - разве она такое уж исключение для развитых демократий второй половины ХХ столетия: харизматический лидер, опирающийся на армию и проводящий авторитарную модернизацию в измученной годами хаоса стране, население которой с пониманием относится к усилению роли государства; национализм же при этом выполняет роль интегратора общества, наполняет идеологический вакуум, оставшийся после крушения прежних идей и неспособности либералов создать гражданское общество и добиться быстрого успеха непопулярных реформ.

Спрос на "твердую руку"

Условия, когда общество начинает благосклонно относиться к идее "наведения порядка", вполне универсальны для большинства стран. Выделим лишь три из них:

- режим личной власти возникает в условиях, когда сами политические институты оказываются неспособны обеспечить порядок, удовлетворяющий большинство населения;

- власть переходит к лидеру тогда, когда политические элиты погрязли в бесплодной борьбе друг с другом, оказались неспособны сформулировать согласованные правила игры;

- лидер становится главным инициатором перемен, опираясь на волю молчаливого большинства, в условиях, когда различные политические группировки парализуют друг друга, оказываясь неспособными выработать стратегию развития страны.

Самый показательный в этом плане пример - режим личной власти генерала де Голля. Этот режим возник во Франции в условиях, когда Четвертая республика не смогла обеспечить нормальный политический процесс. С растущим безразличием французы наблюдали тогда чехарду с постоянно сменявшими друг друга кабинетами министров; война в Алжире привела в конце концов к военному мятежу французских войск против очередного недееспособного правительства. В этих условиях большинство французских политиков обратило свои взоры на генерала как на спасителя страны от надвигавшегося нового витка хаоса.

Де Голль справился с выпавшей на его долю задачей. Он решительно изменил политическую систему, создав Пятую республику, в которой уже не было места всесилию парламентских политиков, а реальная власть принадлежала президенту, избираемому прямым голосованием на семь лет. Он завершил войну в Алжире, хотя и крайне болезненным способом. Он сформулировал экономический курс с опорой на крупные корпорации и с использованием государственных рычагов, что позволило французской экономике выйти на новые рубежи. Он сформулировал основы нового внешнеполитического курса Франции, определил ее достойное место в международной политике и заставил весь мир снова прислушиваться к словам, звучавшим из Парижа.

В отставку де Голль ушел через десять лет, когда основная задача - предотвратить нараставший хаос - была выполнена, а общество уже начало тяготиться авторитарными методами правления генерала. К тому времени во Франции уже окрепли политические институты, которым де Голль мог передать часть президентских полномочий без опасения возврата к хаосу. Проиграв на очередном референдуме, генерал просто подал в отставку и остался в памяти французов самым уважаемым политиком XX века.

Общую закономерность можно сформулировать следующим образом: когда страна находится в периоде нормального развития, то политические институты, как правило, более или менее нормально справляются с урегулированием общественных конфликтов, с формулированием общенационального курса - стратегии развития, с поддержанием правил игры. Если же общество испытывает перегрузки, если возникают многочисленные угрозы и новые конфликты, если население пребывает в растерянности, не веря существующим традиционным партиям и структурам, - это уже означает, что традиционные политические институты неспособны выполнять свои функции.

Для стран, оказавшихся в подобных ситуациях, можно считать удачей, если в них появляется по-настоящему яркий политический лидер, способный взять ответственность на себя и подменить собственной волей неработающие политические институты. Такой лидер объективно встает над этими институтами и при помощи советников и авторитетных в обществе людей формулирует стратегический курс развития страны. Это, по сути, и есть режим личной власти.

Порядок во имя развития

В разных странах такой режим работает по-разному: в зависимости от национальных традиций, от силы или слабости политических институтов и гражданского общества в целом. Поэтому форма режима личной власти во многом зависит от сочетания конкретных социально-политических обстоятельств и исторических традиций в той или иной стране. Но функции такого режима примерно одинаковы всюду.

Поскольку режим личной власти олицетворяется в конкретном человеке, в большей мере подверженном воздействию случайных факторов, чем, скажем, устойчивый парламентский режим с его институтами, то очень многое начинает зависеть от того, кем же оказывается сам политический лидер. Муссолини и Гитлер привели свои страны к краху, де Голль и Пиночет, наоборот, - к возрождению (конечно, цена умиротворения при Пиночете была огромна, но нельзя забывать, что Пиночет пришел к власти в ситуации, когда Чили стояла на пороге гражданской войны). Таким образом, выбор лидером стратегии развития - один из важнейших факторов, оказывающих решающее воздействие на жизнь абсолютного большинства граждан. Как правило, лидер пытается нащупать точки соприкосновения в политике и экономике на перекрестке новейших веяний современной цивилизации и непреходящих традиций своей страны. В выборе стратегии он пытается найти гармонию современности и самобытности страны как итога всего ее развития. Поэтому стратегия развития оказывается почти всегда симбиозом уникальности и элементов успешного опыта других стран.

Положительные результаты правления в режиме личной власти во многом зависят, разумеется, от того, не увлекается ли лидер функцией "наведения порядка" в ущерб задаче обеспечения развития страны. Ведь основная причина установления режима личной власти - хаос, беспорядок, поэтому в таких условиях лидер обычно в первую очередь стремится достичь политической стабильности. Нередко и путем изоляции наиболее радикальных политических организаций. Но спрос в обществе обычно существует не просто на "твердую руку", а на такой порядок, который обеспечит поступательное развитие страны. Поэтому чем быстрее лидер сформулирует новый стратегический курс прорыва страны в будущее, тем большей поддержкой он будет пользоваться, тем больше его власть будет соответствовать запросам нации.

Если же энергия лидера сосредотачивается на сохранении спокойствия и своей власти, то постепенно режим стагнирует и оказывается в изоляции. Бывший общенациональный лидер постепенно превращается в ненавидимого всеми диктатора. История полна ярких примеров такого стремительно изменения. Генерал Приммо де Ривера в Испании пришел к власти, чтобы предотвратить гражданскую войну, но потратил слишком много сил на расправу с оппонентами, упустил шанс и был вынужден бежать из страны. Даже армия не попыталась защитить своего бывшего главнокомандующего, который всего несколько лет назад вывел ее из казарм, чтобы "спасти страну".

Спарринг-партнерство

Режим личной власти политического лидера, устанавливаемый с одобрения своих граждан, - это норма для стран, стремящихся "погасить" хаос и стать в один ряд с наиболее развитыми государствами. Успех такого лидера во многом зависит от того, сможет ли он сформулировать стратегический курс развития страны на основе общенационального консенсуса. Совершенно очевидно, что эта закономерность не минует и Россию, которая в последние годы переживает один из острейших и многоплановых кризисов в своей истории. Он порожден сразу несколькими составляющими:

- ломкой политической системы вследствие перехода от авторитаризма коммунистической эпохи к демократии, а затем укрепления (консолидации) демократии;

- экономическими потрясениями в результате разлада плановой системы и внедрения принципов рыночной конкурентной экономики на основе частной собственности;

- перестройкой государственной структуры после ликвидации КПСС, являвшейся стержнем политической системы страны, после распада СССР и последовавшей за ним постепенной конфедерализации Российской Федерации;

- структурно-экономическими преобразованиями, связанными с переходом от милитаризованного хозяйства сверхдержавы к экономике, ориентированной на гражданское потребление.

Найти стратегию выхода России из системного кризиса - на сегодня главная задача Владимира Путина. С ней не смогли справиться российские политические институты в обычном режиме. Порядок и политическая стабильность - лишь основа для этого.

Кто-то может сказать: "Нам остается только надеяться, что Владимир Путин станет русским де Голлем". Я же добавлю, что общество само должно помочь Путину стать не азиатским диктатором-самодуром, а общенациональным лидером, ведущим страну к прогрессу. Если Путин докажет, что он сильный и рациональный политик, сознающий потребности развития страны, то общество не должно становиться его оппозиционером. Но также не должно и проявлять во всем покорность. Оптимальный вариант, когда общество становится спарринг-партнером рационального лидера, помогая ему сформулировать стратегию прорыва страны в будущее. А такое партнерство невозможно без гарантий со стороны власти свободы граждан.

Дата публикации: 06:01 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.