Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/2/s/16


Изобрести мир заново

Жак Сегела рассказывает, как "сделать президента"
Самый знаменитый в Европе "делатель королей" считает, что нынешние политики измельчали. Общество стандартизировалось, и выбирать кандидатов в "короли" зачастую не из кого. И все же лидера "сделать" можно, если, разумеется, следовать его, Сегела, советам.

Раньше все было лучше. Как только человек это себе скажет, считай, верный признак надвигающейся старости. Посудите сами: какую страну ни возьми, в лидеры стремятся не титаны от политики, а карлики, вместо принципиальных дебатов идут петушиные бои.

В поисках "королей"

Можно любить или ненавидеть тех или иных политиков. Но выделить по-настоящему великих - все равно с каким знаком - не просто. Где они, современные де голли, тэтчеры, кеннеди, эйзенхауэры, коли, миттераны и, не побоимся этих фамилий, горбачевы и ельцины? С чем войдет в историю Уильям Джефферсон Клинтон? Точнее, с кем? С Моникой Левински? А какие яркие политические фигуры возникли на мировом небосклоне за уходящее десятилетие? Разве что Тони Блэр, который умеет удачно править Великобританией, вовремя корректируя свою политику, не отрывая при этом взгляда от результатов опросов населения.

Жак Сегела отмечен несмываемой печатью чуть легкого загара. Самый знаменитый в Европе "делатель президентов и премьеров" чуть грустен. Может, это просто кокетство гения, давние находки которого поставили на конвейер ловкие подражатели?

- Правила игры изменились, - говорит он в беседе с корреспондентом журнала "Со-общение". - Раньше на президентских выборах во Франции была "формула-1", а стала "формула", как ее там? 3000? Ни идей, ни проектов. Иначе не может быть. Общество атомизировалось. Вместо общества масс появилась масса индивидуумов.

Этот человек создал в начале 80-х годов "феномен Франсуа Миттерана". До того как будущий президент Франции попал в руки Жака Сегела, он славился среди соотечественников неуклюжестью, "немедийностью". Зато потом, став президентом, он превратился в мастера общения с прессой, в виртуоза коммуникации. Самого же Сегела после его первого успеха с Миттераном стали разрывать на части - он сделался "модным гуру" в мире политического имиджмейкинга.

Сам он лишь хитро улыбается, когда его спрашивают, чьи кампании он вел. Но известно, что применял он свои знания и навыки не только во Франции. Например, среди его клиентов был покойный греческий лидер Андреас Папандреу, польский президент Александр Квасьневский. Работал он и у нас. По словам Сегела, он нигде и никогда не проиграл ни одной президентской кампании. Но в разговорах о собственной роли в проведении предвыборных кампаний за границей он, как правило, скромничает.

- Правила везде действуют те же, повсюду есть газеты и телевидение. Но избиратели разные, политики разные, и говорить они должны разные вещи. Я не могу диктовать, например, полякам, что надо им говорить согражданам. Это знают польские специалисты. Я могу играть роль лишь внешнего консультанта, делиться опытом. Было бы безумием иностранцу проводить президентскую кампанию.

- Но вы говорили про общие правила. Что это такое?

Глаза собеседника загораются:

- Есть четыре общих принципа предвыборной кампании, особенно президентской. Первый: заранее никто никогда не побеждает. Во Франции надо начинать готовиться минимум за два года и все время думать только об этом. Когда меня приглашают к человеку, который собрался баллотироваться в президенты, на первой встрече я его спрашиваю: "Вы действительно хотите стать президентом?" Ответ я читаю в глазах. Если в этот момент на меня не смотрят "два дула автомата Калашникова", то такой политик не пройдет в президенты. У настоящего кандидата должны гореть глаза.

- С первым принципом все ясно. А второй?

- Второй принцип. Голосуют за человека, а не за партию.

Из аутсайдера в лидеры

Иллюстрацией второго принципа стала предыдущая президентская кампания во Франции, в которой победил казавшийся в начале аутсайдером Жак Ширак. Он стартовал со слабых позиций. Все от него отвернулись, в том числе товарищи по созданной им партии, а популярная среди молодежи телепередача (ею вдохновились отечественные "Куклы") выставляла его карикатуру в виде этакого "симпатичного дурачка". Но именно эти невзгоды и неприятности, как оказалось, и сыграли ему в конечном счете на руку. Французы проголосовали за человека, попавшего в столь незавидное положение. Будучи к тому же политиком правого толка, победил он за счет вполне социалистических лозунгов. Но это уже другая история.

- Третий принцип: голосуют за будущее и никогда - за прошлое, - продолжает знаменитый "делатель королей". - У людей, особенно у французов, нет никакой исторической памяти, никакой благодарности. Избирателей интересует только то, что сделает претендент. Они хотят помечтать. И, наконец, четвертый принцип: голосуют за идею, а не за идеологию. Именно этого последнего часто не хватает предвыборным кампаниям. Вот на прошлых президентских выборах во Франции многие кандидаты выступали со странными лозунгами. "С Имярек - все понятно". Что понятно? "Верить во Францию". В какую Францию? Вот лозунг Ширака "Франция - для всех" был хорош. Не надо путать общество с идеологией.

Поменьше скромничать

Настоящий рекламщик, как часто говорят, от скромности не умрет. В парижских салонах известна история этой поговорки. Утверждают, что сочинил ее Жак Сегела для одного крупного деятеля соцпартии, готовившегося вступить в президентскую гонку. Тот несколько раз ее использовал, после чего она попала в газеты, а оттуда - на заметку шираковцами. В конечном счете социалист отказался от участия в президентском забеге, а штабисты Ширака, "не умирая от скромности настоящих рекламщиков", довели дело до победного конца. Спасибо, Сегела!

- Понимаете, президентские выборы - занятие чувственное и прагматичное. Лидер в каком-то смысле занимается любовью с народом, - подводит итог мой собеседник.

Современная избирательная жизнь в Европе ставит проблему не только отсутствия ярких личностей для высоких государственных постов, но во многом это можно отнести к последствиям процесса стандартизации жизни, использования достаточно однообразных методов ведения предвыборной борьбы. Сожалеть об этом не стоит. Жизнь не стоит на месте, общество меняется, меняются и формы ведения политики. Например, французские лидеры до сих пор продолжают проводить перед выборами массовые митинги. Но смысл и содержание их изменились. Если раньше ораторы могли в чем-то убедить слушателей, то теперь аудитория, как правило, не поддается внушениям и воспринимает аргументы с большой долей скептицизма. Теперь главное для организаторов митингов - выстроить свое мероприятие так, чтобы телекамеры выхватили самую хлесткую фразу или пассаж (они непременно должны быть заготовлены) и показали их в вечерних новостях.

Когда речь заходит о новшествах, то имеются в виду и засилье предвыборных опросов населения, и дебаты о целесообразности политической рекламы, и рост потребительских привычек. Не навязывает ли обилие опросов заранее запрограммированные на них ответы? Есть ли смысл в политической рекламе? Ведь президент - это не стиральный порошок и не шоколадка. Может ли общество потребления превратить политиков в такой же объект потребления?

Жак Сегела на все имеет свое мнение.

Блага потребительства

- Сами по себе опросы, конечно, ни при чем. Это уже СМИ, транслируя результаты опросов, подвергают их искажению. Новый опрос в газете выдается за самостоятельное событие. Это неправильно - ведь сам по себе опрос не устанавливает факт, не является событием. В конце концов, интересен не данный конкретный результат, а эволюция настроений, отражаемая опросами.

Что касается политической рекламы, которая, кстати, запрещена во Франции, то Сегела считает ее нужной, но при определенных условиях. Среди них он называет следующие:

- проводить только на протяжении месяца-полутора до выборов, не дольше;

- финансировать только на бюджетные деньги, официально выделяемые на ведение предвыборной кампании;

- запретить сравнительную рекламу, которая может унизить других людей и направлена против демократических ценностей.

Что же до потребительских настроений, то ничего страшного в этом для политики нет, полагает Сегела. За кого проголосовать - французы все чаще решают в последний момент, уже на избирательном участке. Как в последний момент определяются они с другими бытовыми проблемами: например, куда поехать в отпуск или что купить на обед. Люди все меньше стали предсказывать свою жизнь, планировать ее заранее. Стоит ли теперь удивляться одинаковости политиков? При этом Жак Сегела отмечает еще одну неожиданную вещь: по его мнению, потребительское общество убьет всякий экстремизм, в том числе религиозный.

- Вернутся религиозные ценности - мусульманские, буддистские, какие угодно. Машина будет крутиться под импульсом потребительства. Именно потребительские ценности вместе с возрастающей ролью женщин в жизни ликвидируют экстремистов и фундаменталистов. Но не будем забывать: потребление - не цель, а средство.

- Средство чего?

На это мэтр ответа не дает. Наверное, сожалеет он, что сейчас в политике забыто, какое общество люди хотят построить или, пользуясь его выражением, "как надо заново изобрести мир". Тогда бы политика стала настоящей!

Дата публикации: 13:14 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.