Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2000 / Школа PR в России существует / Интернет

Сеть vs Власть: акт первый


Иван Давыдов
интернет-обозреватель, ведущий рубрики "Круг чтения" в "Русском журнале"
Версия для печати
Послать по почте

Едва правительственные чиновники робко заговорили о необходимости "законодательно оформить" деятельность Интернета в России, как большинство сетевиков обвинило их в покушении на свободу слова и проявлении некомпетентности. Однако в оценке этой идеи властей интернет-сообщество отнюдь не едино. Часть интернетчиков считает, что именно отсутствие законодательного оформления как раз и открывает перед чиновниками безграничные возможности для всякого рода злоупотреблений. Эта часть сообщества утверждает, что закон об Интернете должен быть принят в России. Но отнюдь не такой, как в Китае, где закон откровенно попирает права пользователей Сети.

Правительство вдруг заинтересовалось Сетью. Сетевики же заспорили, кто в этом виноват: пеняют на предвыборные политические схватки, на публикацию в реальном времени данных exit polls и так далее. Но споры ни к чему не приводят, а факт остается фактом: эра бесконтрольности русского Интернета подходит к концу. Все началось с радостных звуков фанфар, которыми сопровождалась встреча Путина с интернет-элитой в конце декабря. Впрочем, может быть, и раньше - с ноябрьского фестиваля "Интернить-99", участники которого обратились к премьеру с просьбой помочь в благородном деле развития русской Сети. На встрече премьер (тогда еще не и. о. президента) обещал помочь.

Разрозненное web-сообщество

Понятие "помощь", однако, власти и сетевики, судя по всему, трактовали по-разному. Так, на той же встрече был оглашен проект постановления о регулировании Сети, который вызвал бурную и однозначно негативную реакцию PR-сообщества. Родившийся в недрах Министерства связи документ предполагал среди прочего монополизацию государством права на распределение доменных имен и, кроме того, содержал ряд откровенно абсурдных требований. В частности, чуть ли не всех юридических лиц обязывали в течение года обзавестись сайтами с понятными адресами. На встрече проект был осмеян и демократично отправлен на доработку.

Встреча представителей крупнейших провайдеров и он-лайн изданий с премьером высветила ряд проблем в сфере Интернета. Так, выяснилось, что в российском интернет-сообществе нет достаточно авторитетной организации, способной дискутировать с властью от имени всего сообщества. Многочисленные интернет-академии, плодящиеся ныне в неимоверном количестве, таковыми считаться не могут. Количество и сомнительное качество академий, а также непомерные амбиции их основателей дискредитировали саму идею объединения. Старые сетевые сообщества практически не оказывают никакого влияния на происходящие в Интернете процессы. Понятие "интернет-элита" не имеет четкого определения. Таким образом, сообщество не способно консолидироваться, чтобы отстаивать свои права.

А отстаивать их самое время. Непосредственно за публикацией первого (отвергнутого) проекта известный интернет-журналист Рубен Макаров вытащил на свет Божий невесть откуда взявшийся второй проект. Из него следовало, что чуть ли не все сайты в русской части Сети должны быть признаны СМИ и соответствующим образом зарегистрированы. Понятно, что документ сей вызвал возмущение представителей крупных сетевых изданий, которые и без того давно уже по всей форме зарегистрированы в Минпечати. Сетевая общественность бросилась активно обсуждать проект, направлять в адрес правительства открытые письма с призывами не регулировать Интернет, а развивать его. Для регулирования Сети, мол, вполне достаточно неких "уже сформировавшихся структур".

Власть играет с Сетью

Игра с властью на ее поле оказалась опаснее, чем предполагали активные спорщики. Сетевики не желали, чтобы их деятельность регулировалась законами. Но пикантность ситуации в том, что ни Минсвязи, ни Минпечати не подтвердили пока, что имеют реальное отношение к проектам постановлений, активно обсуждаемых сетевым сообществом. Хотя до сих пор существование таких документов официально не опровергнуто. Правда, появилась информация, что Минпечати уже обзавелось специальным отделом, который в дальнейшем будет заниматься Интернетом, и в этом отделе есть даже первый сотрудник - некто Лев Бурков. Отвечая на явно заковыристые вопросы, он, как правило, говорит, что делать ему, мол, пока нечего.

А тем временем власть на разных уровнях развернула пропагандистскую атаку, чтобы доказать, что отсутствие законов, регулирующих деятельность сетевых изданий, работает не столько против интересов власти, сколько против самих сетевых изданий. Так, в середине января председатель ЦИК Александр Вешняков, знаменитый еще и тем, что 19 декабря прошлого года предпринял безграмотную и неудачную попытку закрыть сетевой информационный канал "Выборы в России", заявил, что в ходе президентских выборов к интернетовским СМИ будет причисляться любой сайт, который таковым (то есть в качестве СМИ) сочтут члены Центризбиркома. И требования к сайтам, мол, будут соответствующие.

Позже, встречаясь вместе с лесинским замом Сеславинским с редакторами традиционных СМИ, председатель ЦИК несколько смягчил свою позицию. Зато Сеславинский был более прямолинеен. Он скромно указал на то, что любое сетевое издание можно прикрыть столькими способами, что специального законодательства для того и не требуется. Известно, кстати, что репрессивные меры гораздо проще осуществлять как раз в отсутствие четко проработанного законодательства. А чуть позже "Интерфакс" передал слова неназванного эксперта из Минпечати, который заметил, что многие интернет-издания фактически являются СМИ и Минпечати может в любой момент "потребовать их регистрации". Именно потребовать!

Это обстоятельство как раз и доказывает ошибочность пафоса многочисленных открытых писем правительству и сетевых дискуссий (кстати, даже интересно, дошло ли до правительства хоть одно из этих писем и были ли они вообще отправлены - зная нравы сетевой общественности, можно предположить, что о такой мелочи в пылу споров она просто забыла). Сетевики утверждают, что законы им не нужны - они, мол, только стеснят свободу российского Интернета. Но получается, что и власти они якобы ни к чему: в отсутствии законов "стеснить" пресловутую свободу куда проще.

Ошибку, кстати, совершил и Глеб Павловский (его многие в Сети склонны считать косвенным виновником интереса властей к Интернету), сказавший в одном из интервью буквально следующее: "На данный момент российское государство и Интернет - это две державы, у которых нет общих границ, поэтому их переговоры о мире или войне ни для кого не опасны. Даже если они объявят друг другу войну, то реально вести ее не смогут". Представители государства открыто показывают, что не планируют широкомасштабной агрессии. Их вполне устроит "десант" для подавления очагов недовольства, который сработает методами "точечных ударов".

Выработка же четкого законодательства в интернет-сфере - вопрос отнюдь не простой. Фактически все упирается в определение понятия "сетевого СМИ". Механическое копирование уже существующих в отношении обычных СМИ законов себя не оправдывает, и именно в этом была главная ошибка приписываемых правительству проектов постановлений. Адекватного же определения сегодня, кажется, не способны дать даже сами создатели вполне успешно функционирующих сетевых СМИ. Стоит ли в таком случае ждать, что его удастся выработать чиновникам, впервые "заглянувшим" в Сеть с месяц назад - и то по приказу начальства?

Отложенное решение

Сейчас на стихийно возникшем вокруг Интернета "фронте" наметилось затишье. Но опыт использования Сети в думской кампании был столь успешным, что от него ни за что не откажутся активисты кампании президентской. С другой стороны, тот же Вешняков после своих заявлений просто вынужден будет вмешаться в ход этой борьбы, хотя бы для того, чтобы поддержать собственное реноме. И все убедятся в очевидном: если решение проблемы отложено, то это совсем не значит, что проблема решена.

Любопытно, что "отрегулировать" Сеть в извращенной форме стремятся чиновники не только на федеральном уровне. Вполне естественно, что без любви относится к Интернету, например, Юрий Лужков. Именно он больше других пострадал на виртуальном фронте в ходе предвыборных баталий. Причем удары ему были нанесены настолько ощутимые, что сами представители ОВР признавались впоследствии, что недооценили этого участка работы. И в правительстве Москвы был разработан и передан на рассмотрение в гордуму законопроект под названием "Об административной ответственности за злоупотребление свободой распространения информации". Направлен он был, понятно, на обуздание Интернета в пределах столицы. Легко представить, какой это будет удар по свободе слова в русской Сети, если учесть, что именно в Москве делается основная часть наиболее популярных информационных серверов.

Кстати, коллега московского мэра по ОВР, президент Башкирии Муртаза Рахимов, "одержал победу" над Интернетом еще в декабре: незадолго до выборов без объяснения причин в Башкирии был закрыт сайт местного отделения "Яблока".

Все это говорит о том, что чиновники вполне готовы взять за основу китайскую или бирманскую модель развития Интернета. В Китае, напомним, требуется разрешение госорганов практически на все действия, связанные не только с электронной издательской деятельностью, но даже с подключением к Сети. А в Бирме вброс в Интернет информации на политические темы просто запрещен законом. И странная позиция ведущих интернетчиков, негативно относящихся к самой идее законодательного регулирования Сети (а, по нашим наблюдениям, именно такая позиция наиболее популярна в настоящий момент), скорее на руку чиновникам. Прецедентов вмешательства властей в сетевую жизнь, похоже, придется подождать до начала активной президентской кампании, но в том, что они будут, сомневаться не приходится.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Школа PR в России существует
Контекст
PR-услуги: количество переходит в качество
Владимир Данилов
"Серебряный Лучник" выстрелил
Инна Константинова
Школа PR в России существует
Среда
Телеканалы идут ва-банк
Александр Шумилин
Изобрести мир заново
Пойдет ли Путин по стопам Немцова
"Провинция" наезжает на Путина
Марина Литвинович
"Лучник" стреляет по-новому
Сергей Беленков
Мнение
Сертификация PR-услуг: за и против
Михаил Маргелов
Практика
Монополизация PR-рынка: кто не успел, тот опоздал
Владимир Данилов
Спрос на PR-услуги будет расти
Елена Юрьева
Магистр
"Terra Politicae" как Terra Viva
Марина Щедровицкая
PR как форма жизни и мысли
Никита Покровский
Академия
Рынок и демократия на русских дорогах
Кирилл Якимец
Интернет
Сеть vs Власть: акт первый
Иван Давыдов
Российский Интернет - в прицеле бюрократов
Модест Колеров
Веб-сайтская история по-китайски
Евгений Верлин
Гуманитарные фабрики
Драма? Сказка? Балаганчик?
Роман Лорен, Марина Щедровицкая
Широкий киноPRокат
Анастасия Корт


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.