Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/2/g/9


Широкий киноPRокат

Неслучайные связи экрана с общественностью
Всем известно, почему Владимир Ленин объявил кино важнейшим из искусств. Однако до сих пор не решен вопрос, является ли кинематограф масс-медиа. Потому-то любое размышление о кино, как инструменте общественных связей, неизбежно несет в себе некое внутреннее противоречие.

В самом начале истории кино, когда оно еще не воспринималось как искусство, а рассматривалось лишь как очередная "игрушка", его использование в качества инструмента PR (в том числе и политического) было потрясающе эффективным. Один из первых в истории фильмов с четко сформулированной PR-задачей, исходившей непосредственно из Белого дома в Вашингтоне, снял в 1898 Стюарт Блэктон, глава студии "Вайтаграф". Это эпическое полотно под названием "Испанский флаг сорван" длилось чуть больше 30 секунд и было призвано поднять боевой дух нации в начале американо-испанской войны. Снимали его на крыше дома в Нью-Йорке, где был установлен флагшток с испанским флагом, который Стюарт Блэктон собственноручно менял на американский. Фильм имел фантастический успех и разошелся в сотнях копий.

Как оно на самом деле

В более поздние времена самым распространенным использованием кинематографа как инструмента public relations стало его применение в области, именуемой внутрикорпоративным PR. Только в случае с кино, в качестве корпорации рассматривается народ в целом. И если в рамках обычного внутрикорпоративного PR обычными сюжетами являются празднества и пикники для сотрудников, то в случае с кино самым ярким примером могут служить отечественные фильмы 30-50-х годов: они исполняли те же задачи в масштабе страны.

Это были своего рода "рождественские ужины", призванные показать, как "начальство заботится о подчиненных" и некий эрзац коллективного отдыха на курорте (не все советские граждане могли себе позволить отдых в Сочи, но все могли посмотреть какую-нибудь курортную комедию вроде "Девушка спешит на свидание"). Кроме того, PR-акция невозможна без прямого заказа и его оплаты - в роли заказчика выступало государство, требовшее разрекламировать заведомо непопулярные сюжеты, например, работу энтузиастов в районах Дальнего Севера. И честно выполнявшие свой долг режиссеры выдавали на гора нечто вроде "Семеро смелых". При этом советские режиссеры могли дать фору многим современным пиарщикам - недаром жители голодающей Кубани ходили на съемки "Кубанских казаков", чтобы посмотреть "как оно все есть на самом деле".

Внешнекорпоративный PR (создание благоприятного образа корпорации в глазах партнеров и общественности) в Советском Союзе мало прижился, особенно в кино. Все, чем мы могли похвастаться в этой области, - кинопоказы в советских павильонах на Всемирных выставках. Это выглядит несерьезно в сравнению с гигантской работой, которая велась в этой области в нацистской Германии - недаром доктора Йозефа Геббельса считают "первым современным политтехнологом".

Скромная девушка Лени Рифентшталь, бывшая спортсменка, звезда "альпийских фильмов", повествовавших о драматичном противоборстве главного героя с горными вершинами на фоне неясно прочерченной любовной линии, совершила переворот в кино. По-настоящему оценили его много лет спустя. Если ее пропагандистский фильм "Олимпия" об олимпиаде 1936 года в Мюнхене еще можно с некоторой натяжкой провести по ведомству кино документального, то "Триумф воли", изображающий съезд нацистской партии в Нюрнберге, - уже явный политический PR.

От Ильича к Сэму Блэку

Пропаганда, согласно классику PR Сэму Блэку, - это насаждение в обществе какой-то идеологии. PR - создание некоего образа - клиента, фирмы или государства - , который базируется на реальных фактах, изложенных и оформленных в максимально благоприятном ключе. Именно таким был "Триумф воли", в своей визуальной части ничуть не искажавший действительность. При этом весь киноматериал был искусно аранжирован в требуемом духе. Это, несомненно, PR.

Далеко не все попытки российских коллег Лени подражать ей оказались удачными. Так Дзига Вертов, пытаясь проделать ту же операцию на материале работы шахтеров, снял отличный фильм "Симфония Донбасса". В нем режиссер продемонстрировал безукоризненное "чувство ритма", но визуально не избежал показа немыслимых для европейцев условий труда "ударников угледобычи". Кремлевский Заказчик, между тем, ожидал от исполнителя демонстрации мощи и триумфа организованного труда при социализме.

В тех же случаях, когда кино начинает работать на создание "образа врага", становится окончательно невозможно определить, что же это такое - пропаганда, реклама или PR. Поскольку любое национальное самосознание требует постоянной самоидентификации (то есть ответов на вопросы "кто мы?", "зачем мы?" и "что нам делать, чтобы остаться тем, что мы есть?"). А что может быть проще, чем идентифицировать себя от противного - от образа врага? Подобные игры можно наблюдать где угодно . от "Рождения нации" Гриффита до "Воздушной тюрьмы" Саймона Уэста.

Про моделирование образа врага в американском кино уже написано достаточно, так что нет смысла повторяться. Надо лишь отметить, что несмотря на все вышеперечисленные примеры, использование кино как инструмента PR на самом деле существует в обратной ситуации. Это кино использует PR как один из возможных языков и кодов. А всего этих языков у хорошего фильма, как правило, намного больше.

Дата публикации: 13:14 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.