Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/1/s/2


Освоение прямой речи

Российские политики начинают "читать Аристотеля"
Прорыв Союза правых сил на выборах во многом объясняется не столько рациональными тезисами его политической и экономической программ, сколько новым стилемт общения с телеаудиторией. Из теледискуссий нам стало ясно, что лидеры СПС демонстрируют близукое знакомство с неведомым другим политикам искусством риторики. Это искусство популярно на Западе, но пока не у нас. В этом плане на Западе говорят, что "Россия еще не прочла Аристотеля". Похоже, сегодня мы начиает осваивать и этого классика.

За месяц до начала голосования центр тяжести предвыборной кампании окончательно переместился в студии центральных телеканалов. Фактически там, в ходе ожесточенных дебатов между представителями соперничающих партий и решалась судьба претедентов на думские кресла. Сами же дебаты из конкурса идей и программ превратились в состязание стилей. В результате среднестатистический зритель был обречен делать выбор по существу не столько политический, сколько персонифицированный - по принципу "нравится - не нравится" тот или иной конкретный политик. Внимание зрителя таким образом сосредотачивалось большей частью на манере ведения дискуссии политиком, на стиле его речи.

Слово правое - не "слово Божье"

Важно, однако, подчеркнуть, что стиль речи - это не только некий художественный феномен. Это еще и идеологема, отражающая вполне определенную систему взглядов. Лучше других предъявить аудитории оригинальность своего стиля удалось лидерам СПС. Соперничать с ними не смог даже опытный шоумен Жириновский. Его эскапада с пистолетом в эфире у Киселева на фоне уверенной позитивности Немцова выглядела непонятной и шутовской даже в глазах электората ЛДПР.

В чем же секрет выигрыша правыми практически всех теледебатов? Прежде всего - в использовании ими ряда риторических приемов, которые выглядели весьма свежо и привлекательно для зрителя хотя бы потому, что в ходе предыдущих думских кампаний острых теледебатов как таковых не было.

Лидеры СПС приятно удивили избирателей. В то время, как их соперники отчитывались в успехах или клеймили общественные язвы, Кириенко, Хакамада, Немцов и Чубайс предпочитали общаться с аудиторией. Навыки ведения дискуссии и риторические приемы, освоенные ими в ходе специальных тренингов, стали оружием, которому их противникам просто нечего было реально противопоставить.

Искусство риторики (не только как совокупность приемов убеждения, но и как способ мышления) - предмет, оставшийся за пределами учебных программ русской политической культуры. Образно выражаясь, "Россия так и не прочла Аристотеля". На Западе, между тем, риторика является одной из главных культурных основ современной цивилизации, важным методом рационалистического освоения и структурирования действительности.

Почему россиянам было свойственно такое пренебрежение риторикой при том, что византийская культура, во многом основополагающая для России, была построена именно на ней? Быть может, отчасти потому, что русская традиция предпочитала не расчлененное в словах восприятие "слова Божьего", а синтетическое, в известной степени - иррациональное отношение к миру и Богу? Как бы то ни было, в ходе предвыборных дебатов на НТВ (диспуты на других каналах скорее напоминали прежние состязания деклараций и видеороликов, либо кухонные посиделки) освоение риторики как важной разновидности политической практики оказалось поплечу лишь правым.

При этом, как и положено либералам, они старались использовать прежде всего риторику рациональную. Хороший пример - прием, известный как "опережающий вынос темы", который использовал Кириенко в дебатах с Явлинским. Суть его в том, что "болезненный сюжет", обсуждение которого скорее выгодно оппоненту, поднимается политиком по собственной инициативе с тем, чтобы подать его в максимально удобном для себя ключе. Противник же, как правило, попадает в ловушку, и разговор продолжается в направлении удобном тому, кто применил этот прием. Кириенко, напомним, первым коснулся в дискуссии с Явлинским чеченской темы, заявив о недопустимости делания "рекламы на крови" и всякого рода "политического мародерства" (мол, "есть герои, но есть и мародеры"). Этот тезис лидер СПС фактически перехватил у главного "яблочника", что свидетельствует об эффективности проведенной с лидерами правых подготовке в области искусства риторики.

Emotio, ratio, irratio

Другой пример использования рациональной риторики - ответы Анатолия Чубайса во все тех же теледебатах на НТВ. В частности, его реакция на вопрос Анатолия Приставкина, до какой поры, мол, жертвами войны в Чечне будут оказываться мирные жители. Эмоциональности Приставкина Чубайс сходу противопоставил высокий градус собственных эмоций. И только после этого перешел к рациональному ответу по существу.

Уверенные победы лидеров СПС в теледебатах, очевидно свидетельствуют о том, что политический диалог, долгое время подменявшийся в нашей политической культуре серией монологов, обретает, наконец, признание, как важное орудие предвыборной борьбы. Однако, обнадеживающих в этом плане примеров пока не так много, чтобы утверждать, будто традиция рациональной риторики в России уже прижилась.

Для русской политической культуры скорее характерны приемы иррациональной риторики, исходящей из того, что "мысль изреченная есть ложь". Этот посыл куда больше напоминает религиозную проповедь, чем светскую речь. В иррациональной риторике задействуется главным образом личная энергия говорящего, обильная метафорика, поэтическая символика и символическая атрибутика (типа упомянутого пистолета Владимира Вольфовича или портрета Сталина в руках анпиловских бабушек). Другие два важных приема в этой системе - умолчание (мол, "прямо сказать об этом пока нельзя") и иносказание (с широким цитированием других лиц, использованием жестов и пауз).

Перечисленные приемы характерны для таких политиков-монологистов, как Евгений Примаков, Станислав Говорухин и Геннадий Зюганов. Не умея и не желая учиться правильно работать с аудиторией, они в публичных дебатах обречены на провал. Сегодня этот стиль иррациональной риторики, сопровождаемый откровенной театральностью поведения политиков, их инертностью и малоподвижностью, вызывает скорее отторжение у людей. Хотя иногда и вызывают нужный эффект. Вспомним знаменитое ельцинское "Степашин, пересядьт0е!" или разворот (молча, без комментариев) самолета Примакова над Атлантикой.

Впрочем, подобные методы Примаков пытался использовать и в ходе избирательной кампании. К ним можно смело причислить его звонок в студию программы "Итоги" сразу после беседы трех других бывших премьеров - Черномырдина, Кириенко и Степашина. Этим звонком Примакову удалось продемонстрировать собственное "значимое отсутствие". Иными словами, создать видимость своего участия в беседе, избегая при этом прямого общения с оппонентами присутствующими и ответов на вопросы ведущего.

Другой пример - беседа Примакова со Светланой Сорокиной 17 декабря в программе "Герой дня". Так, в ответ на просьбу ведущей прокомментировать высказывание Сергея Степашина, касательно "тактической значимости" сделанного Примаковым в тот день заявления о намерении баллотироваться в президенты, Евгений Максимович сказал так: "Передайте моему другу Степашину искреннюю благодарность за разъяснение. Может быть, это действительно привлечет нам дополнительные голоса". На самом деле это, разумеется, не было ответом по существу: Примаков всего лишь повторил вопрос, заложив в него некоторые знаковые, кодирующие элементы.

Приемы иррациональной риторики на протяжении российской истории активно использовались, как известно, юродивыми, которые при стечении народа бросали камни в дома "хороших людей" и подметали пороги в домах "людей плохих". Целью этих жестов было вывести сознание зрителей из нормальной колеи, напомнить им, что они живут в неправильном мире, в котором все перепутано. И тем самым вызвать на себя гнев присутствующих, чтобы потом указать им, что они, мол, ведут себя не по-христиански.

Кстати, именно в христианской традиции мы находим один из лучших примеров другой - рациональной - риторики. Вспомним приведенные Булгаковым дискуссии Иисуса с Понтием Пилатом. Прокуратор спрашивает: "В чем истина?" " Истина в том, Игемон, -отечает Иисус,- , что у тебя болит голова". В этом ответе сразу расшифровывается многое: и попытака перевести дискуссию с абстрактного уровня на конкретный, и указание на то, что говорящий (Иисус) обладает истиной, и то, что истина - рядом, совсем близко, и просьба не использовать иррациональные риторические приемы (типа, что есть истина), а говорить по существу.

Победа лидеров СПС в дискуссиях с оппонентами говорит о том, что российские политики вполне обучаемы искусству риторики.

Дата публикации: 12:09 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.