Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2000/1/a/8


Как "вписаться" в XXI-й век

Мир становится единым, но делимым
Атакующая мир глобализация - политики, экономики, социальных отношений - бросает вызов отдельным государствам. Как на него ответить? Вновь воздвигнуть "железный занавес" или попытаться "вписаться" в этот процесс, сохраняя свою национальную идентичность? По первому пути мы уже однажды прошлись и в конце концов основательно заблудились. Если же сейчас пойти вторым - общемировым - путем, то следует не только правильно осознать новую действительность, но и срочно подготовить класс современных политменеджеров, способных ориентироваться в такой многосложной и противоречивой реальности как глобализация.

Многие фундаментальные процессы, обозначившиеся в последние годы уходящего века и прежде всего финансово-экономический кризис, потрясший страны трех континентов, включая Россию, свидетельствуют о том, что мы переходим не просто в новое столетие-тысячелетие. Постепенно мы вступаем в качественно новый мир глобальных коммуникаций.

Прощание с "экономцентризмом"

Эту новую глобальную реальность уже нельзя воспринимать через привычную нам призму "экономоцентризма", то есть через представления о примате экономики над другими сферами жизни. Пришло время расстаться с убеждением, будто решение чуть ли не всех наших проблем зависит главным образом от выбора правильной экономической политики. Этот "экономоцентризм", порожденный еще недавно безраздельно господствовавшей в наших умах марксистской идеологией, проявлялся в последние годы и в оценках макроэкономических процессов в России, и на бытовом уровне - в переживаниях людей по поводу колебаний курсов валют в пределах отведенного им коридора.

Однако после драматических событий в России, а также в странах Юго-Восточной Азии и Бразилии, становится все более очевидным, что экономические процессы не могут быть "выведены из самих себя". Для их понимания нужен более широкий ракурс - осознание общих тенденций и закономерностей развития той или иной страны в рамках глобальных процессов, происходящих в мире. В этом смысле можно сказать, что с концом ХХ века, похоже, заканчивается целая "экономоцентристская" эпоха, долгое время доминировавшая в понимании закономерностей мирового развития и, по сути, действительно отражавшая определенный, но сейчас преодолеваемый этап этого развития.

Меняется сама логика мировых процессов. Экономика перестает быть той переменной, которая жестко определяет общемировую динамику. Информационные, политические, социокультурные и иные (отчасти еще малоизвестные) факторы мирового развития выходят на передний план. На смену прежней приходит иная познавательная парадигма, в которой экономические процессы как бы "встраиваются" в общий социально-политический контекст. Эта новая парадигма отражает уже совсем иной мир, который формируется на рубеже столетий. Это мир, в котором, кстати, и деловая активность не может быть успешной без адекватного понимания новых "внеэкономических" реалий.

Объективно складывающиеся параметры нового мира уже давно осмысливаются и ведущими экономистами в различных странах, которые пытаются анализировать экономические и деловые тенденции в более широком политическом и социокультурном контексте. В России же мы только приближаемся к такому пониманию современного мира, постепенно освобождаясь от магии рыночной формулы ("экономоцентризма") начала 90-х годов. А именно - от убеждения, будто рыночная экономика сама по себе решит все проблемы, в том числе и социально-политические. Политике при таком понимании фактически отводилась роль чуть ли не стороннего наблюдателя или, в лучшем случае, того самого "ночного сторожа", о котором с придыханием говорили либералы классической традиции, призывая предельно минимизировать роль государства в экономике. О результатах игнорирования политического фактора мы, к сожалению, узнали из собственного горького опыта последних лет.

Конец истории или конец света

Что же это за мир начала XXI-го столетия? Каковы его общеполитические (и в этом смысле внеэкономические) контуры?

Одной из важнейших его черт является глобализация. Говорят о ней много, давно и всюду. Еще в 60-70-х годах эта тема была крайне популярна в западных исследованиях, а в 80-х она перекочевала и в советскую научно-политическую литературу, воплощавшую так называемое "новое мышление". Тогда феномен глобализации рассматривался как всеобщий (охватывающий все страны и регионы, а также все области - экономику, социальные отношения, культуру и другие) и универсальный (стремящийся к единым, прежде всего европейским и американским нормам, стандартам, ценностям). Многие думали, что в перспективе такая глобализация неизбежно приведет к созданию "мирового правительства", идея которого бурно дискутировалась в годы перестройки.

Пожалуй, апогеем понимания феномена глобализации как "всеобщей" и "универсальной" стала нашумевшая в свое время статья Фукуямы о "конце истории". Однако на деле конец "холодной войны" разрушил иллюзию "конца истории" - конфликты и кризисы "вдруг" стали нормой. Тогда-то и заговорили о "столкновении цивилизаций" и чуть ли не о конце света.

Соременный мир, судя по всему, переходит из одного "возраста" в другой - так же, как и человек, взрослея, преодолевает время от времени кризисы различных возрастов. Состояние перехода, независимо от сферы жизни, всегда наполнено сложностями и противоречиями. Переходность характеризуется ломкой и преобразованием старых структур, появлением новых, а в целом - формированием качественно иной "архитектоники". Каким станет мир в будущем, пока сказать трудно. Сейчас мы можем наметить лишь некоторые основные тенденции и характеристики протекающих в нем изменений.

Так, три с половиной столетия - с момента заключения Вестфальского мира (1648 год) - человечество жило в системе национальных государств с довольно жестким разделением процессов в экономике, политике, социальной сфере на внутренние и внешние. Глобализация же, хоть и не столь универсальная и всеобщая, как предполагали еще недавно, делает межгосударственные границы все более "прозрачными". Началась она в экономической сфере. Наглядно ее проиллюстрировал в одной из своих работ известный американский экономист Туроу на примере глобальной производственной цепочки. Так, небольшой микрочип, используемый в автомобильных подушках безопасности и стоимостью не более 50 долларов, может быть разработан в Бостоне, произведен и испытан на Филиппинах, затем упакован на Тайване и отправлен в Германию. Там его монтируют в машину, которую в итоге продают в Латинской Америке.

Такое разделение труда в планетарном масштабе стало возможным благодаря определенному уровню научно-технического и технологического развития. Упомянутая производственная цепочка может функционировать, только если средства коммуникации, транспорта, финансовая система позволяют ее организовать. Это стало реальностью с появлением в конце ХХ-го столетия факсовой связи, а затем и электронной почты, благодаря всеохватности авиаперевозок, компьютеризации банковских систем и их увязке в единую сеть.

Сама глобализация стимулирует дальнейшее научно-техническое и технологическое развитие, заставляя искать новые варианты решений. А поскольку сфера научно-техническая и технологическая шире, чем сфера чисто экономическая, то и глобализация оказывается шире своего чисто экономического компонента. Например, информационный обмен в глобальной сети Интернет сам по себе оказывается ценным и значимым - в результате формируются своеобразные "глобальные клубы по интересам".

В целом же научно-технические и технологические инновации не замыкаются на экономику или на иные отдельно взятые области. Они ведут к изменениям фундаментальных параметров жизнедеятельности человека - пространства и времени. Социальное и социально-психологическое время сжимается, протекает намного быстрее, а социальное и социально-психологическое пространство расширяется, планета оказывается все более доступной.

Транснациональные корпорации становятся одними из наиболее важных проводников глобализации. В интересах своего бизнеса они пытаются влиять на внутриполитические процессы в различных странах. В результате глобализация сегодня не просто не может быть сведена к чисто экономическим вопросам - в ней отчетливо начинают проявляться, а порой и доминировать политические аспекты.

Новые вызовы и угрозы

Важно, однако, подчеркнуть, что глобализация с ее прозрачностью границ имеет и "обратную" сторону, связанную с множеством неоднозначных и во многом негативных последствий. Прежде всего, глобализация, строго говоря, не всеобща - она охватывает далеко не все страны и регионы. Некоторые из них в силу тех или иных причин (например, политической изоляции или самоизоляции, технологических возможностей и так далее) оказываются на периферии мировых процессов. Более того, в результате крайне высоких темпов развития глобализации, обусловленных прежде всего технологическими импульсами, разрыв между странами "интегрированными" и "неинтегрированными" в мировые процессы с каждым годом становится все существеннее.

Эта дисгармония развития порождает новые вызовы и угрозы миру: происходит массовая миграция населения в более благополучные регионы, дальнейшее обеднение и без того бедных стран, развитие в них плохо управляемых конфликтов и другие. В результате появляются "новые недовольные", своего рода "новые изгои". С одной стороны, целые государства по линии раздела "Север-Юг", а с другой - ускоряется процесс расслоения населения в самих развитых странах, где формируется неинтегрированный в социальную систему низший класс, в первую очередь, на основе иммигрантов.

Неравномерность глобализации проявляется в различных областях. Так, с помощью современных средств коммуникации и благодаря мобильности банковских систем легко можно спровоцировать финансовый кризис в той или иной части планеты. Для этого достаточно нажать клавишу компьютера и огромные финансовые потоки мгновенно перекочуют из одного региона в другой.

Процессы глобализации протекают противоречиво и, вопреки недавним представлениям, вовсе не предполагают принятие универсальных норм и рамок взаимодействия субъектов. Носить джинсы, есть пиццу и гамбургеры, пить кока-колу, смотреть новости по CNN - все это вовсе не означает иметь "универсальный стандарт". Это лишь общая "внешняя оболочка", за которой могут скрываться совершенно разные вещи: например, стремление "быть как все" в США и стремление оказаться своеобразным "диссидентом", скажем, в Иране или Ираке.

"Внешняя оболочка" в различных культурах всегда имеет свое наполнение, поскольку культурные архетипы изменяются очень медленно, а нередко и просто активно сопротивляются привнесенному извне. В результате новые элементы накладываются на старые, вживляются в старые структуры, образуя своеобразные "симбиозы сознания". Последние также весьма неоднозначны и противоречивы, а порой создают барьеры на пути к глобальному взаимопониманию. Причем, далеко не всегда распространяется именно западная "внешняя оболочка". Симптоматичен и интерес Запада к восточным религиям или элементам африканской культуры.

Наряду с глобализацией, а возможно, и как реакция на нее, мы нередко сталкиваемся с фрагментацией, дифференциацией мира, обособлением отдельных регионов, областей. Так, даже вроде бы хорошо интегрированная в мировые процессы Западная Европа становится сегодня по сути "единой Европой регионов".

Нередко же процесс дифференциации и вовсе выражается в крайней форме конфликтных отношений с применением силы. Их не избежала даже, казалось бы, благополучная и цивилизованная Европа (например, события в бывшей Югославии). В результате на смену угрозе глобальной войны пришли новые разновидности войн гражданских. Они плохо управляемы, поскольку, как правило, ведутся вне каких бы то ни было моральных и юридических норм и ограничений. Не случайно все чаще звучат сравнения современного мира со средневековой эпохой хаоса. Целые регионы, прежде всего конфликтные, становятся некими "серыми зонами", где экономическая или иная деятельность оказывается невозможной или крайне ограниченной. Одновременно наблюдается увеличение числа вновь образованных государств - зачастую слабых, неконсолидированных и нестабильных.

Требуются менеджеры политтехнологий

Между тем, глобализация усиливает взаимозависимость между странами и континентами. А это означает, что события, происходящие в том или ином регионе, допустим, в Азии, влияют на события в России и наоборот. В этом смысле, разрабатывая внутриэкономическую и внутриполитическую стратегию России, мы со всей неизбежностью оказываемся перед дилеммой: либо вернуться к идее самоизоляции, опустить очередной "железный занавес", либо считаться с "внешним фактором", который, похоже, все с большей силой будет влиять на наши внутренние процессы. К сожалению, здесь "третьего не дано", и все попытки отыскать некий евразийский, третий путь для России, обречены на неудачу. Разумеется, мы можем по-разному "вписываться" в общий процесс глобализации. И здесь - огромное поле для учета национальной специфики в различных областях и сферах. Однако, что касается основных путей, то их всего два.

Глобализация порождает еще один весьма любопытный и противоречивый феномен. Сделав прозрачными границы национальных государств, она вывела на авансцену общепланетарного масштаба целую плеяду новых действующих лиц, субъектов - весьма разношерстных, со своими собственными интересами и целями. Это и экологические движения, и правозащитные, и транснациональные корпорации, и террористические организации и многие другие, вплоть до отдельных политических, религиозных и иных лидеров. Другими словами, глобализация резко увеличивает объем человеческой массы, вовлеченной в международные отношения, мировые дела, делает традиционную дипломатию лишь одним из механизмов международного общения.

Как следствие, нынешняя картина мира оказывается крайне сложной по сравнению с еще недавним прошлым, когда на мировой арене фактически действовали лишь несколько десятков национальных государств и межгосударственных организаций. У этих новых субъектов появились возможности использовать ультрасовременные технологии и коммуникации в узкогрупповых целях, что порождает новые угрозы политического террора.

Можно утверждать, таким образом, что именно невсеобщность и неуниверсальность процесса глобализации, а его противоречивость, и лежат в основе болезненного, переходного состояния современного мира. В результате сегодняшний мир оказывается плохо управляемым, мало предсказуемым и весьма неопределенным. Мир, где много действующих лиц. Мир весьма уязвимый. Мир, где экономическое развитие гораздо больше, чем раньше, подчинено более широкому контексту социально-политических изменений.

Мы вряд ли в состоянии изменить негативные характеристики современной действительности. Но мы можем приспособиться к этой действительности и свести к минимуму возможные негативные последствия. Для этого нам прежде всего следует признать, что мир "перехода" - это кризисный этап его развития. Из этого следует, что в ближайшем будущем и в России, по-видимому, не избежать своеобразного режима "кризисного управления" не столько в экономическом, сколько в широком общеполитическом смысле.

В этих условиях будет все больше возрастать роль политического аналитика и, если хотите, политического менеджера, причем на различных уровнях (глобальном, национальном, уровне отдельных корпораций, движений и так далее), способного не только проанализировать всю многомерность (экономическую, политическую, социальную, культурную) ситуации на мировом, национальном, региональном и локальном уровнях, но и адекватно действовать на всех уровнях. Специалиста, освоившего совсем новые профессиональные навыки, в том числе современные политические знания и технологии.

Именно в этой связи крайне остро, особенно для нашей страны с учетом присущего ей "экономоцентризма", имевшего корни еще в марксисткой традиции, встает задача профессиональной подготовки таких новых политических аналитиков и политических менеджеров. И задача эта не только образовательная, но и стратегическая и управленческая, поскольку важно не только подготовить новых профессионалов, но вовремя и правильно использовать их знания и навыки. В конечном счете именно от этого будет в значительной мере зависеть то, сумеем ли мы найти адекватный ответ на все вызовы "переходного возраста" современного мира и найти свой путь в будущее.

Дата публикации: 12:09 | 19.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.