Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/1999/2/s/0


"Мы работаем на любого заказчика, если"

Когда в стране много собственности, законность которой под вопросом, когда в стране мало собственников, ее контролирующих, когда в стране сверх меры желающих поучаствовать в управлении этой собственностью, тогда начинаются информационные войны в их современном российском варианте

Рекрутируются армии: предпринимательские кланы дают деньги партиям и публичным политикам. Последние становятся клиентами PR-щиков. Ну а те, в свою очередь, покупают СМИ и журналистов. В заданных рамках все три группы - политики, PR-щики, журналисты - независимо от популярности, рейтинга и формального статуса своих членов выглядят не более чем обслуживающим персоналом собственников, оплачивающих борьбу за свое место в будущем переделе. Жить и действовать в рамках такой примитивной схемы, согласитесь, нелепо.

Задавшись вопросом, а возможны ли другие сценарии, другие отношения, другие роли на политической сцене, мы обратились к некоторым хорошо известным деятелям рынка политического консалтинга с предложением прокомментировать ситуацию.

Алексей Ситников


президент консалтинговой группы "ИМИДЖ-Контакт"

В России есть передовые технологии управления выбором. Есть качественные специалисты. Большая их часть работает в нашей фирме. Работают и профессионалы из спецслужб. Им же надо деньги зарабатывать! Они задействованы и в рекламе, и в избирательных кампаниях, и в политике. Но на самом деле целенаправленно, стратегически того, о чем вы говорите, сегодня никто не делает. Бардак. И здесь - бардак. Группы особых интересов заказывают работу не специалистам в области наукоемких гуманитарных технологий. Они нанимают PR-щиков и журналистов, ставших распределителями заказов на размещение платных материалов. А специалистов, которые бы привнесли в процесс управления выбором наукоемкие технологии, людей, у которых за спиной огромный опыт, знания, реальные исследования и реальные стратегии, они, мне кажется, побаиваются.

Для них понятная версия PR - это написание и размещение медиапродуктов. А для меня гуманитарные технологии - это как наукоемкий набор принципов, подходов к коммуникации, к управлению мотивацией и к управлению выбором. Все это у нас есть. И это все не используется. Не идет под это ни финансирования, ни стратегического заказа. Прибегают разовые заказики: вот это, дескать, сделать бы. Но мы в таких делах не участвуем.

Очевидно, что сегодня системного воздействия на общество нет. Что же касается заказчиков, то даже спецслужбы уже не являются таковыми.

Так что, с точки зрения технологической, то, что сейчас делается в медиа-мире, говоря простым языком, - десятью ступенями ниже.

Есть, конечно, другой путь - участвовать в действительно масштабных, стратегических операциях, где неизбежно возникает спрос на профессионалов высокого класса. Необходимость серии таких макропроектов несомненна. И надеюсь, ждать этого недолго.

Андрей Исаев


заместитель руководителя избирательного штаба движения "Отечество - Вся Россия"

Думается, преждевременно четко делить участников информационно-политического процесса по ролям, по видам, кастам и классам. У нас все еще слишком подвижно. Вот Борис Березовский - он кто? Политик? Бизнесмен? Или тот же PR-щик? По-моему, он совмещает функции. А в некоторых случаях выступает практически как журналист. С другой стороны, мне трудно представить некоего олигарха, который нанял бы на службу Лужкова, или, скажем, Примакова, или, например, Яковлева. Скорее наоборот.

Я понимаю, что речь идет не столько о, так сказать, профессиональном статусе, а о том, кто кому служит. Точнее - кто от кого зависит. Был период, когда НДР представлял интересы Газпрома. И дальше выстраивалась цепочка: от финансово-сырьевого гиганта к политической организации, оттуда к PR-специалистам, к газетам, ТВ... В случае с НДР она видна. То же самое с Аграрной партией, ЛДПР или "Единством". Но, представляя те или иные политические интересы экономических групп, роль этих организаций не обязательно роль подчиненная.

Ситуация в лагере правых показала, что за группами, входящими в этот альянс, не стоят интересы крупных финансовых структур. Хотя потенциально "Союз правых сил", если пройдет в парламент, может стать партией определенных интересов. Партией капитала. Это он дал деньги СПС на первоначальную раскрутку. Именно для того, чтобы попробовать: получится - хорошо, не получится - ну что ж. Однако, как я уже сказал, к нашему блоку вопрос, кто кого нанял, имеет мало отношения.

В штабе блока работают консультанты-политологи, специалисты по выборным кампаниям и информационным операциям. Как на постоянной основе, так и на основе договоров. Я бы не стал называть фирмы, услугами которых мы пользуемся. Это технический секрет. Хотя, может быть, секрет Полишинеля.

Алексей Кошмаров


президент информационно-аналитического центра "НОВОКОМ"

Идет нормальный процесс разделения труда. Промышленники занимаются промышленностью, финансисты - финансами, политики - политикой, а консультанты выполняют свою работу: обеспечивают процесс коммуникации между разными социальными группами, в том числе и между бизнесменами и политиками, помогают им формулировать интересы и реализовывать их. А разделение труда, как известно, ведет к повышению его производительности, а значит к прогрессу.

В чем заинтересован бизнес? Прежде всего в стабильности, предсказуемости экономической политики, прозрачности и понятности принципов, на основании которых происходит законное распределение прав собственности. Такая стабильность достигается только на уровне принятия политических решений. Поэтому нет ничего удивительного, что бизнес заинтересован в сотрудничестве с политиками, подчеркиваю - в сотрудничестве.

Между капиталом и политикой нет прямых отношений купли-продажи. И не следует демонизировать российский капитал, превращать его в "мировую закулису", скупающую всех и вся. В конце концов разве кто-нибудь из нас не заинтересован в стабильности и предсказуемости властей? Граждане реализуют свои интересы через выборы, а бизнесмены - в том числе и через лоббирование. Это общемировая практика, которой не следует бояться.

Фраза "что выгодно Форду, то выгодно и США" применима и в России. Кстати, одна из задач консультантов - помочь нашим фордам это понять.

Роль консультантов, вообще, ключевая: обеспечение и налаживание сотрудничества между финансистами и промышленниками, с одной стороны, и политиками - с другой, в интересах всего общества. Это очень важно. Повторюсь, не купля-продажа, а сотрудничество, в котором политические консультанты являются важными партнерами обоих сторон - и политики, и бизнеса. Тут, правда, необходимо провести различие между технологами и консультантами. Консалтинг шире технологии. Если технолог является инструментом политики, выбранным для выполнения определенной задачи (выборы, PR-кампания и т. д.), то консультант - субъект политики, которому его партнеры - деловые и политические элиты - делегируют ряд своих полномочий в рамках принятой схемы партнерства.

Пока в России раз-два и обчелся фирм, способных быть не только технологами, но и консультантами. Одна из них - "НОВОКОМ". Мы не склонны говорить о заказчиках и клиентах, мы предпочитаем слово "партнеры". Мы сотрудничаем с теми, кто разделяет несколько принципов, базовых для "НОВОКОМа", - прозрачная, предсказуемая политика, стабильное, сильное государство, экономика, пребывающая в правовом пространстве. Эти люди - представители деловых элит, губернаторы, государственные чиновники высоких рангов, депутаты ГД. Говорить о персоналиях мы не вправе по соображениям корпоративной этики.

Игорь Минтусов


генеральный директор Центра политического консалтинга "Никколо М"

Я не был бы так категоричен, отвечая на вопрос о том, обслуживаем ли мы интересы финансово-промышленных групп. Я противник термина "слуга". Это связано с тем, что мы выполняем работы, связанные с политическим консалтингом. Достаточно часто бывает так, что заказчиками нашей работы выступают те, кого пресса называет промышленными, финансовыми и сырьевыми элитами. Дело в том, что наша компания консалтинговая и, как известно, любая консалтинговая компания работает по заказам, связанным с выполнением определенных работ. В этой связи следует отметить, что крупные финансово-промышленные группы, представляющие национальные интересы, хотят иметь в структурах законодательной власти достаточно сильное профессиональное лобби, чтобы отстаивать свои интересы цивилизованным путем. И в этом нет ничего предосудительного. Мы же в этой ситуации выполняем роль консультантов и стараемся хорошо делать свою работу. Поэтому я бы не стал говорить о том, что мы обслуживаем их интересы.

Нашими заказчиками являются различные коммерческие структуры, банки, частные и государственные компании. Порой бывает так, что в этой роли выступают сами политики.

Но возможно ли действовать успешно и профессионально, не обслуживая при этом интересы "олигархов"? Мы стараемся действовать профессионально всегда, в независимости от того, кто является нашим заказчиком, считая, что залог нашего будущего - профессиональная работа сегодня.

Гай Ханов


президент агентства "Паблисити PR"

Я не вижу ничего отрицательного в том, что PR-агентства работают с так называемыми олигархами.

Мы работаем на любого заказчика, если за ним не стоят криминальные интересы. Здесь главная проблема заключается в том, что не всегда возможно отследить, кто именно стоит за клиентом. Мы всегда предпочитаем работать с непосредственным заказчиком, поскольку это лучше для обеих сторон. Он сам формулирует свои интересы, точно знает, чего он хочет, а чего - нет. Что же касается передела собственности, то это, я считаю, нормально.

Если происходит передел собственности, это лишь означает, что на рынке есть конкуренция. И для любого рыночного сегмента это вполне нормально. Если собственность плохо держалась в руках, то ее передел вполне закономерен и даже необходим. Быть может, тогда - после передела - и имеет смысл говорить о "другом пути".

Дата публикации: 00:57 | 17.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.