Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 1999 / Информационные войны / Мнение

Перманентная война


Александр Шубин
кандидат исторических наук, автор многочисленных статей и книг
Версия для печати
Послать по почте

Штыки в землю?
Единому информационному пространству предстоит распасться...


С расколом властной элиты в эпоху массовой информации в страну пришла информационная война. И войне не видно конца. В этом разбитом королевстве кривых зеркал нужно уметь жить и психически выживать. Когда во время оно нужно было провести различие между идеологической борьбой и идеологической войной, критерием была правда. Сегодня вопрос в другом: идут ли стороны на сознательную дезинформацию объекта агитации? Но на него нет (и, пожалуй, не может быть) твердого ответа. Потому что источник массовой информации - от журналиста до менеджера - научился верить в себя, точнее - в то, что он говорит.

Журналист, особенно элитарный "вершитель дум" - тележурналист - сродни актеру. Современный актер телеэфира - мечта Мейерхольда - послушное орудие режиссера. В момент исполнения роли он думает то, что нужно режиссеру. Он импровизирует и дописывает сценарий, но точно в соответствии с идеей режиссера, который заказывает лицедействие (проще говоря - музыку). Иначе не хватает убежденности, становится заметным двоемыслие, теряется качество.

Сознательной лжи нет. Есть вера в полуложь и полуправду. Что, впрочем, одно и то же.

Но генеральная линия правды очень подвижна. Надобно быстро очищать сознание от одного миропонимания и заменять другим. Легкость мыслей необыкновенная: за войну в Афганистане - против войны в Афганистане; против чеченских сепаратистов - за чеченских сепаратистов - и снова против. Быстрая смена точек зрения создает эффект объективно обусловленной поверхностности мышления - на этих ветрах ничто не успевает пустить корни. Это мобильная - почти кочевая - война, где враждующие стороны то и дело меняются местами. Важна не позиция - важно мастерство, соревнование имиджей. Голова должна всегда сохранять готовность к приему новых мифов. Она должна, по возможности, стремиться к вакууму. Этот вакуум, пустота, небытие своей мысли - условие жизни большинства бойцов информационных войн.

Такая война - систематическое нанесение противнику ущерба орудиями СМИ. Кстати, ущерб может наносить не только кривда, но и правда. Ведь СМИ не только не умеют транслировать всю правду (хотя - кто умеет?), но даже и меньшую часть известной по делу информации. Можно было бы сказать, что информационное наемничество - по определению - не наука побеждать, а верхоглядство. Честное верхоглядство, признающее неполноту информации. Но военная ситуация исключает такие интеллигентские оговорки. Бросаясь в атаку, нельзя раскланиваться с противником. Выражаясь словами Ленина, "нужно, не оглядываясь, сразу лепить бубнового туза". Современные российские СМИ вышли из-под ленинской кепки. Но удивительно другое - их схожесть с западными. Антикоммунисты учились у противника искусству идеологической войны. Получился любопытный синтез российской пропагандистской "партийности" и традиционного американского квазикульта посредственности.

Революционная юность

Выход СМИ из-под упомянутой кепки стал возможен, ибо распадающаяся на враждующие кланы элита утеряла даже видимость контроля. Если не над прессой, то над обществом, не уследив, что манипулировать массовым сознанием прежними методами уже нельзя, равно как нельзя управлять СМИ по-прежнему. Так или иначе, смены методов контроля над сознанием не произошло. И это один из важнейших результатов конца 80-х - начала 90-х гг.

Прежняя система покоилась на двух слонах: жестком административном контроле над творчеством журналистов и мифах, которые, очевидно, расходились с масштабными фактами (например, проведение террора "самым человечным человеком" или ожесточенная борьба в "сплоченном руководстве КПСС"). Такая система могла существовать только в условиях информационного вакуума. Этот вакуум был внешним фактором для журналистов. Неторопливый ритм жизни и, в общем, не слишком страшный антураж позднекоммунистических времен позволяли формировать как бы свою точку зрения. Солдат инфовойны мог обзавестись более или менее целостным мировоззрением (!), основанным на знании не только поверхностного слоя фактов. Усиливалось двоемыслие. Хотелось говорить одно, а вещать приходилось другое. Абсурдность же вещаемого была очевидна зрителям, слушателям и читателям. Дело делалось без "огонька" - ограничения воспринимались все более невротично. Хотелось крикнуть в эфир: "А я вот что знаю!" Но тогда можно было потерять работу. Как и сейчас.

Антипатия к системе двоемыслия и смыслового вакуума воспитывалась десятилетиями. И как только репрессивный контроль ослаб, солдаты сменили оружие и стали транслировать с помощью официальных СМИ "общедемократические" идеи, которые, казалось, охватили массы. Собственно, именно это совпадение и обеспечило поддержку "прорабам перестройки".

Более радикальные и оригинальные идеи распространялись самиздатом, заполнявшим информационный вакуум и заставлявшим официальную прессу тянуться за собой. Энтузиазм дезертиров с фронта официальной пропаганды в их борьбе за плюрализм создал революционный тип демократической журналистики, отличавшийся от прежнего всем, кроме идеологизированности.

Правдивая информация этих лет была однобока в антисоветском импульсе, радикальна в преувеличениях и пафосе. Того требовала логика информационной войны. Информация сообщалась из-под полы, когда уже нельзя было молчать.

Эта партизанщина продолжалась в 1987-1991 гг., то есть в процессе раскола элиты на партийную и беспартийную ("демократическую"). В 1991 г., когда он почти завершился, родились либеральные электронные СМИ, которые господствовали на поле боя до недавних пор. Возникла "Империя лжи".

"Империя лжи"

Это название придумали коммунисты. И оно прижилось. Ведь их СМИ тоже вещали ложь, но у них не было признаков суверенности. Теперь в нашей стране возникла именно империя или нечто на нее похожее. Появление нового центра информационной силы могло привести к плюрализму идей, о необходимости которого столько говорили демократы. Но цель власти - власть. В том числе и над сознанием. Если раньше подчинение "солдата" командованию было административным, то теперь оно превратилось в добровольное соглашение. Пресса оказалась формально независимой и как бы преданной власти идейно.

Искренняя любовь "солдат" к новому командованию имела солидную базу - оно разрешило им заниматься крайне прибыльным бизнесом. Новая власть открыла перед журналистами перспективу превращения в часть глобальной информационной элиты. Что дорогого стоило. Что делало "Империю лжи" временным явлением переходного периода защиты "Завоеваний Августа".

Столкнувшись с тоталитарными методами манипулирования массовым сознанием, когда любимец публики за месяц легко превращался в исчадие ада, можно было полагать, что преодоление вакуума и на этот раз приведет к крушению искусственных идейных конструкций. Но произошло нечто иное.

Возник мощный информационный центр, сопоставимый с прежними "господствующими высотами" КПСС, но отличный от них по ряду признаков:

1. Политика информационного вакуума сменилась перенасыщением информационного пространства фактами, версиями, теориями, внешне не связанными друг с другом. Этот материал проходил отсев только по принципу "приверженности реформам". В остальном - полный плюрализм и информационная перегрузка. Это позволяло достичь быстрой концентрации внимания потребителя на нужной детали (так называемая "раскрутка").

2. Финансовая ангажированность журналистов и идейная всеядность исполнителей, их готовность искренне отстаивать позицию заказчика.

3. Применение современных технологий виртуальной реальности, позволяющих качественно менять действительность, воспринимаемую потребителем. Реальность и идеи заменяются имиджами и - в итоге - вытесняются из актуальной политки. Общество слепнет.

4. Прежнее информационное господство было основано на апологии. Нынешнее - на скепсисе. Апология более уязвима. Однако критицизм укрепляет власть лишь в начальный период ("нам оставили тяжелое наследство"), а затем работает против режима. Но у режима был большой запас допустимого критицизма ("негативное наследство" составляло не "20 лет застоя", а "70 лет тоталитаризма"). Но этот запас стремительно уменьшался. Пожав промежуточный успех, режим с 1994 года стал требовать от СМИ "положительной информации" и "национальной идеи". Тогда и стало ясно: "Империя лжи" обладает собственными интересами. И они могут отличаться от интересов власти. Оказалось, что СМИ не могут заработать достаточно средств на рекламе и потому просто перекупаются рекламодателями. Переход провинций империи под контроль бизнес-групп неминуемо вел ее к распаду.

Распад "Империи лжи"

Народ - аполитичный, рассосавшийся по субкультурам, из которых лишь некоторые участвовали в политической жизни, - относился к "Империи лжи" по-своему.

В целом это соответствовало стратегии СМИ, которые попытались увлечь население культурой потребления и виртуальным "мажорством". Зрителями таких программ были "новые русские" и некоторая часть энергичной молодежи, стремившейся соответствовать "стандарту нового класса". Но вскоре выяснилось: "вершители дум" потеряли контроль над избирателями. Люди, лишенные общей социальной стратегии, все глубже уходили в социальный пассив.

Попытки власти призвать прессу к ответственности встретили сопротивление. Наиболее яркой страницей этой истории стала борьба группы "Мост" за возможность вести собственный информационно-политический бизнес вопреки настроениям окружения президента. Начавшись в 1994 г., эта борьба сыграла крайне разрушительную роль в Чеченском конфликте, возродив пораженчество в масштабах, невиданных в отечественной истории.

Позиция группы в Чеченской войне была небескорыстна не только в прямом смысле (если верить свидетельству Березовского об откровенном признании Гусинского), но и в смысле борьбы за участие в управлении кризисом в России через ее болевые точки. Борьба "Моста" за автономию и доступ к власти весной 1996 г. закончилась компромиссом, по образцу которого выстроили свои отношения с "сильными мира сего" и другие крупные СМИ.

Суть его сводилась к следующему: электронные СМИ должны поддерживать власть в трудных ситуациях, но власть должна за это хорошо платить. Нарушение соглашения информационным блоком Березовского стало началом серьезных трудностей для этого деятеля. Пределы эффективности СМИ в зомбировании населения были проверены на выборах 1996.

В 1997 хозяева СМИ впервые использовали их в информационной войне за собственность. Больше всего досталось госчиновникам, пытавшимся разнять дерущихся и все-таки пополнить бюджет. Месть СМИ была страшна. На арену вышли информационные киллеры, которым достаточно было просто озвучивать анонимные обвинения "правоохранительных органов", которые тут же транслировались мощнейшими телеканалами. Ни одно из обвинений не было доказано в судебном порядке. В сущности, это был театр одного зрителя, который принимал решения о кадровых перестановках.

Новый этап усобицы начался в сентябре 1999. Война между медиагруппами в преддверии решающего передела власти, видимо, знаменует момент распада "империи". Ее обломки, раскручивающие любой скандал, направленный против главного чиновника страны, в надежде впасть в милость нового государя, учинили полный беспредел. Но это - до конца 2000 г.

Штыки в землю?

Этот вопрос находится в явном противоречии с заявленным вначале выводом о том, что перманентная информационная война - это всерьез и надолго. Более того, по мере развития в стране черт постиндустриальной цивилизации роль информации будет расти, а почва для виртуальных войн - расширяться. Так можно ли закончить войну? Можно. Можно выйти из войны - стать нейтральной стороной, оставив войну тем, кто готов зомбировать и зомбироваться.

Возникли новые возможности для альтернативных информационных сетей. Интернет создал предпосылки для расширения субкультур, где люди могут получать информацию и идеи, обработанные и систематизированные в соответствии с их потребностями. Альтернативные информационные сети уже скоро смогут преодолеть квазииндустриальную организацию информпространства, перестроить его на основе горизонтальных связей, без чего бессмысленны толки о "постиндустриальном информационном" обществе.

Можно работать с информацией, но оставаться человеком фабричного мира. И можно прекратить быть винтиком информационной машины, решившись на самостоятельное творческое действие в информационном пространстве. И выйти из войны.

Единое информационное пространство должно распасться, для того чтобы сложиться вновь. Без имперских центров.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Информационные войны
Контекст
Несколько тезисов о рынке информационных войн
Глеб Павловский
Осенняя кампания-99
Борис Кагарлицкий
Без сабель, стягов и "Ура-а-а!!!"
Андрей Левкин
Среда
"Мы работаем на любого заказчика, если"
Материал подготовили Эдуард Михневский, Екатерина Архангельская
Политические "PR-shciki" вступают в кампанию
Алексей Серов
"Жмейкеры" и "Мordodely" взыскуют правды
Глеб Кузнецов
Найденная метрика
Дмитрий Петров
Мнение
Требуются дипломаты внутренних дел
Игорь Задорин
Перманентная война
Александр Шубин
Практика
Так кому же достается шкурка от кролика?
Елена Мулярова
Красноярская повестка дня
Елена Дьякова
Сильному прощают всe, кроме слабости
Кирилл Якимец
Академия
Народ и рейтинг
Магистр
Невская школа
Станислав Пылев
Интернет
Акула пиара в сетях интернета
Евсей Вайнер
Connected - и свобода вас встретит радостно у входа...
Марина Карнати
Гуманитарные фабрики
Марсиане близко!
Всеволод Бродский
Книжный стенд
Накипь
Алексей Ионов
Были медиа и во второй республике...
Иван Давыдов
Конец моды на черные косынки
Сергей Валентинов
Русскому парламенту - с комплиментами!
Эдуард Михневский
Курьер
Поправки к конституции как возбуждающее средство
Лев Московкин


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.