Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/1999/2/a/0


Народ и рейтинг

Обзор-конспект.
Считается, что народ оценивает политиков и государственных деятелей. Что опросы превращают частные оценки в общественное мнение. Что в некий момент избиратель и его позиция разделяются. А затем "глас народа" возвращается к нему эхом - в виде таблиц популярности и списков "самых влиятельных деятелей" - и становится инструментом управления выбором. Так ли это?

Российское Философское Общество провело в Москве Круглый стол "Глас народа или глас рейтинга". Как видим, тема дискуссии не допускала совпадения двух этих голосов. Она снимала саму возможность хорового исполнения, противопоставляя "народ" и "рейтинг" в рамках классической схемы: или - или.

- Насколько корректны и бескорыстны результаты опросов общественного мнения и всевозможные рейтинги, которые по многим каналам каждый день давят на наше сознание?

- Так ли они безобидны, если учесть, что мировоззрение значительной части нашего населения все еще остается склонным к мистификации?

- Так ли они безопасны, когда важной чертой русского характера по-прежнему является склонность в решении трудных вопросов не столько ориентироваться на себя и собственные силы, сколько питать надежду на помощь со стороны, на сильную личность и авторитет?

Такого рода вопросы, поставленные ведущим Круглого стола профессором А. Н. Чумаковым, определили направление дискуссии.

Профессор МГУ Александр Асмолов, вспомнив книгу Патрика Шампаня "Делать мнение", указал, что если век ХIX был веком допроса, то век ХХ (во всяком случае его вторая половина) стал веком опроса, веком Великого Манипулятора.

Постоянная демонстрация зрителям ТВ одних и тех же героев, ряд которых крайне невелик, есть не что иное, как попытка сфокусировать на них наше сознание. Действует "феномен рейтингового гипноза" - все, что не вносится СМИ в фокус внимания избирателя, перестает для него существовать.

По мнению господина Асмолова, теперь уже и наш человек - россиянин - превращается в человека одномерного, (описанного на Западе Гербертом Маркузе еще в 60-е годы). Но в сегодняшней России его имя - "электорат". Люди исчезают, остается электорат.

Но ведь еще в начале века, когда только появилась неоклассическая физика, было осознано, что даже физические явления невозможно измерить, поскольку измеряющий, исследователь неизбежно вмешивается в них. Эта ситуация, наиболее ярко отрефлексированная норвежским ученым Нильсом Бором, побуждает нас еще раз задуматься о способах измерения социальной реальности.

В заключение профессор Асмолов призвал коллег еще раз задуматься над тем, что всякий раз, проводя опросы, исследователь становится не только диагностом, но и социальным изобретателем, социальным конструктором, социальным инженером.

И неоднозначность его положения неизбежно ведет к отсутствию однозначности феномена "опроса общественного мнения" или "рейтинга".

И как бы то ни было, опрос как практика - это уникальный инструмент рефлексии, без которой социология не может двигаться дальше.

Тему продолжил вице-президент Российского общества социологов, профессор Михаил Горшков, по мнению которого важнейшим обстоятельством, определяющим содержание сегодняшних социологических практик, является демократическая организация общества. Он призвал коллег обратить внимание на актуальный статус социологии и роль этой дисциплины в демократическом процессе.

Мы можем сегодня не только задать вопрос: "Дорогие россияне, верите ли вы в то, что в высших сферах государственной власти расцветает коррупция и вокруг президента Ельцина собрались мошенники?", но и получить ответ. Более того - опубликовать его.

По мнению профессора Горшкова, этот пример хорошо иллюстрирует влияние социологии на процесс утверждения в обществе гражданских свобод. Общественное мнение является мостиком от общественного сознания к общественному поведению.

И тот, кто влияет на логику общественного мнения, - управляет обществом, управляет миром.

Однако переплетение социологии и большой политики порождает феномен социологической дезинформации. Самым удачным примером такого рода "дезы" стала публикация данных опросов накануне первого тура президентских выборов 1996 года, когда Ельцин в течение месяца опережавший Зюганова во всех чартах, внезапно стал от него отставать.

Дело в том, что все те же опросы показали, что народ начал так сильно привыкать к лидерству Ельцина в рейтингах, что мог просто не прийти голосовать, поверив, что Борис Николаевич победит и так. Нужно было общество встряхнуть и дать понять, что если люди не придут на выборы, то коммунисты придут к власти.

Монополия на информацию о состоянии умов общества есть самый вредный вид монополии. Необходимо добиться публичного сопоставления результатов исследований. Это серьезно затруднит манипуляцию массовым сознанием и "вбрасывание социологической дезы". Ну а в предвыборном "социологическом беспределе", в "фабрикации данных" и в буйной активности бригад "социологов-шабашников" - отметил профессор Горшков, - научно-профессиональная социологическая школа не виновата.

Евгений Мартынов (МГУ) отметил актуальность опасений по поводу недобросовестных манипуляций с рейтингами, однако указал, что на 90% "деза" есть результат недобросовестного толкования результатов исследований. Но, с другой стороны, интерпретация данных зависит не только от информирующей стороны, но и от целей и интересов заказчика.

Что мы спрашиваем, то мы и получаем. Особое внимание господин Мартынов уделил языку политических комментариев, рассчитанных на массовую аудиторию: помните, когда упал рейтинг Степашина, телеведущий Леонтьев буквально на следующий день заявил в эфире, что "Степашин - это баба в штанах, а не политик". Как видим, технический уровень манипуляции высок. Атака на подсознание ведется вполне профессионально. Вот почему столь велика необходимость в сопровождении любого рейтинга не обязательно разоблачительным, но грамотным и корректным комментарием.

Александр Кинсбурский предложил для обсуждения три тезиса.

Первый: производство рейтингов - совершенно обычная процедура. В них нет ничего мистического и враждебного. Рейтинг - это просто индивидуальный цифровой показатель популярности или значимости. В количественной социологии, собственно, ничего, кроме рейтингов, нет.

Но важно понимать, какие рейтинги, в принципе, существуют: рейтинги проблем, рейтинги социальных институтов и так далее. И рейтинги политиков всего лишь фрагмент в системе рейтингов людей.

Второй тезис: проблема заключается в том, что рейтинги используются, и прежде всего, в политической борьбе. А также в том, как они используются.

Будучи инструментом не столько коррекции политической линии, сколько манипуляции общественным мнением, рейтинги и воспринимаются соответственно. В начале 1994 года в рейтинге "Независимой газеты" "Сто ведущих российских политиков" Виктор Черномырдин трижды на первом месте опережал Бориса Ельцина. И какова же была реакция премьера? Он публично заявил, что "вот тут нам разные рейтинги подсовывают, хотят поссорить меня с президентом. Не выйдет".

И эта реакция обоснованна. Ибо зафиксировано: как только кто-то по рейтингу начинает конкурировать с президентом, этого человека через небольшое время снимают (Руцкой, Хасбулатов, Черномырдин, Примаков).

И тезис третий: в нынешней российской политике явно проявилось стремление к массовому использованию антирейтингов, дезинформации, компромата. Если в 1995 году при составлении рейтингов использовались вопросы вроде "Кто из политиков сможет вывести Россию из кризиса?" или "Какая партия предлагает наиболее удачную программу?", то сейчас гораздо более интересен вопрос: "Кто больше своровал?"

Это качественно разные рейтинги.

При использовании негативных рейтингов, при сознательной фальсификации результатов, при умолчании отдельных существенных деталей и бесконечном, навязчивом повторении этой информации, при использовании так называемых интерактивных телеопросов происходит явное, жесткое давление на аудиторию.

Совершенно определенно - рейтинги обладают властью. Не случайно мы часто сталкиваемся с желанием фигурантов рейтингов договориться с составителями о перемещении в верхние графы таблиц, с желанием подправить рейтинги, а также с производством ложных рейтингов.

Кандидат философских наук Александр Кацура отметил, что, несмотря на постоянное пребывание в информационном пространстве, мы до сих пор до конца не знаем, что такое информация. Всегда ли она повышает организованность общества? Оказывается, отнюдь не всегда. Лишняя, избыточная, пусть даже очень хорошая, информация может привести к повышению энтропии общества. Но можно ли подсчитать зависимость между ускорением распада и усилением информационного потока?

Вспомним "эффект Фатимы", когда служанка Али Бабы, дом которого разбойники пометили крестом, не стала стирать знак, но поставила кресты на многих других домах. Информация не исчезла, а энтропия усилилась. Это пример власти дезинформации, псевдоинформации.

Функция псевдоинформации в том, чтобы побудить обсуждать и объяснять ее, забывая о проблеме как таковой. Но то же самое может произойти при организации настолько мощного потока информации, попытка освоения которого также приведет к ускорению распада.

Это происходит сегодня с нашим общественным сознанием. Так работают с ним СМИ.

Далее господин Кацура подчеркнул, что лично он относится к рейтингам в высшей степени положительно, поскольку они провоцируют интерес, заставляют аудиторию напрягать внимание, "болеть", переживать за "своих".

- В этом смысле я - человек толпы! - заявил Александр Кацура, указав на то, что толпа не способна к анализу, анализ приходит потом. И редко случается, чтобы большое число вполне разумных и беспринципных людей играли вместе. Но там, где собираются "мошенники", всегда есть "дураки". И психология "дураков" стала вопросом, вполне достойным серьезного внимания "мошенников". Точно так же, как известно, что иллюстрированная газета будет успешно продаваться благодаря представленным в ней в правильных пропорциях религии, порнографии и псевдонауки, известно и то, какой эффект на толпу окажет публикация тех или иных социологических данных.

Продолжая тему, юрист Михаил Федотов подчеркнул, что выборы в России превратились в национальный конкурс PR-технологий и политической рекламы. Начало выборов - это объявление творческого конкурса, в котором заявлены хорошо известные и менее известные участники. При этом избиратели ни в коей мере не являются жюри, ибо они ничего не решают, а, подобно собаке Павлова, становятся объектом экспериментов политтехнологов.

В такой ситуации одной из возможностей исправить положение господину Федотову видится возвращение выборам статуса демократического механизма, а гражданскому обществу - возможности мониторинга и обмена информацией через сеть Интернет.

Задача состоит в том, чтобы создать систему добровольных корреспондентов, поставляющих информацию. Фонд ИНДЕМ уже привлек к этой работе более ста индивидуальных наблюдателей и более двадцати неправительственных организаций. В перспективе использование сети Интернет институтами гражданского общества может привести к созданию нового пространства, в котором это общество может быть реструктурировано. А в настоящее время такая система может использоваться для наблюдения за нарушениями избирательного законодательства и размещением компромата, то есть служить цели сделать выборы "прозрачными" и уйти в сторону от манипуляций.

Вице-президент Социологического общества России Анатолий Овсянников отметил, что при рейтинговой оценке личности политика речь идет не о политике-профессионале и его действиях, а о его "светлом образе". Об имидже, о конструкции, созданной политическими технологами, на фоне вычисленных настроений, бытующих в обществе.

Говорят: "Сенсация! У Путина рейтинг растет", а что здесь удивительного? Потенциальный электорат имеет совершенно определенные приоритеты: 60% населения страны говорят сегодня о депортации чеченцев, 70% требуют ужесточить бомбардировки Чечни, 3% одобрили бы атомные бомбардировки, 75% москвичей ждут террористических актов, 70% уверены, что они произойдут.

Таков фон, на котором рейтинг деятеля, социально востребованным атрибутом которого является жесткость, сегодня не может не расти. Но важно задуматься о другом. Профессор Овсянников уверен, что во всех кабинетах имиджмейкеров и политических технологов сейчас уже думают о том, как выявить социально востребованные атрибуты завтрашнего политика.

Настоящий обзор-конспект подготовлен на основе материалов Круглого стола "Глас народа или глас рейтинга", организованного Российским Философским Обществом 15 октября 1999 г. в Центральном доме ученых (ул. Пречистенка, д. 16).

Дата публикации: 00:57 | 17.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.