Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 1999 / Временим? / Контекст

Виртуальный Анатолий жив


Рустам Арифджанов
шеф-редактор газеты "Версия"
Версия для печати
Послать по почте

Размышление о редакторе-профи и о российском читателе

Лежу под зонтиком у кромки Средиземного моря. Читаю. На испанских курортах пока не много русских газет. Старые "Известия", появляющиеся в киосках с опозданием на пару-тройку дней, и еще "Русская Германия". Что уж тут говорить о газетах на русском, которые издавались бы специально для отдыхающих.

В этом смысле англичанам повезло больше. Всем остальным, чтобы узнать о новостях испанского Солнечного берега, приходится листать англоязычную "Costa del Sol".

На мой взгляд, существенное отличие нас, редакторов российских газет и журналов, от большинства зарубежных коллег в том и состоит, что мы представляем свою работу как формирование общественного мнения, а они - как производство товара, который необходимо продать.

Так вот, читаю сущую дребедень. Письмо английского туриста главному редактору с долгим и нудным изложением магазинной истории. Как он зашел в испанский супермаркет, как встретил приятеля, тоже англичанина, как они разговорились, как во время разговора он взял с полки какие-то наушники и стал вертеть в руках, а затем машинально положил в сумку и вышел из магазина, а сигнализация сработала, и его отловили двое испанских "секьюрити", и нашли наушники, и оскорбили, и заставили заплатить штраф в 200 песет, и он возмущен. Вот.

Двести песет - это меньше английского фунта. И все равно англичанин возмущен и пишет в газету, заканчивая письмо гордым, как гимн, заявлением: "I'm Britain and I'm proud! I wasn't born yesterday!"

"Дурак, - решил я. - А мой коллега-редактор дурак еще больший, раз печатает такую чушь". После этого перевернулся навстречу солнцу и задремал. Через некоторое же время услышал разговор под соседним зонтиком. Пожилые англичане живо обсуждали письмо. И сетовали на испанцев, которые всс меряют на свой аршин. И подумать только: честного и гордого британца посмели заподозрить в магазинной краже. Потом я еще слышал разговоры на эту тему: в рыбном ресторанчике, в кофейне, у бассейна.

В общем, редактор оказался далеко не дураком. Он знал своего читателя.

Мое мнение об опубликованном тексте его абсолютно не интересовало. И правда, зачем ему я - говорящий по-русски профессиональный журналист с претензиями? А пожилые пары чопорных английских туристов - главные читатели побережья. Главные покупатели.

На мой взгляд, существенное отличие нас, редакторов российских газет и журналов, от большинства зарубежных коллег в том и состоит, что мы представляем свою работу как формирование общественного мнения, а они - как производство товара, который необходимо продать.

Посмотрим, например, для кого делает газету "Известия" ее главный редактор Михаил Кожокин. Для Потанина. Ведь 51% акций газеты у группы "Интеррос". Для элиты - политиков, политологов, PR-щиков, крупных предпринимателей и руководителей их служб по связям с общественным мнением. Это узкий круг людей. Это круг людей, политически чрезвычайно грамотных, и они понимают, что сегодня голос "Известий" - это голос Потанина, и только в этом качестве "Известия" им интересны. Так же и "Независимая газета" интересна как голос Березовского.

А для кого же делает газету "Комсомольская правда" ее главный редактор Владимир Сунгоркин? Ведь 51% и ее акций принадлежит "Интерросу". Ни в коем случае не для Потанина. Не для элиты. А для людей, которым нужно объяснять - немногословно, не занудно, понятно - что в жизни происходит, а не только в подковерной политэкономике. Для них, живущих повсюду в России, "Комсомолка" - независимая газета из Москвы. Голос работающих там журналистов. Почувствовали разницу?

Сравним. У "Комсомолки" растут тиражи, ее финансовые дела успешны, она развивается в регионах. У "Известий" тиражи падают, финансовые дела настолько плохи, что срочно меняют президента ОАО (приглашая человека из "Комсомолки"), а в провинции издание читают все меньше и меньше. Разные подходы. Для Сунгоркина газета - бизнес. Для Кожокина - политика.

Какие бы социологические исследования ни проводились, что бы там ни определяли социологи (допустим, что средний известинский читатель - пожилой пенсионер с номенклатурным прошлым), ну не будет делать газету для пенсионера Кожокин. Не будет писать именно для него, бывшего совпартработника, Максим Соколов. Не будет расшифровывать для провинциалов сложные макроэкономические хитросплетения Дмитрий Кузнец.

Потому что им важнее мнение и оценки людей их круга. И я понимаю коллег.

Пять лет назад у издателей из немецкой "Бурды" родилась идея сделать недорогой журнал для российских женщин. Я уж не знаю, с чего вдруг они решили пригласить именно меня начинать этот проект. Я тогда работал в "Известиях", писал заметки на экономическую тему, правда, весело. Писал и думал: а вот Сереге Мостовщикову понравится или нет? А Игорю Мартынову? Или Владиславу Шнейдеру? И вот пригласили делать журнал для женщин.

И я собрался делать журнал для женщин, но так, чтоб он нравился Сереге, Игорю и Славе.

Немцам идея понравилась. "Отлично, - сказали они. - У вас, герр Рустам, еще сколько друзей? Сто, пятьсот? Мы-то планировали журнал, который будет нравиться полумиллиону российских женщин. А вы как планировали?"

Немцы - герр Маде, герр Листевник, герр Паль - научили меня главному - театру. "Журнал, - объясняли "бурдовские" монстры, - это спектакль. Где у тебя кульминация, где развязка? Где женщина должна смеяться, а где плакать?"

Я ненавидел немцев. Ненавидел за то, что над проектом журнала, над куцыми примитивными заметками, над "мыльными" репортажами смеялись и иронизировали все мои друзья - от Сереги до Славы. Мне приходилось изворачиваться, мне приходилось актерствовать - заметки писал, редактировал не я, журналист Рустам Арифджанов, а кто-то другой, старающийся угодить любительницам сериалов и собирательницам кулинарных рецептов. Ноль политики. Ноль тонкой игры ума. Ноль нововведений.

Мы пекли журнал с немецкой педантичностью: здесь 12 строк о моде, здесь фотография ребенка, здесь рамка. Шаг влево, шаг вправо - огонь. Мы испекли "Лизу" - журнал, тираж которого рос как на дрожжах. 300 тысяч экземпляров, 500 тысяч, 800 тысяч!

Так я узнал нечто новое о своей профессии. Хороший редактор и журналист-лицедей. Он должен вживаться в образ самой настоящей Софы Палны, переживающей из-за Сиси или Хосе Альберто, вживаться в образ не виртуального, а реального шофера Анатолия, подъезжающего с утра к киоску перед тем, как ехать за шефом, и покупающего... Как вы думаете - что?

Важно понять и разделить, что интересно им - шоферам и домохозяйкам, бухгалтерам и операционисткам банков, а что нам - не очень большой прослойке журналистов и даже политиков. Их - миллионы. Нас только тысячи. Мы работаем на них и для них.

Ко мне недавно пришла девушка из нового журнала "Издатель" писать заметку в рубрику "История успеха". Речь шла о новом проекте - газете "Версия", тираж которой за полгода вырос вдвое и сейчас достиг цифры 200 000 экземпляров.

"В чем, - спросила девушка, - секрет? Ведь не все статьи в газете умны. И некоторые - крикливы. А некоторые - примитивны".

А в том, что - повторяю и буду повторять - мы работаем не для себя. Не может актер играть только для актеров, художник рисовать только для художников, сапожник шить исключительно для своей семьи, а вагоновожатый возить в трамвае только друзей и знакомых.

Старая истина: искусство не может быть только для искусства. Но именно ее мы - которых тысячи (или даже сотни) - слишком часто как раз и забываем.

Прав редактор испанской газеты для английских туристов. А мы не правы. Он-то знает, что виртуальный шофер Анатолий вовсе не плод вымысла социологов. Он - живой.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Временим?
Контекст
От главного редактора
Марина Щедровицкая
От со-редактора
Дмитрий Петров
Виртуальный Анатолий жив
Рустам Арифджанов
Вызов свободной печати
Ефим Островский
Медиатизация политики
Иван Засурский
Среда
Зачем РАСО нужна АКОС? Зачем АКОСу будет нужна РАСО?
Марина Щедровицкая
Логика взрослого бизнеса
Игорь Писарский
Мнение
Говорите с общественностью по-русски
Петр Шихарев
Практика
В двух словах об интернет-рекламе
Антон Никитин
Новости
Битвы мамонтов
Анвар Амирамов
Академия
Гуманитарные технологии, развитие общественных связей и... имидж России
Петр Щедровицкий
Патрик Шампань: Делать мнение
Марина Щедровицкая
Магистр
"Новые профессии" и как их освоить
Алексей Тупицын
Концепция обучения по специализации "Избирательные технологии"
Алексей Куртов, Михаил Каган
Курьер
Регламентация по-старому
Иван Денисов
Агитация по-новому: халявы не будет
Леонид Кириченко
Книжный стенд
Еще раз о "Великой восточной технике введения мягкого в твердое"
Но вам полезен этот яд?..
Голубое сало
Владимир Сорокин
Практический опыт бывалых российских политконсультантов
Андрей Максимов
Пишите по-русски...
Виктор Пелевин как рекламный сюжет
Гуманитарные фабрики
Навык махать собаками
Андрей Плахов
"Шакалы ротационных машин" явились в мир из кино
Сергей Маньшинин, Сергей Соколов


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.