Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты






Монтаж кондиционеров москва


soob.ru / Контент / Открытая трибуна

… 3, 2, 1. Поехали! История одного космического полёта, рассказанная женой астронавта. Продолжение

Лена Де Винне
Опубликовано: 02:26 22 марта 2011

Версия для печати

Послать по почте


Бренда, Юля, Боб, Рома, Франк, спасибо вам, что вы доверили мне рассказать нашу историю

Лена

… Три, два, один – ПУСК!

В ярких языках резвящегося пламени Ракета с моим мужем и двумя его близкими друзьями радостно умчалась в ярко-голубую высь. Прекрасный день, идеальный пуск. Апофеоз мечты и стремлений. Долгие годы тяжелой и напряжённой работы. Пройдет шесть месяцев, прежде, чем мы снова будем вместе...

… ПУСК – и ровно в эту секунду начался мой обратный отсчёт.

Твое дело лишь рассказать, как оно было, а обо всем остальном Судьба позаботится сама.

Элизабет Гилберт

Киото, Токио, Цукуба, Япония

Я совершенно не представляла, чего ожидать от Японии и, как оказалось, реальная Япония не имеет никакого отношения к моим представлениям о ней. Всего через несколько минут после посадки в международном токийском аэропорту Нарита мне пришло в голову, что Япония – это «Германия Востока» (не путать с Восточной Германией) - примерно как Санкт-Петербург называют «Северной Венецией». Уровень организованности и безупречной правильности, витавший в воздухе, зашкаливал даже по европейским меркам. В Европе самыми собранными и аккуратными считаются немцы. Но Германии немного не повезло с соседями, куда менее дисциплинированными и оказывающими на неё дурное влияние. А Япония – остров, наверное поэтому ей и удалось сохранить свою чистоту восприятия и прямоту действий.

Паспортный контроль. Милая девушка-пограничница в ужасно симпатичной, хотя и безупречно строгой униформе. Перед поездкой мне посоветовали не смотреть в глаза официальным лицам. Японская девушка лишь вскинула на меня взгляд, и тут же отвела его в сторону. Я украдкой посмотрела на неё и стала озираться по сторонам. Ни разу раньше не встречала пограничников, которые бы не рассматривали людей бесцеремонно, а иногда даже свысока и полубрезгливо.«Чпок-чпок» простучали шлепки печати в паспорте. «Добро пожаловать в Японию!»

Между Японией и Россией – лишь небольшая полоска воды. Но какова разница! Пока писала про Японию, пришло в голову, что на границе своей родины я ни разу не слышала «Добро пожаловать в Россию» или «Счастливого пути» – ни раньше, ни сейчас. Сфера услуг с человеческим лицом в лучшем виде. Да, именно так. Я считаю, что обеспечение безопасного перелёта и пересечения границы это именно услуга, которую я приобретаю, купив билет. И почти в каждой поездке приходится удивляться, что те, чья зарплата складывается из денег авиапассажиров, в подавляющем большинстве так не считают.

Есть такой бородатый анекдот советских времен. Иностранец приезжает в Россию, выходит из здания аэропорта и едва не падает в яму, которая ничем не огорожена. Он подходит к ближайшему милиционеру:
- Там яма в дороге, её надо огородить верёвкой с красными флажками. - говорит возмущенный иностранец.
- Но Вы же пересекли границу нашей страны - отвечает милиционер. - Да, ну и что?
- Так прямо на въезде висел большой красный флаг.

Но вернемся к Японии. После самого робкого паспортного контроля в мире я с любопытством предвкушала общение с местной таможней. Мы приехали на две недели.
- Что вы везёте в нашу страну? - спросил очень строгий с виду мужчина, и в его голосе прозвучали интонации, которые в европейской культуре означали бы глубокую озабоченность и беспокойство. Сильно сомневаясь, что мой внешний вид подозрителен для таможенников, я списала серьёзность его интонаций на свою неспособность правильно их понять.
- В этой сумке одежда, в другой - книги, обувь, косметика. В рюкзаках личные вещи и компьютеры, - медленно и тщательно артикулируя ответила я ему.
- Я проверю вот эту сумку», - он указал на ту, где, как и было сказало, лежала только одежда. На лице добросовестного японца отразилась непоколебимая решимость защитить свою страну от всей нелегальной одежды в мире.
- Конечно, пожалуйста. - Я открыла сумку.
Там была куча тряпок и больше ничего. Выражение лица верного долгу таможенника на моём языке мимики означало глубочайшую степень разочарования.
- Я обещал, что проверю только одну сумку, поэтому я проверил только одну сумку. Добро пожаловать в Японию.
Безупречная логика. Слово самурая.

У нас была возможность съездить в Киото. Для этого нужно было купить билеты на скоростной поезд «шинкансен». По счастью, нас предупредили заранее, что почти нигде нельзя расплатиться кредитной картой. Зато у багажных тележек удивительно удачная конструкция и с ними можно встать на эскалатор, ведущий на платформу. На платформе люди выстраивались в очередь перед нарисованными на полу полосками. Мы подошли и, естественно, встали посередине , чтобы никто не маячил перед носом. По выражению лиц пассажиров и сотрудников мы сразу поняли, что совершили что-то непростительное и поспешили встать в общую очередь.

Кондукторы в Японии при входе в вагон кланяются и произносят невероятно длинное и почтительное приветствие. Они проверяют билеты и уходят с таким же поклоном и столь же витиеватым прощанием. Туалеты в поезде (как и во многих других туристических местах) двух типов: местный и европейский. (Догадываюсь, что вам забавно, что после шуток в адрес интересующихся космическими туалетами, сама я говорю о японских туалетах как об одном из самых интересных впечатлений за всю поездку). Местный японский туалет это то, что в Европе зовётся «французским туалетом», а в России — старым советским туалетом как в пионерском лагере, т.е. просто дырка в полу. А европейский – нечто, на первый взгляд, похожее на обычный унитаз, но честное слово, у него есть панель управления, на которой больше кнопок и переключателей, чем на приборной доске моей машины! Должна признаться, что первой фотографией, которую я сделала после приземления в Японии, была фотография панели управления туалета в токийском аэропорту. Там было не только сидение с подогревом, но и особо полюбившаяся мне кнопка для создания искусственного звука льющейся воды! Увы, этого я запечатлеть не смогла.

Японские туалеты и комиксы-манга застявляют задуматься о гиперкомпенсации по Фрейду. Судите сами. В прошлом здешние туалеты были не слишком удобны. Вот японцы и разработали высокотехнологичное оборудование для физического комфорта и спокойного расслабления – неотъемлемых составляющих важного естественного процесса. Что же касается комиксов манга, восточные лица имеют особую форму, особенно глаза. А у всех персонажей из японских мультиков глаза, как у диснеевского оленёнка Бэмби. Японки по большей части миниатюрны, их тела по пропорциям и формам, как правило, отличаются от европейских. Но в комиксах у любой взрослой японской женщины невероятно узкая талия, широкие бёдра и огромная грудь.

Я люблю японскую кухню. В глубине души я уверена, что в одной из прошлых счастливых жизней была японцем. Хоть ни слова не понимаю по-японски, и всё вокруг выглядело странно и непонятно, я ощущала себя абсолютно счастливой: было чувство, что побывала дома и полностью перезарядила батарейки. Франк же, в отличие от меня, любит мясо и прочую типично «мужскую» еду. Через два дня на рисе и рыбе, которые привели меня в состояние экстаза, нам пришлось отправиться на поиски «настоящей» пищи. Решение явилось перед нами в форме двух до боли знакомых желтых дуг, складывающихся в букву «М», которую ни с чем не перепутать. Мы, двое взрослых людей с «неправильной» внешностью, окруженные толпой японских подростков, сумели, отстояв в очереди, пробиться в МакДональдс, купили впервые с момента приезда в Японию понятную еду и с трудом нашли столик на верхнем этаже. Мы были по крайне мере в два раза старших всех присутствующих. Впрочем, им это было безразлично: уши заткнуты музыкой, в руках — электронная игра или мобильник.

В витринах японских ресторанов выставлены все блюда, которые там подают. Выглядят они как настоящие, но сделаны из пластика. Думаю, производство пластмассовой еды в Японии — бизнес выгодный. На пути нам попалась небывалой красоты витрина кафе-мороженого, уставленная произведениями пластмассового искусства — сотнями различных комбинаций разноцветных мороженых шариков, фруктов, шоколадной крошки и соусов. В кои-то веки моим первым жгучим желанием оказалось не есть, а фотографировать. Увы, это оказалось строго запрещено. По наивности я честно призналась в своих намерениях сотрудникам заведения. Поэтому они не просто ответили «нет», а провожали нас взглядом, пока мы не скрылись из вида, проявляя бдительность, чтобы я не сделала снимок тайком. Я так на них обиделась, что не стала покупать их мороженое. Зато когда увидела магазин с сотнями пластмассовых тортов, я была уже опытным папарацци: поставила Франка перед витриной и обфотографировала его со всех сторон. Кто посмеет мне помешать фотографировать собственного мужа?

Ещё одна любопытная деталь. Редкие не-японцы здороваются на улицах, как-будто они знакомы. Как-то мы рассматривали карту токийского метро. К нам подошёл француз, предложил помощь и даже сделал крюк, проводив до нужного места. Это было ужасно трогательно и ностальгически приятно: совершенно посторонний человек, живущий в Японии, помнит, как трудно сориентироваться здесь иностранцу, и запросто предлагает помощь. В западном мире такое встретишь разве что в Исландии.

Когда я замечала на улицах собак, я ловила себя на том, что меня куда больше удивляет вид знакомых пород в сопровождении японцев, нежели породы, которых я никогда раньше не видела. В Цукубе мне повстречался на улице дружелюбный золотистый ретривер. Он, как и положено всем воспитанным японцам, был самым покладистым ретривером в мире. Он и ещё несколько местных псов, с которыми я пыталась подружиться, поражались моей русской болтовне (я по привычке разговариваю со всеми собаками по-русски) не меньше, чем я удивлялась их привычному виду и овальным глазам в этом странном для меня мире.

Здесь же, в Японии, я в кои-то веки не сумела добиться от сферы услуг того, что на мой взгляд было вполне разумно, а главное, выгодно для их бизнеса. Мы хотели взять напрокат велосипеды на всю группы из пяти человек на две недели нашего пребывания в Цукубе. Пункт проката находился возле автобусной остановки (10 минут пешком от гостиницы), а работа была в 20 минутах ходьбы, но в противоположном направлении. Внимание, вопрос: агенству по прокату велосипедов выгодно сдать в аренду пять велосипедов на две недели или нет? Я предлагала заплатить заранее за две недели и оставить залог на случай поломки. Сами понимаете, смысл в велосипедах есть только, если они дожидаются тебя при входе в гостиницу. Однако согласно буклету, велосипеды выдавались только на один день и на период с 9:30 утра до 6:00 вечера. Причём я не могла, хотя бы на пальцах, вести переговоры самостоятельно: почти никто в Японии не понимал ни слова по-английски. Пришлось просить консьержа в гостинице позвонить в пункт проката. Бедный консьерж! Я так его озадачила своей неформатной постановкой вопроса, что он, то ли от удивления, то ли со страха, начал мне зачитывать вслух содержание английского буклета. После третьего захода про «не положено» я настояла, чтобы он позвонил в службу проката и объяснила ему, что именно сказать по телефону. Он сделал вид, что понял, набрал номер, судорожно сжимая трубку в нервных пальцах, и что-то долго говорил. К его огромному облегчению, японская правда восторжествовала. Он повернулся ко мне и односложно сказал: «Нет в буклете. Нельзя». Как будто я этого уже не слышала. Признаюсь, я была удивлена до такой степени, что не нашлась, что сказать, а такое, поверьте, со мной бывает нечасто. Я ведь предлагала деньги за что-то, что продавалось. Но в рекламном буклете не было такой услуги, то есть совершенно очевидно, что предоставить её не было никакой возможности. Впрочем, для меня останется тайной, что именно сбивчиво говорил по телефону взволнованный консьерж. Может он просто оправдывался; что-то вроде: «Слушай, тут передо мной сумасшедшая постоялица, которая думает, что можно сделать за деньги что-то, о чём не написано». А может он и не им звонил.

Кульминацией японской организованности стал завтрак в том же отеле. Меню было комплексное, никакого буфета или шведского стола (при том, что это заведение у них называлось, заметьте, «American Diner»). Я попросила заменить оладьи на тосты (казалось бы, дешевле). Но нет: не соответствует меню! Ешьте блин и без вариантов! Или, если хотите тост, закажите другой завтрак, съешьте хлеб, а всё остальное оставьте. Короче, ушла я из этой забегаловки, пошла в супермаркет и накупила суши на завтрак. День прошёл прекрасно. После фиаско с тостом мне показалось, что я стала лучше понимать проблему пункта проката велосипедов. До тех пор, пока я не зашла в хваленую японскую баню и не попыталась выяснить, как нам всем туда сходить. Гневу праведной смотрительницы входа в баню не было передела, когда я шагнула к её стойке. Как выяснилось, я сделала на один шаг больше, чем можно, не снимая обувь. Так что и из японской бани я убралась ни с чем. Пришлось всем мыться в гостинице, любуясь на плакаты с иллюстрированной инструкцией по использованию японских туалетов.

Наш японский друг, астронавт Коичи Ваката, организовал для нас чайную церемонию и посещение буддийского храма в районе Токио «Асакуса». Оставлю описание традиционной чайной церемонии специалистам. Расскажу лишь о том, как нам повезло с датами поездки. Был канун 3 февраля - даты традиционного японского праздника «сецубун», который, по преданию, приносит в дом счастье. Принимавший нас священник храма Асакуса специально для нас открыл вход в молельный зал с Буддой, куда не пускали других посетителей, и подарил каждому по небольшому мешочку с бобами. Вечером того же дня следовало съесть бобы по числу прожитых лет, а остальные разбросать. Этот ритуал изгоняет зло и привлекает добро. Вечером мы собрались в холле гостиницы и отсчитали каждый нужное количество бобов. Я честно съела все бобы, которые мне полагались. Кто-то съел больше, чтобы не выбрасывать такой хороший продукт. Я лично подозреваю, что Франк смухлевал и не стал есть все положенные ему по возрасту бобы, а ссыпал их обратно в мешочек так, чтобы я не видела — он не любит растительную пищу непонятного происхождения. Но я на всякий случай не стала уточнять — пусть считается, что он тоже сделал всё для своего счастья строго по правилам. Потом мы пошли на улицу бросать оставшиеся бобы — кто дальше кинет — а потом разошлись спать. Прекрасное завершение дня, полного радости, веселья и счастья.

Японское слово «да» (звучит как «хай») на самом деле означает «я вижу, что вы говорите, и стараюсь вас понять». Это ни в коем случае не значит, что собеседник с вами согласен. Пару раз после занятий Франк со смехом рассказывал мне, как инструкторы давали экипажу задачу и предоставляли полную свободу действий . Они отвечали «хай» на любой вопрос, но в завершение говорили «нет-нет-нет». - Как это «нет»?! Вы же согласились со всем, что мы говорили вам все это время! - Хай.

Несколько недель спустя я столкнулась на работе в коридоре со своим другом Ари Боше. - Ари, я была в Японии, это удивительная страна! - сказала я, пока мы поднимались по лестнице. - А, так ты теперь говоришь по-японски. Хай! – Он отвесил преувеличенно любезный поклон и от души рассмеялся.

Краткая биография автора:

Лена Де Винне

Родилась и выросла в Москве, закончила столичную 36 школу (которую по-прежнему считает основным источником всех своих знаний и умений), затем Московский Энергетический институт. Увлекалась лингвистикой, искусством и психологией.

С 1992 года живёт в Нидерландах. С 1993 по 2008 год работала в Европейском Космическом Агенстве (ЕКА) в международной программе пилотируемой космонавтики.

Параллельно с работой получила степень МВА и степень PhD по психологии. Во время работы в космической отрасли встретила своего мужа — астронавта Франка Де Винне, который стал первым Европейским командиром Международной Космической Станции.

Автор этой поистине уникальной книги – Лена Де Винне, жена бельгийского астронавта Франка Де Винне. В этом удивительном документальном повествовании сплелись переживания жены, на полгода разлученной с любимым человеком, точные наблюдения профессионала (автор 15 лет проработала в Европейском Космическом агентстве) и острый взгляд дипломированного психолога. В книгу также вошли личные истории, рассказанные членами экипажа – Романом Романенко, Бобом Тёрском и Франком Де Винне, а также их жёнами Юлией, Брендой и самой Леной – о том, что произошло с ними до, во время и по окончании полугодового космического полета.

В каждой строке чувствуется личность автора – наблюдательного, ироничного, порой жёсткого, но всегда документально точного. За 50 лет существования пилотируемой космонавтики эта книга – наверное, первая, в которой человеческая история так блестяще сочетается с профессиональным взглядом непосредственных участников событий.

Повесть будет особенно интересна российским читателям. Они впервые увидят другую, непарадную сторону российской космонавтики, о которой прежде никто не решался написать.

Ранее документальная повесть Лены Де Винне выходила на английском, фламандском и французском языках.

Вся прибыль от русского издания книги идет в благотворительный проект «Парад кукол – детям» http://paradkukol.ru/

Прибыль от остальных изданий идет в бельгийское отделение ЮНИСЕФ http://www.unicef.be/



Свежий выпуск:
№ 0 2011 Рождественские лекции 2000-2007 гг.


Мы меняемся! Вместе с вами.



e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.