Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Контент / Открытая трибуна

… 3, 2, 1. Поехали! История одного космического полёта, рассказанная женой астронавта. Продолжение

Лена Де Винне
Опубликовано: 07:23 9 марта 2011

Версия для печати

Послать по почте


Продолжение



… Три, два, один — ПУСК!

Photograph by: Chris Mikula, The Ottawa CitizenВ ярких языках резвящегося пламени Ракета с моим мужем и двумя его близкими друзьями радостно умчалась в ярко-голубую высь. Прекрасный день, идеальный пуск. Апофеоз мечты и стремлений. Долгие годы тяжелой и напряжённой работы. Пройдет шесть месяцев, прежде, чем мы снова будем вместе...

… ПУСК — и ровно в эту секунду начался мой обратный отсчёт.

Твое дело лишь рассказать, как оно было, а обо всем остальном Судьба позаботится сама.

Элизабет Гилберт

Звёздный городок, Москва, Россия

Роскосмос (Российское федеральное космическое агентство), расположено в центре Москвы, недалеко от станции метро «Проспект мира». Различные компании, занятые в производстве космических аппаратов, находятся в Москве, Подмосковье и ещё нескольких российских городах. Звёздный городок — Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина — расположен в Подмосковье по Щёлковскому шоссе. В зависимости от ситуации на дорогах, путь от аэропорта Шереметьево до Звёздного городка может занять от одного до нескольких часов. Если вы собираетесь приехать зимой, очень рекомендую выехать с большим запасом времени. Мой «личный рекорд» - четыре с половиной часа, но по счастью, он был установлен, когда я ехала из аэропорта и никуда не опаздывала. На наших глазах несколько человек, полагая, что двух-трёх часов будет достаточно, опоздали на самолёт из-за безумных московских пробок.

В конце 90-х программа «Мир» - «Шаттл» (когда американские «Спейс Шаттлы» летали к российской орбитальной станции «Мир») стала предшественницей Международной Космической Станции. В рамках этой программы НАСА построило в Звёздном городке коттеджи для своих экипажей и персонала: в центре закрытого подмосковного городка появился кусочек Хьюстона. Там часто проводятся встречи; здесь же организуется праздничный шашлык в честь американского Дня независимости 4 июля. В коттеджах живут почти все, кто связан с подготовкой к космическим полётам с американской стороны. Здесь царит удивительная атмосфера товарищества и взаимопонимания. Исключительно серьёзные взрослые люди, занимающие ответственные должности, коротают вечера, вместе: занимаются приготовлением еды, моют по очереди посуду, помогают друг другу с домашним заданием (да-да, обучение космическим премудростям сопровождается, как в школе, домашней работой; более того, за экзамены ставят оценки как в школе — учиться на отлично здесь очень престижно!) или просто отдыхают в большой гостиной.

Ну где ещё взрослые люди так живут?! Думаю, что нет другого места в мире, где в соседних комнатах могут одновременно вести сеанс связи с Космической Станцией, заниматься фитнесом, готовить еду, играть на гитаре, в пинг-понг или бильярд, смотреть кинофильмы. Там же стоят слегка расстроенное пианино и старый музыкальный автомат. Здесь каждый легко найдет, чем заняться на досуге, коротая свои вечера.

Среди сотрудников НАСА в Звёздном городке обязательно есть врач, который следит за здоровьем экипажа. К счастью для всех обитателей, почти все врачи отлично готовят (впрочем, как и многие астронавты). Конечно же это не входит в их профессиональные обязанности – просто хлопоты на кухне и совместные ужины, которые каждый по очереди готовит на всех, помогают избавиться от ощущения кочевой жизни, создать домашнюю атмосферу.

Приготовление пищи планируют примерно на неделю вперёд, и каждый, зная свой график, вызывается «дежурить по кухне» в удобное для него время. В один прекрасный день настала и моя очередь готовить на всех. Чем ближе был «мой день», тем в большей панике я пребывала — представьте себе, что будет, если по моей вине весь западный контингент астронавтов, проходящих подготовку в Звёздном городке, получит пищевое отравление?! Даже гарантированно беспроигрышный вариант — куриная грудка, запеченная с сыром, луком и майонезом, стоила мне нескольких бессонных ночей. А вдруг продадут некачественную курицу, и я в кои-то веки не почувствую это по запаху? Как и положено русской женщине, сначала я переживала, что не успею вовремя (хотя картошку начала стругать накануне вечером), потом, что может не всем хватить, потом, что кому-то не понравится, потом, что попросят только по одной порции добавки, потом, что слишком много остаётся, и потом, каким образом и кому раздать всё оставшееся после застолья, чтобы не пропадало добро. На первом этапе страданий от накала эмоций я даже пару раз позвонила маме уточнить, как класть курицу в духовку. Обошлось: курицу съели, здоровье сохранили и, самое главное, всем понравилось всё, приготовленное мной!

Самым запоминающимся и неожиданным оказался для меня вечер празднования дня рождения девушки-астронавта из Южной Кореи. Приближался её кратковременный полёт. Настоящие имена двух корейцев, проходивших подготовку, оказались чрезвычайно сложны на слух. Поэтому их сразу же стали звать просто Соня и Косан. И вот, день рождения Сони. На столе среди огромного количества незнакомой еды (например, большая миска перчёных макарон, увенчанных кусочками льда, чтобы блюдо оставалось холодным) красовались два великолепных классических торта с белым кремом и разноцветными кремовыми же розами. Остальные корейские деликатесы ни чем не походили на привычную для нас острую корейскую морковку, и кстати, были на удивление не вкусными. К концу ужина лично мне все ещё банально хотелось есть. Подходило время десерта. Тут Соня и Косан вдруг обменялись многозначительными взглядами, и прежде, чем кто-либо успел что-то понять, Косан взял один из тортов и залепил его в лицо Соне. Примерно тридцать гостей застыли от неожиданности в своих позах (прямо как в нашей детской игре «море волнуется раз»), и понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что оба корейца хохочут в голос. Из-под торта Сони совсем не было видно, но выглядела она тем не менее абсолютно счастливой и довольной. Оказалось, что по корейской студенческой традиции, день рождения не удался, если имениннику не вымажут лицо тортом. Большим и красивым. Признаться, я не жалею, что мы не переняли этот замечательный обычай. Впрочем, наблюдать его со стороны было весьма занятно.

Все жители коттеджей очень много и напряжённо работают. Они живут неделями вдали от дома, скучают по своим семьям. Нам невероятно, просто исключительно повезло, что я имела возможность почти всё время путешествовать с Франком. И всё же, мне хочется верить, что не одна я с ностальгией вспоминаю эти околокосмические весенние, осенние, летние и зимние подмосковные вечера в Звёздном городке. Возможно, они напомнили мне о моей студенческой молодости, стройотрядах и «картошках» восьмидесятых. С той только разницей, что у теперь у нас есть средства на приличную еду, а родители не каждый день спрашивают, хорошо ли ты спал и что ты поел.

Кремль и Красная Площадь

Все экипажи «Союза» по традиции незадолго до старта посещают Красную площадь и Кремль. Они возлагают цветы к мемориальным доскам Юрия Гагарина, и Сергея Королёва, «отца» русской космонавтики («дедушкой» считается Константин Циолковский – он разработал теорию, а Королёв применил её на практике).

Часть Кремлевской стены за мавзолеем, который на сегодняшний день остаётся главным, хоть и не бесспорным памятником советскому строю, стала мемориалом для ключевых фигур советской и российской истории. Кстати, я считаю, что важнейшим вкладом в переосмысление роли Ленина в истории нашей страны стало перемещение почётного караула от Мавзолея к Вечному огню. Правда, не пойму, почему Ленина никак не вынесут и не похоронят — вроде бы с коммунистическим прошлым уже расстались. Да и не по-людски это как-то — тело почти сто лет земле не предавать. Ох уж эта наша загадочная русская душа.

Особое понятие – «быть похороненным в Кремлевской стене». Часть стены, отделяющая Кремль от Красной площади, считается самым престижным кладбищем России. Последний приют национальных героев. Лично я не понимаю, что там до сих пор делает Сталин, но, увы, есть люди, которые с этим поспорят. На досках начертаны имена усопших, перед многими из них цветы, традиционно — красные гвоздики. Единственная возможность попасть к этой части Кремлевской стены – через мавзолей, при выходе из которого посетители идут по строго определенной дорожке вдоль стены.

С 2009 года «Союзы» запускают четыре раза в год. До этого было два пуска «Союза» в год; чаще летали «Шаттлы». Но теперь программа «Шаттлов» постепенно сворачивается, и ротацию экипажей будут производить на «Союзах». Раньше их запускали в апреле и октябре. Полёт Романа, Франка и Боба был вторым в 2009 году, но первым из двух дополнительных; он пришелся на конец мая. Поэтому визит экипажа на Красную площадь впервые совпал с подготовкой к празднованию Дня Победы.

Когда я впервые попала в Европу, меня очень удивило, что англичане, французы и американцы на полном серьёзе спорят, кто из них выиграл войну. Сначала я просто не могла найти себе места из-за внутреннего возмущения и не знала, как реагировать. Для меня это звучало безвкусно низкопробно — такими вещами не шутят. Европейские или американские читатели, наверное, даже не понимают, что я имею в виду. Их-то учили, что победила именно их страна. Но вы, мои уважаемые российские читатели, я уверена, недоумеваете вместе со мной. Как можно оспаривать роль России во Второй мировой войне, которую у нас называют Великой Отечественной?

За восемнадцать лет жизни за границей я обсуждала этот вопрос с людьми из разных стран и с различным уровнем образования. Тогда я была ещё худшим дипломатом, чем сейчас. «Небольшие разъяснения», как, например, то, на чьей территории происходила основная часть боевых действий (для тех, кто не уверен, ответ - «СССР»), сколько русских людей погибло в этой войне (для тех, кто не знает - более 26 миллионов), где произошел решающий поворот (если в ваших исторических книгах этот факт опущен, это случилось на территории России), помогают иначе взглянуть на то, что на Западе воспринимают как достижения американского, английского и французского альянса. Увы и ах, я слышала эту историю столько раз, что поняла: люди не шутят, а говорят то, во что искренне верят. Как жаль, что как ни старайся быть объективным, во всем мире история остаётся в плену у пропаганды.

Из-за напряжённого графика единственным возможным днем для визита экипажа на Красную площадь оказалось 7 мая. Вплоть до последнего момента никто не знал, состоится ли поездка — центр был перекрыт из-за проезда военной техники: генеральной репетиции Парада Победы.

В Москве до сих пор не хватает приличных общественных туалетов. У моему удивлению один удалось найти прямо у Спасской башни на Красной площади (вход – в нескольких метрах слева от неё, напротив храма Василия Блаженного — очень рекомендую). Температура внутри градусов на десять ниже, чем снаружи, как в настоящей темнице. Сейчас столько пишут и говорят о тайных подвалах Кремля, многокилометровых туннелях, подземных тюрьмах КГБ, специальных линиях московского метро для правительства, что волей-неволей у меня возник вопрос, что же было раньше в этом гулком подземелье?

Я не владею подробностями и верю далеко не всему, что нынче публикуют и говорят, и всё же тема катакомб в центре столицы глубоко тревожит меня по сей день.

Моего деда Захара арестовали в ноябре 1937 года. Он был высокопоставленным служащим министерства культуры. Как и миллионам других невинных людей, ему смертельно не повезло: против него было сфабриковано чудовищное по своей дикой нелепости дело. Семье сообщили стандарный для тех лет приговор – «десять лет без права переписки». На самом деле его почти сразу же расстреляли, цинично оставив родным напрасную надежду. В начале девяностых, когда сталинские преступления начали выходить на поверхность, моя мама Лида со своим братом Абрамом нашли в бывших сверхсекретных архивах, что их отцу предъявили обвинение в «разрушении библиотечного дела в стране».

Мою бабушку Эмму как «жену врага народа» сразу же после ареста мужа забрали и выслали из Москвы, сначала «на сто первый километр», а потом в А.Л.Ж.И.Р. - акмолинский лагерь жён изменников родины, затерявшийся среди казахских степей — один из «островов» архипелага ГУЛАГ.

Так Лида, дочка высокопоставленного чиновника, осталась сиротой в четыре года. К счастью, Абрам, которому тогда едва исполнилось восемнадцать, сумел удочерить её, чем спас от сиротского приюта.

Эмма сошла с ума от горя. Она забыла, что у неё есть дочь, помнила только сына. Когда моя мама с братом, незадолго до смерти Эммы наконец смогли навестить её, она не узнала Лиду, приняла её за старшую двоюродную сестру. Моей маме Лиде было тогда двенадцать лет.

И в то же время глупейшая советская жестокость всероссийского масштаба, вероятно, спасла Абраму жизнь. Накануне битвы под Москвой его по возрасту должны были забрать в ополчение; но как «сын врага народа» Абрам был сочтен «недостойным» защищать столицу своей Родины. Заклейменный позором, он остался выполнять канцелярскую работу. А большинство ополченцев-защитников Москвы погибло в ноябре-декабре сорок первого года.

Пока я писала этот рассказ, в голову закралась мысль, что, может быть, история моей семьи заложила фундамент моего неприятия любого бюрократического вмешательства в жизнь людей...

После возложения цветов мы отправились на экскурсию по Кремлю. Когда-то давно, в мои московские студенческие годы, я подрабатывала экскурсоводом по Москве. Я много бывала в Кремле и хорошо там ориентируюсь. Однако никогда раньше я не видела его таким пустым. Когда мы добрались из Звёздного городка до Москвы, в которой только-только открыли после прохода техники центральные улицы (поездка заняла несколько часов), и выполнили положенные церемонии и фотографирование, Кремль уже был закрыт. Нас впустили через ворота в Спасской башне. Была б зима, решила бы, что это новогоднее волшебство — так хотелось в детстве ну хоть раз зайти в Кремль через самую важную башню страны с её самыми главными часами. Особенно об этом мечталось после Кремлевской ёлки - «главной ёлки страны» - пока толпу детей, высыпавших на улицу из Дворца Съезда, строили и отправляли ходить по кругу в ожидании родителей. Крепко обняв «подарок» (красную пластмассовую Спасскую башню, которой предстояло занять место дома под ёлкой рядом с рыжей белогривой коняшкой на колёсиках и пластмассовой Снегурочкой за десять копеек) я ждала, когда мама выдернет меня из этой угнетающей круговерти.

И вот — персональная экскурсия по пустому Кремлю. О дивный мир старорусского искусства и традиций… его описание я оставлю историкам и искусствоведам — они, в отличие от меня, знают, о чём стоит рассказать. Для нас же Кремль стал первым символом того, что космический полёт уже совсем скоро. Кстати, я раньше не знала, что внутри Кремля, за соборами, на газоне ближе к стене вдоль Москвы-реки есть космический мемориал – дерево, посаженное Юрием Гагариным после его возвращения из космоса.

Семьи экипажа были приглашены на посещение Красной площади и Кремля, но Юля не смогла к нам присоединиться. Как образцовая жена, она готовилась к завтрашнему праздничному ужину. Группа Роминых друзей из его авиационного училища собирались отметить официальное назначение Ромы на предстоящий полёт. Вам может показаться, что в этом нет ничего особенного — у всех нас есть «группы друзей», которые собираются по торжественным случаям. Но это не совсем так: Рома учился на Украине, его друзья живут и работают в разных точках земного шара, собрать их вместе требует примерно столько же усилий, как и организация международного саммита на правительственном уровне. И они собрались. Один прилетел из Канады, другой отменил поездку в Индию, остальные съехались из разных концов бывшего Советского Союза. Собрались по особому поводу – отметить, как один из них через две недели сделает ещё один шаг в небо — небо, которое почти полжизни тому назад свело их вместе на всю жизнь в Черниговском высшем военном авиационном училище.

Продолжение следует

Краткая биография автора

Лена Де Винне

Родилась и выросла в Москве, закончила столичную 36 школу (которую по-прежнему считает основным источником всех своих знаний и умений), затем Московский Энергетический институт. Увлекалась лингвистикой, искусством и психологией.

С 1992 года живёт в Нидерландах. С 1993 по 2008 год работала в Европейском Космическом Агенстве (ЕКА) в международной программе пилотируемой космонавтики.

Параллельно с работой получила степень МВА и степень PhD по психологии. Во время работы в космической отрасли встретила своего мужа — астронавта Франка Де Винне, который стал первым Европейским командиром Международной Космической Станции.

***

Автор этой поистине уникальной книги – Лена Де Винне, жена бельгийского астронавта Франка Де Винне. В этом удивительном документальном повествовании сплелись переживания жены, на полгода разлученной с любимым человеком, точные наблюдения профессионала (автор 15 лет проработала в Европейском Космическом агентстве) и острый взгляд дипломированного психолога. В книгу также вошли личные истории, рассказанные членами экипажа – Романом Романенко, Бобом Тёрском и Франком Де Винне, а также их жёнами Юлией, Брендой и самой Леной – о том, что произошло с ними до, во время и по окончании полугодового космического полета.

В каждой строке чувствуется личность автора – наблюдательного, ироничного, порой жёсткого, но всегда документально точного. За 50 лет существования пилотируемой космонавтики эта книга – наверное, первая, в которой человеческая история так блестяще сочетается с профессиональным взглядом непосредственных участников событий.

Повесть будет особенно интересна российским читателям. Они впервые увидят другую, непарадную сторону российской космонавтики, о которой прежде никто не решался написать.

Ранее документальная повесть Лены Де Винне выходила на английском, фламандском и французском языках.

Вся прибыль от русского издания книги идет в благотворительный проект "Парад кукол - детям" http://paradkukol.ru/

Прибыль от остальных изданий идет в бельгийское отделение ЮНИСЕФ http://www.unicef.be/



Свежий выпуск:
№ 0 2011 Рождественские лекции 2000-2007 гг.


Мы меняемся! Вместе с вами.



e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.